Корнель Пьер (1606—1684).
Цитаты, афоризмы, изречения - Франция

 

Корнель Пьер (1606—1684).

 

Родился в Руане, в семье адвоката; по окончании иезуитского колледжа тоже стал адвокатом. До 1635 г. занимал различные чиновничьи должности, в 1647 г. стал членом Французской академии, в 1662 г. переехал в Париж.

Чиновников в академию не выбирали, и, стало быть, Корнелю, как и прочим академикам, нужно было отличиться в изящной словесности. К моменту своего избрания он был известен как сочинитель «галантных» стихов и комедий «Мелита, или Подметные письма», «Клитандр, или Освобожденная невинность», трагедии «Медея», трагикомедии «Сид», в центре которых — отношения между личностью и абсолютистским государством, что ознаменовало собою начало театра французского классицизма, где симпатии автора были на стороне власти.

Эти симпатии стали еще более явными в трагедиях «Гораций», «Цинна, или Милосердие Августа». К началу 1644 г. у Корнеля, начиная с трагедий «Родогуна», «Теодора» и «Гибель Помпея», происходит разочарование в абсолютизме, и эти его трагедии получили в литературоведении название «второй манеры», ибо их содержание — это не судьбы нации, а образ монарха- тирана и кипящие вокруг него страсти придворных интриганов и проходимцев.

После избрания его академиком пишет трагедии «Никомед» и «Сурена*, свидетельствующие о резком падении его таланта.

Корнель умер в Париже в полной нищете, и лишь Французская революция 1789 г. принесла ему посмертную славу.

 

Без риска победив, без славы торжествуешь.

Беспечность — худший враг, чем вражеская рать.

Бесчестье равное волочит за собой тот, кто предал любовь и кто покинул бой.

Блаженства полного никто вкусить не может:

В счастливейшие дни нас что-нибудь тревожит;

Всегда волнение каких-нибудь забот Довольству нашему дорогу перебьет.

Богам не может быть угодно преступленье.

Бог страсти — злой тиран, и он за все в ответе.

Возлюбленных — найдешь, супруг — незаменим.

Всегда везде для всех да будет правый суд.

Где нет опасности, не может быть и славы.

Давно замечено, что любопытство тоже Сердца иные жжет и на любовь похоже.

Дарите исподволь — и цену дар удвоит:

То. как вы дарите, самих подарков стоит.

Один проигрывает в карты, а другой Колечко снятое забудет взять с собой.

Невежа если щедр, то одаряет даму

Так, словно милостыню ей дает, и сраму Ему не избежать, и он старался зря:

Хотел понравиться — и оскорбил, даря.

До преступления доходит страсти сила:

Богов она винит, вступая в спор с судьбой.

Дух, приученный быть доблестным всегда,

При несть повинную не может без стыда.

Женщинам дарована богами

Столь пагубная власть над лучшими мужами!

И жены слабые, бессмертных теша взгляд,

Над сильными, увы, и смелыми царят!

Живет надеждой страсть и гибнет вместе с ней:

То пламень, гаснущий, когда нет пищи новой.

За равную вину и кара всем равна,

Виновных различать Фемида не должна.

Из двух красивей та, Которая при нас не открывала рта.

Как украшает снисходительность героя!

Когда любовь не ложна,

Того, кто ей не мил, любить нам невозможно,

Все домогательства тогда обречены.

Когда мы верного утрачиваем друга,

Ничто не исцелит душевного недуга.

Когда нет того, кого любишь, приходится любить то, что есть.

Коль совершился брак, то брачного союза Нерасторжима связь, ее нельзя порвать:

Супруги не должны в разлуке пребывать.

Коль страсти одолели,

Дано им бушевать, пока не минет срок.

Но в скором времени иссякнет их поток.

Кто много говорит, тот говорит много глупостей.

Кто не боится смерти, тому не страшны угрозы.

Кто презирает страх, тот слишком возгордился.

Кто свой скрывает гнев, тот лучше мести служит.

Любовь — жестокий царь, ее всесильно иго.

Любовь обманутая — больше не любовь.

Можно ли пенять

На небеса за то, когда по их веленью Две связаны души, когда ни на мгновенье Они не в силах друг о друге позабыть?

Коль этой связи нет, любви не может быть.

Мы не вправе жить, когда погибла честь.

Нельзя, чтобы гордец так сразу уступил.

Он знает, что не прав, но сердце в нем надменно,

И тягостно ему сознаться откровенно.

Нет добродетели, то знатность не поможет.

Нет страшнее

Порока на земле, чем ложь. Столкнувшись с нею,

От отвращенья содрогаются сердца Порядочных людей. И, уличив лжеца,

Его презреньем окружают повсеместно.

Нет выхода ему, солгавшему бесчестно,

Как только кровью смыть позор свой...

Не у толпы... искать опоры надо;

Ее хвалебный гул — непрочная награда.

Обманутый в любви не знает снисхожденья.

Одна лишь красота нас покоряет силой,

Мы, смерти не страшась, боимся гнева милой!

Отважная душа не станет вероломной.

От веры до любви короткая дорога.

Внушить доверие — о, это очень много!

Когда поверишь ты, что он в тебя влюблен, Полюбишь и сама: таков любви закон.

Пасть за отечество — счастливая чреда:

Умерший доблестно бессмертен навсегда.

Пример действует сильнее угрозы.

Приходит — кроткая, царит же — как тиранка, Но раз твоей душе понравилась приманка,

Преодолеть любовь душа уж не вольна.

Разве можно

Исправить ревностью мужчину? Осторожно Тут надо действовать.

Ранимы жалостью высокие сердца,

Участье к слабому — не слабость храбреца.

Рассказывая о своем горе, часто его облегчаешь.

Ревность возбуждать одной любви пристало.

Сдержан только тот, кто перестал любить.

Сердца, не знавшие тревоги и боренья, Бесчувствием своим внушают подозренье.

Сколь зависти достоин

Тот, кто, теряя мощь, теряет жизнь, как воин,

И сколь казним судьбой отважный человек, Который долго жил и пережил свой век!

Скрывай желания, таи и мечты свои.

Слава громкая, которой столь горды мы, Пройдет, как легкая, рассеивая дымы.

Слезам возлюбленной легко осилить нас; Неотразим сквозь них огонь прекрасных глаз! Над сердцем в этот миг так властны сожаленья.

Сначала в силах мы сопротивляться страсти, Пока она своей не показала власти.

Так со смертными судьба порой играет:

То вознесет их вверх, то в пропасть низвергает.

И так устроен мир, что в счастье иногда Уже заключена великая беда.

Тому, кто жил, себя для славы не желая,

Перенести позор — нет ничего страшнее.

У брака и любви различные стремленья:

Брак ищет выгоды, любовь — расположенья.

Умение властвовать не черпается из книг.

Хуже муки нет, чем страстно полюбить Того, кто ненавистью будет вам платить.

Человек мужественный — верен своему слову.

Чем лучший оскорбил, тем глубже оскорбленье.

Честь у мужчин одна, возлюбленных так много!

Любовь забыть легко, но честь нельзя никак.

Чужая боль не то, что боль души своей.

Я всякую беду согласен перенесть,

Но я не соглашусь, чтоб пострадала честь.


 
 
     
 
     
 
     
@Mail.ru