Нейролингвистическое программирование покорности
Психотехники - Технологии психического воздействия



  Парадокс сегодняшней ситуации в России в том, что при вопиющем положении народа, он чрезвычайно терпимо относится к власти, народ просто боготворит власть и регулярно отдает ей свои голоса на выборах. Легче всего объяснить это подтасовками, но опыт выборных компаний показывает, что за власть большая часть населения голосует вполне добровольно.      Следовательно, люди действуют вопреки здравому смыслу и собственному опыту убогой и униженной жизни. Тогда почему они так действуют?

      Послушание широких масс населения России творящим произвол властям объясняется внедрением в информационное пространство России нейро-лингвистического программирования определенных поведенческих стереотипов, мотивирующих в людях подчинение любым решениям власти. И вот как это делается.

           Во-первых, в человеческое сознание вживляются словесные матрицы,  благодаря которым народ в России не имеет притязаний на лучшую жизнь. Взгляд человека на происходящее в стране программируют набором таких нехитрых понятий:

          Наша жизнь плоха, потому, что во всем мире плохо.

          Чтобы не стало хуже, надо больше и лучше работать.

          Чтобы не стало хуже, нельзя допустить войны и крови.

          «Во всем мире плохо», - эта мысль навязывается политтехнологами через упорное нагнетание катастрофизма, когда первые строки всех новостей занимают убийства, взрывы, землетрясения, аварии, самоубийства, покушения. В первую очередь российские  новости сообщают о подвигах президента и премьера, двух голов нашего гордого орла, символа поднявшейся с колен великой державы. Во вторую очередь нам рассказывают о бушующем за границей кризисе, о том, что в амбарах Европы и Америки мыши дохнут, о том, как на Бродвее закрываются шоу и звезды остаются без работы, а также о стихийных бедствиях на Западе - наводнениях, засухах, морозах, снегопадах... Как в земной ад телевидение погружает нас в бедствия всего мира, а для чего? Чтобы внушить одно: если другому несладко живется, то и тебе вроде не так обидно терпеть. И в подспорье объясняют, как сделать, чтобы не стало хуже. «Не допустить войны и крови». Со всех эфиров проникающее в сознание ежедневное заклинание «Лишь бы не было войны!». Убийственная, вредоносная, сокрушающая дух человека и народа запрограммированность поведения. Следа бы не осталось от России, дозволь она своим вождям вооружиться этим лозунгом. Вы только представьте себе Владимира Мономаха, Александра Невского, Иоанна Грозного или Петра Первого, Суворова или Ушакова, Жукова или Сталина с этим заклинанием, с этим причитанием, с этим нытьем, с этим скулежом на устах. Но в наши головы упорно вживляют программу терпимости и покорности: бедствуй, недоедай, мерзни, умирай, но терпи, русский человек, лишь бы не было войны.

            Другой речевой импульс, внушающий, принуждающий, что делать, чтобы не стало хуже: «больше и лучше работать, много работать, работать без сна и отдыха». А сейчас к этому прибавляется еще и страх потерять работу. И вроде русские леностью никогда не отличались, но ведь как ловко на них самих все беды списать: «Плохо работаете, товарищи, вот и живете худо». Когда подобная  программа оккупирует разум, человек чувствует, что он в тупике. Человек становится тупой машиной по лихорадочному добыванию денег - заработать, потратить, снова заработать, и опять потратить, да еще с испуганной оглядкой, чтобы курс доллара и рубля не упал, не съел заработанное.

     Впитывание таких программ вводит человека в ненормальное психическое состояние одержимости многочисленными фобиями - беспричинным страхом перед собственным будущим и перед будущим своей страны.

          Иные словесные матрицы, внушаемые обывателю, нацелены на то, чтобы воспитать человека в духе служения своему чреву. Эгоист живет только ради своего удовольствия, и потому наиболее управляем, мотивы его поступков всегда ясны, поведение предсказуемо, и убедить его в целесообразности любых шагов, предпринятых властью, - вплоть до сдачи государства Российского в аренду Соединенным Штатам Америки сроком на тысячу лет - не составит труда, главное внушить массовому обывателю «ты от этого только выиграешь». Но сначала надо добиться, чтобы принцип «жить для себя» стал основой существования миллионов. Это делается весьма успешно внедрением в наше подсознание словесных матриц «удовольствия» и «наслаждения»:

          Надо жить для своего удовольствия и наслаждения.

