sape
Самая подробная информация про тайцзицюань а школе боевых искусств Уцзимэнь.
Василий Ленский. МУТАНТЫ
Психотехники - Технологии психического воздействия

Василий  Ленский






МУТАНТЫ




Эта книга является  продолжением  книги «Садисты».



Читатель предстоит узнать не только о методах тайного уничтожения  людей  медленным садистским стилем, но и получить рекомендации.
Все без исключения факты достоверные. Материалом  являются  секретные инструкции спецслужб, а также  материалы секретных   «обработок» и   исследований, проводимых  садистами  на людях.



Глава  1

Щупальца   мутантов


1.1.      Учитесь различать


Слово «мутант»  введено как специальный термин. Его необходимость появилась лишь теперь. Созрело,  как само - собой  разумеющееся, существование людей, которое ведет к уничтожению.
Уничтожению чего?
Для выживания в изменяющихся условиях человечеством накоплен не практический   опыт, а моральный дух.
Практический опыт менялся от эпохи к эпохе. Каждая последующая  природная и социальная  эпоха требовала отмены практического опыта.
Но дух адаптации и выживаемости имеет  свойство «быть или не быть».
Разрушенным этот дух может быть лишь  запредельными природными изменениями,  или  социальными  свойствами, то есть самим Человеком.
В социальном опыте основной вес взаимоотношений ложится на интеллект.
До какой меры  интеллект имеет созидательную роль?
Изначально интеллект построен на двойственных отношениях : хорошо, плохо; добро, зло; истина, ложь; прекрасное, безобразное…
Всё это служит руководящими ориентирами.  На базе  этих изначальных определений включаются наши  поведенческие реакции. Например, если обосновать, что  кто-то  делает добро, то он  достоин уважения. Если обосновать, что кто-то совершает  злые поступки, то он подлежит ограничению. Просто? Так мы воспитываем друг друга и наших детей. Но всему есть  мера.
В переделах меры  наработки интеллекта имеют созидательность. Стоит только переступить через меру, как это же  будет развертывать разрушение.
Как это происходит?
Интеллектуалом человек не рождается.  В готовом виде от рождения даны шесть органов сознания: обоняние, осязание, зрение, вкус, слух, тело. Интеллект будет  образован лишь потом. Это седьмой орган сознания. На базе этих семи инструментов  сознания  рождаются качества: эмоции и психические окраски. Как видите, нет здесь ни беспредельного, ни неопределенного.
Замечу, что когда ставят беспредел в виде Космоса, Вселенной, прогресса, эволюции, то это всего лишь интеллект. Вселенную вы не пощупаете, не понюхаете, не услышите и не увидите.
Вернемся к тому, что инструментом интеллекта являются слова. Соотносимся мы, когда понимаем друг друга, только словами.
Изначальная сущность интеллекта очень простая. Она всецело двухполярная. Однако этого хватает на первом уровне развития общества и социальных взаимоотношений.
Когда заболевает индивид?
Когда заболевает  социальное тело?
В книге «Садисты»  были  показаны  изначальные  истоки болезней. Напомню вкратце.
Каждый, кто прошел адаптационное согласование с Природой, тот выжил в детстве.
Наступает сезон социального Космоса. Это второй экзамен на здоровье. Каждому человеку необходимо увязывать  теперь две сущности: не разрушить  природную гармонию, при  одновременном  увязывании  свойств социального тела.
Тело общества подражает  телу Природы, но циклы и взаимоотношения здесь особенные. Поэтому, человек, преуспевающий в социальных  взаимоотношениях, может заболеть.
Вернемся к тому, что качества превыше  событий.
Одно и то же дело вы можете исполнять с радостью, или с неудовольствием. События и дела «окрашиваются» вашим эмоционально-психическим  свойством. При созидательном духе  и трудности   переносятся  без  разрушительных страданий. При положительных эмоциях и усталость приятна.
Интеллекту не дано вызвать эмоции, и особенно, положительные. Иначе, достаточно  поговорить о любви, о счастье, и человек уже в качестве.
Интеллект рожден на отрицании и физиологически может развиваться лишь в «закрытии». Поэтому, разговорами можно вызвать лишь эмоции отрицания и даже разозлить человека.