          Удовольствие и наслаждение приносят еда, секс, веселые зрелища.

          Все, что мешает удовольствию и наслаждению, гони от себя.


          Перевоспитание населения в духе рабства собственным прихотям, целенаправленно и мощно осуществляется в России. Яркие рекламы заклинают: «Жизнь - это наслаждение, наслаждение вкусом!», «Живите с удовольствием, вы это заслужили!». Особенно активно, без критики и подозрения, эти установки впитывает молодежь. Законы словесного воздействия срабатывают здесь помимо воли человека, и он с тупым упорством начинает стремиться к наслаждению - в еде, в любви, в любом своем поступке, ища только этого и интуитивно избегая всего, что может помешать наслаждению - избегая жертвенного служения Отечеству, нарушая сыновний долг, скрываясь от армии, пренебрегая родительскими обязанностями, никогда не рискуя перед лицом опасности жизнью, ведь ею велено лишь наслаждаться.

        Очень активно словесные матрицы удовольствия внушаются через  бесчисленные «развлекаловки» и «хохмы» - Состояние, в которое впадают пришедшие за удовольствием люди на  «сеансах» смеха, сродни психически болезненному состоянию эйфории, когда «деятельность больных расторможена, наблюдается дурашливое поведение и расстройства критического мышления».

         Сама жизненная программа, которая навязывается людям, склонным к удовольствиям, сродни психозу эйфории, при котором больной не может воспринимать и здраво оценивать происходящее.

          Особое внимание политтехнологи уделяют  словесным внушениям, формирующим рефлекс равнодушия к судьбам своей страны и своего народа. Для того, чтобы этот рефлекс был стойким у огромных народных масс, требуется кропотливая предварительная обработка человеческого сознания. Такая обработка идет по трем основным направлениям.

          Первое - это уничтожение памяти, цепкого удержания в уме событий и лиц, которые влияли и влияют на судьбу страны. В борьбе с народной памятью очень важна передозировка информации. Когда в человека впихивают, вбивают, грузят тонны информации ему не нужной, праздной, глупой,  память рушится под непосильной ношей вестей, отказывается служить в разумном осознании настоящей жизни. Уходит осмысление, размышление, жизнь превращается в одни рефлексы, которые культивируют опытные телеведущие.

           Второе направление - это лживое изображение истории нашей Родины. Радзинские, парфеновы, млечины, сванидзе делают это умело и расчетливо, возводя камень за камнем кособокое и шаткое здание виртуального прошлого великой Российской Империи. Изолганные исторические факты выдают не в виде собственных гипотез и предположений, нет, они программируют наши мозги абсолютной уверенностью - «так было!».

     Но не только виртуальное прошлое состряпано для потребления русским народом, чтобы не мечтал он больше ни о новом Петре Великом, ни об  Александре III, ни о Сталине, ни о Жукове, ведь кого ни возьми, все они на экране телевизора - убийцы, диктаторы, параноики - так твердят нам радзинские, уполномоченные властью программировать нас. Современная Россия тоже предстает с экранов в виртуальном изображении - придуманный образ нищей страны, не способной ни прокормить себя, ни защитить, и такой же лживый образ народа - пропойного, неумелого, неразумного, вороватого, спасти который может лишь иноземная опека.

            Наглядевшись войны и терактов в художественных сериалах, человек и настоящую войну, гибель соотечественников, взрывы домов, слезы идущих за гробами матерей и жен начинает воспринимать как художественное кино - отстраненно и равнодушно. Пока показывают - сердце стучит, кровь приливает к вискам, душа болит, а убрали с экрана картинку - и вроде ничего не произошло, кино да и только!

           Следом, в подсознание человека в хорошо унавоженную почву беспамятности, исторического космополитизма, отстраненности от боли и бед родной страны, проникают словесные матрицы апатии и безразличия:

          Судьбу страны решают без меня, поэтому надо думать только о себе (в вариантах: о семье, о детях, о родителях);

         Что я могу сделать один, когда вокруг лишь негодяи да провокаторы;

         Если буду сопротивляться в одиночку, могут убить (в вариантах - выгнать с работы, расправиться с детьми).


        Страх перед жупелом насильственной смерти, трепет перед мнимой опасностью для семьи и фантом вездесущего провокаторства, парализующие волю совестливого человека (бессовестные граждане давно сагитированы призывами жить ради удовольствий и наслаждений), - все это воспитывается исподволь через ряд хитроумных словесных трюков. Нас запугивают, внушают шарахаться от малейшей опасности для себя и близких, проводя через шквал сюжетов криминальной хроники.  Страх глушит совесть, возмущение, протест. Мы приучаемся внимать событиям равнодушно, инертно: «А! Делайте, что хотите, мне все равно».

         Такая запрограммированность поведения погружает человека в омут апатии, которая сродни болезненному состоянию, свойственному шизофреникам.          Психологический настрой «что я могу сделать один» формирует массы психопатов с ярко выраженным синдромом «окамененного нечувствия», равнодушия к судьбам своей страны и своего народа.

     Различные психопатические фобии, шизофреническая эйфория и столь же болезненная апатия, - так переписывают «тексты наших душ» политтехнологи. Всем этим состояниям сопутствуют крушение памяти, дезориентировка во времени и в пространстве, а, главное, невозможность трезво и здраво, согласуясь с рассудком, принимать решения, делать самостоятельный выбор.

         Человек голосующий, обработанный спецпрограммами психопатического поведения, теперь с готовностью воспримет сигнал голосовать «за»:

          «голосуй за.., а то станет хуже» (это для людей с прочной жизненной программой страха перед будущим);

          «голосуй за.., а то проиграешь» (это для людей с устойчивой жизненной программой получения удовольствий);

        «голосуй за.., потому что из двух зол лучше выбрать меньшее» (это для людей со сформированной жизненной программой равнодушия к судьбам страны).

     Опыт думских и президентских выборов последних пятнадцати лет показал, что психопатические программы поведения, внедряемые  методами нейролингвистического программирования, зловещим вирусом поражают людей. Особенно интенсивно насилие над душами совершалось в три последние президентские кампании, которые ни в коем случае нельзя назвать свободным волеизъявлением нации, ибо они осуществлялись в условиях паралича народного волеизъявления.

Об авторе:  Миронова Татьяна Леонидовна,  доктор филологических наук, член-корреспондент Международной Славянской Академии (МСА)


http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=1571&Itemid=39











Технологии внушения: как нас заставляют любить врагов Отечества или почему человек голосующий - антипод человека разумного

http://pomnimvse.com/R-foto/televizor.jpg

"Мир  сошел с ума", - в последнее время эти слова мы повторяем все чаще,  уставая от обилия нездоровых лиц в метро, нервных срывов близких,  истерических выпадов со стороны сослуживцев, а, главное, от весьма  далеких от здравого смысла рассуждений этих самых сослуживцев и ближних.  
Безрассудство на грани безумия свойственно сегодня сознанию многих наших соотечественников. Словно о нас сказано, что наступят времена,   когда  весь мир будет сведен с ума, а тех, кто сохранит здравый рассудок, объявят безумцами.  

Телевизионный транс: для одних - путь во власть, для других - в психушку.  