Итак, если вы в «раскрытии», то есть в положительных эмоционально-психических качествах, то  интеллект или выключается, или  не несёт отрицания.
Теперь вернемся к тому, что изначальный  интеллект всего лишь двойственный.  Понятие «добра» гарантируется лишь созидательностью.  То есть «добра»,  зависящего от набора слов, не бывает.  Здесь будьте внимательны.  Каждый говорящий имеет  инструментом только слова. Поэтому, все  на равных.  Злодей будет использовать такие же слова, как и созидатель. Кроме того, интеллект в себе не противоречив. Поэтому, каждый прав. Каждый уверен в справедливости и правоте. За  свою жизнь я не встретил человека, который бы искренне назвал себя сволочью. Почему?
Почему  каждый человек уверен в созидательности?  Если вы имели жизненный опыт, то заметили, что злодеи не считают себя подонками.
Интеллект построен так, что к трем его основным  свойствам приложена однонаправленность. Да, мы говорим о зле, но «убегаем» от него к добру. Да, мы говорим о безобразном, но стремимся к прекрасному. Да, мы порицаем ложь, но  стремимся к истине.
Три свойства интеллекта простенькие: линейная направленность; выборка;  сортировка на «положительное»  и «отрицательное». Остальное – композиции из этих трех  и четыре  функциональных взаимосвязи. Например, «иерархия» являет композицию из линейной однонаправленности и выборкой. Выборки выражены «ценностями».  Но, сколько написано! Сколько  научных  трудов и художественных романов!
Так  чем  гарантирована правота каждого человека? Догадались? У каждого, даже из спорящих людей, интеллект непротиворечив и работает он в однонаправленности к  полагаемому лучшему.
Поэтому, любой злодей не только докажет, что он действует во имя добра, но и будет  в том искренне убежден.
Конечно, есть простейший ход: « По делам их, судите о них». А иными словами, факты вещь упрямая.
Однако вспомните геноцид в концлагерях.  Вспомните бои гладиаторов. Убийцы  развлекались. Почему?
Идеология - есть продукт интеллектуального обоснования. Обосновал и … можешь убивать. Интеллект это инструмент отрицания. Любая идеология служит  авторам, но уничтожает  всё иначе существующее.
На этом построено судейство и  функции защитных сил общества.
Теперь вопрос кто они, которые обосновывают? Обоснование – ответственный момент. За ним последует беспощадность и жестокость.
Вспомните, если вам обосновали, что кто-то негодяй, то вы согласны с  наказанием негодяя. Вы можете не видеть человека и не знать его. Достаточно человеку, общающемуся с вами, обосновать словесными построениями свою позитивность, как автоматически  его враги будут вами отрицаться. Примитивно?  Да. Но, как работает!
Так все и действуют. Каждый изначально декларирует себя в позитиве. Кто выступает как борец за «демократию», кто  преподносит себя как духовную личность, кто  вещает именем звезд и Космоса. Всё одно в этом сценарии: поставить себя  как позитив в точку отсчёта ума. Дальше ум сам совершит отталкивание всего иного. Подчас не нужно  самому даже обливать другого, или других  грязью.
Есть ещё один прием, унижать других в глазах окружающих. Вы наверное замечали, как муж или жена  на вечеринке отзываются о супруге не лестно. Опять работает примитив интеллекта. В однонаправленности  следует, что если идет отталкивание от негатива, то  ты тогда рангом выше.
Неприятно смотреть это тому, кто созидателен в духе. Видно, что это не семья, а враги. Недостойно вести себя так… Почему? Там, где договорено единство, там побед не бывает. Семья,  по незримой договоренности, это единое тело. Любое внутреннее отрицание ведет к болезни этого тела.
Государство по договоренности называемой Конституция гарантирует единое тело. Всякий, нарушающий Конституцию, наносит удар по телу государства.