Ощущение всеобщей эпидемии сумасшествия не иллюзия, это  действительное состояние многих людей, которое можно назвать повальной  шизофренией общества. Всего лишь несколько признаков шизофрении, как их  описывают психоневрологи, убеждают нас, что это именно так, что эти  симптомы в точности совпадают с психическими эффектами, что возникают у  вполне нормальных людей в современном обществе, которое называют  "информационным".
Психически больным свойственны нарушения мышления, при  котором человек обычно рассуждает так - "откуда я знаю, что я подумаю,  пока не услышу, что я скажу". Нарушение способности думать проявляется у  психбольных в наивно упрощенном восприятии мира вещей и событий. Причем  у психически больного человека может сохраняться способность  анализировать факты и делать собственные выводы, но связь события и  суждения о нем - случайна, к примеру, о погоде будет сказано, что "идет  дождь, потому что синоптики обещали плохую погоду". Психически  нездоровый человек не критичен в своих размышлениях, Некритичность  больного ума выдает рассуждения типа - "Лужков с Путиным пенсию народу  повысили на шесть процентов, молодцы, о людях заботятся!". К тому же ум  психически нездорового человека не способен регулировать его действия.  Шизофреник и говорит без речевых ошибок, и предложения строит внешне  правильные, но все это лишь пустая умственная жвачка.
Но давайте вглядимся в нормального человека, сидящего перед  экраном телевизора, вслушаемся в его размышления по поводу им  увиденного и услышанного. И окажется, что большинство телезрителей мыслят как психически больные люди. Вот как это происходит при восприятии новостных передач.
Теле- и радио новости сегодня - это калейдоскоп быстро  сменяющих друг друга репортажей о событиях из разных концов мира. В  одном блоке новостей могут с равной многозначительностью подавать  60-летнюю годовщину Сталинградской битвы, затопление поселка в  Ростовской области, смерть от передозировки наркотиков какой-нибудь  "звезды" из американской рок-группы, и впридачу слух о возможном разводе  Аллы Пугачевой с Филиппом Киркоровым. Молниеносность сообщений не  позволяет даже на миг представить себе ни величия подвига наших дедов в  окопах Сталинграда, ни горя людей, лишившихся в одночасье и крова, и  имущества, а уж уравнивание этих трагических событий со скорбью о  неизвестном никому в России наркомане и с озабоченностью семейными  дрязгами поп-дивы Пугачевой и вовсе обескураживает зрителя. Этот  калейдоскоп новостей не оставляет времени для их обдумывания, оценки.  Суждения зрителя о них в силу случайного сопоставления фактов будут  лишены и логики, и критических выводов. Налицо симптомы шизофренического  поражения мышления, которое тем более усугубляется, что зритель не  может повлиять на события, о которых он только что узнал, его мысли  вслух - всего лишь пустое резонерство.
Изменение личности - тоже психиатрический диагноз  шизофренику. Человек с изменением личности не распознает "иерархии  мотивов своего поведения": когда ему дано выбирать между чашкой кофе и  визитом к больной матери, он выберет кофе и найдет своему выбору весомые  оправдания, вроде того, что мать-де о нем мало и плохо заботилась. У  больного с таким диагнозом сформированы патологические потребности,  часто выступающие в виде навязчивых идей. Он может стремиться делать  большие и дорогостоящие покупки или чрезмерно много есть, или навязчиво  приставать к женщинам. Свои действия больной не в состоянии  контролировать, его легко заразить новой манией.
Но вернемся к нашему телезрителю, сосредоточено следящему  за новостями и рекламой по телеящику. Разве услышанный рекламный  "слоган" - "Кофе Чибо - это все, чтобы сделать вашу жизнь прекрасной!"  не является шизофреническим нарушением иерархии мотивов. Услышав  подобные слова от живого человека, вы непременно подумаете, что у того,  что называется, "крыша съехала". Но ведь масса рекламных текстов,  несущихся из теле- и радио- эфира, строится как раз по этой  придурковатой схеме: "Сделай свою жизнь прекрасной - носи подтяжки фирмы  "Мечта удавленника"". Усиленное поглощение подобной рекламы вызывает у  внешне здорового человека патологические стремления. Вот шквалом  обрушивается на нас с экрана пропаганда пива и заставляет миллионы  мальчишек и девчонок шизофренически завороженно разгуливать по улицам с  пивными бутылками в руках, в затяжку прикладываться к ним с истомленным  жаждой видом. И если спросить, зачем они так много и озабоченно пьют  пиво, ответом послужит шизофреническое, вдолбленное в их головы через  экран - "чтобы не дать себе засохнуть".
Нарушение мышления, изменение личности - это еще не все  симптомы, которые сближают телезрителя с шизофреником. Шизофренической  болезни свойственны галлюцинации - видения, к которым больной относится  как к реальности, он по сути дела живет в параллельном действительности  мире. По уверениям психиатров, эти галлюцинации настолько жизнеподобны,  их образы так ярки и чувственны, что убедить больного в том, что перед  ним лишь плод его воспаленного воображения, невозможно. Но галлюцинация  шизофреника по своей психологической природе сходна с живой экранной  картинкой, которую наблюдает по телеящику наш зритель. Ведь  чувственность и достоверность образов, яркость впечатлений переживают и  тот, и другой.  
Симптомы шизофрении - опасной психической болезни -  читаются в извне навязанных нам как телезрителям и радиослушателям  образцах мышления, рассуждения, мечтания. И когда мы с горечью вздыхаем о  том, что мир сошел с ума, то всего-навсего интуитивно ставим этому миру  правильный медицинский диагноз.  

<Кто же и зачем проводит на нас преступные  информационно-психологические эксперименты, с помощью информационных  технологий цинично и расчетливо сводит общество с ума, как марионетками  манипулирует людьми?

Главная цель разработчиков информационных технологий  манипулирования человеческими массами - власть, получаемая ими на  всеобщих, прямых, равных и тайных выборах, которые еще в XIX в.  называли в России "четыреххвосткой", наподобие той плетки, которой в  Древнем Риме повелевали рабами. По заказу правителей, ухвативших сегодня  власть и не желающих с ней расставаться, "человек разумный" при помощи  техник словесного внушения переделывается в "человека голосующего", то  есть в микроэлемент людской биомассы, которая действует, как послушная  внешним импульсам-командам машина для голосования. Манипуляции  человеческими душами ради криминальных потребностей властителей получили  закамуфлировано ученое название нейролингвистического программирования.
Существует множество определений нейролингвистического  программирования, среди них есть и заумные, основанные на стремлении  "пустить пыль в глаза", затушевать преступную суть этого явления,  например: "НЛП - это создание многомерной модели структуры и функции  человеческого опыта". Определения попроще более откровенны: "НЛП - это  речевое воздействие человека на человека с целью создания у последнего  новых программ поведения и действия". Еще нас убеждают, что НЛП - это  всего-навсего "процесс ускоренного обучения и переучивания, избавления  от нежелательных стереотипов поведения, создания новых программ  поведения". Но во всех этих формулах четко вырисовывается, что некто  посторонний для личности моделирует ей новый опыт, составляет ей новую  программу поведения, избавляет ее от "стереотипов", не желательных этому  чужому лицу!
Отношение постороннего, вмешивающегося в жизнь и психику  человека, к своему "подопытному" звучит на языке нейролингвистического  программирования предельно цинично: "Карта - это не территория", (т.е.  "Твое восприятие мира, ничтожный, глупый человечек, - это еще не сам  мир!"). И при необходимости нейролингвисты рекомендуют менять облик  наших с вами душ, то есть "карт", делая их более точным отражением  "территории" (окружающего мира). Выходит, носитель нейролингвистических  технологий один владеет истинным знанием о мире и исповедует властный  подход к остальному человечеству: "Человек - это текст, который можно и нужно править".  
Но прежде чем в наш мозг проник хищными щупальцами  нейролингвист, намереваясь "переписать тексты нашего сознания", каждый  из нас получил много чего для себя дорогого, с чем вряд ли расстанется  добровольно. Это Высший замысел Божий о каждом человеке при его  появлении на свет, это генетические программы, переданные ему от  предков, это память детства (самые чистые впечатления души), это опыт,  приобретенный в жизненных невзгодах, это убеждения, вынесенные из книг и  споров. И вот в сознание личности бесцеремонно вмешивается некто,  называет твои разум и душу "неправильным текстом", и уже готов одно  стереть из памяти, другое - изменить на противоположное, да еще  втемяшить в твою голову в качестве приятного то, что тебе до глубины  души противно. Трудно поверить, что сегодня при всех провозглашенных на  словах идеях гуманизма возможно такое откровенное и бесцеремонное  вторжение в человеческую душу. Но это именно так, ведь методики  нейролингвистического программирования по сути дела провозглашают идею  порабощения человеческих душ: "Человек, общаясь с другим, представляет  для последнего его территорию, которую он сам формирует сообразно его  собственной карте". И на этой захваченной агрессивным чужаком  "территории" осуществляется "побуждение к реакции, противоречащей,  противоположной рефлекторному поведению организма, ведь нелепо внушать  что-либо, что организм и без того стремится выполнить".  
Дадим же свое, честное определение нейролингвистическому  программированию, открыто применяемому сегодня в выборных игрищах и  ристалищах. Это психологический захват души, насилие над личностью,  которая может почувствовать агрессивное вторжение (и тогда в ответ резко  оттолкнет насильника - "не лезь в душу!"), а может и не почувствовать. И  вот в этом-то и состоит дьявольское искусство технологов НЛП, которые  еще называют себя "жрецами-лингвистами", чтобы жертва их насилия не  почувствовала воздействия, чтобы психические перемены произошли в  человеке незаме





 
 
     
 
     
 
     
@Mail.ru