Разрушители не зрят. Вспомните семьи, в который один принижает другого по инстинкту «возвыситься». Семьи уже нет. Одно исключает другое.  Часто в семьях живут два одиночки. Они пытаются обмануть там,  где  абсолютное исключение. Не бывает единства в разногласии. Ты либо одиночка, либо семьянин.  Нет даже шанса другого упрекнуть в эгоизме. Как только прозвучали слова упрека, так в этот же миг семьи нет. Некоторые штурмуют создание семь. Упрек - семьи нет. Затем вновь сближение – семья есть. Теперь вопрос, чего окажется больше?
Если перевешивает разрушение, то будет мера. В семье мера её называется разводом, то есть упрек становится затяжным.
На этих примерах видите, что каждый прав. Каждый прав, а семьи нет. Каждый прав, но государство рушится. Каждый прав, а народ упал на колени нищеты с  потерей  духа.
В любом объединении по договоренности ищите одиночку. Он – шкурник. В большом объединении шкурники находят друг друга. Нет здесь заговора против общества. Никто не планирует разрушить семью, когда женится.
Равные по духу находят себе подобных.
Итак, слова, слова, слова… Итак, каждый обосновывает. Итак, каждый непогрешим в себе. Кто станет судьей для ссорящихся? Тёща? Она уже взяла сторону дочери.
Кто станет судьей в теле общества. Прокуратура? Она уже на стороне власть имущих.
Кто попытается вернуть единство? Разумные родители, или друзья? Для этого нужно отрицать отрицающего. Иными словами, нужно стать врагом своему другу или  дочери. Нужно не выгораживать, а говорить в лицо неприятное. Кто рискнет на такое?
Разрушитель отрицает и призывает к единению с ним. Не поддакивать ему, значит стать его врагом.
Вспомните, как пресса и разные «эксперты» обосновывали всякий раз, когда нарушалась Конституция. Найдёте изъян в обосновании? Никогда! Оно же сделано интеллектом. Там погрешностей не бывает.
Поэтому слушайте по очереди разведённых. Отпустите свою предвзятость и вы заметите, что каждый безупречно прав.
Но вот вы взяли за отсчёт единство. И тут же заметите, что каждый при всей своей правоте абсолютно не прав.
Ну, вот. Одну точку отсчёта  мы высветили. Или вы «плывёте» в  словесной  системе обоснований, или вы ставите  единение. Конституция, например, предусматривает единение не какой то кучки, а всех. Нарушающие всеобщее единение, становятся шайкой, даже если это правительство.
Не подкупитесь на слова «демократия», «во имя народа», «прогресс», во имя будущего». Всё это, слова.
Существует правило, кто первый провозгласил позитивное, тот и прав. Помните свойство интеллекта?
Существовало правило, кто успел первым пожаловаться начальству, тот и прав.
Рассмотрим высказывание: «Ты сердишься, а, следовательно, ты не прав». Относительно чего это? Правильно. Относительно единства. Для разобщения или разрушения это правило не работает.
Есть местоположение в большом сообществе, где вообще исключается гневаться и сердиться. Это счастливое несчастье выпадает на долю любого руководителя. Помните симптом развала государства? Руководители  бранились. Повышать тон на подчиненных было стилем. Результат вам  известен. Нет ничего без причин.
Если в семье кто-то из главенствующих начал «орать», то семья заболеет.
Заболело государство. Но ведь всё обосновано и Конституция есть. Посмотрите на Государственную Думу, не ищут общий язык. Бранятся. Посмотрите на государей. Эти бранятся  средствами СС и танками.
Однако всё должно идти к распознаванию, а не к очередной критике.
Не путайте критикующего и оценивающего сложившуюся ситуацию.
В чём разница? Критикующий выдаёт себя предвзятостью, заинтересованностью. Он соучастник «справедливости». Он в качестве отрицания. Качество выдаёт такого с ног до головы.
Но, оценивающий ситуацию тоже отрицает. Прежде всего, следите за состоянием человека. Находится ли он в качестве «отрицать». Иначе, по словам, внешне всё будет одинаковым.
Точно также следите за качеством призывающих к созиданию. Шкурник или дармоед выдаст себя личным интересом.
По ходу книги мы постараемся разобраться в том, как  под красивыми словами спрятались мутанты. Для этого на первом месте будет не теория, а  чёткие факты. Как игнорируются факты и как они обыгрываются словоблудием, вам  будет для наглядности. На это прошло достаточно времени.
Конечно, геноцида могло не быть. Но заболевшее государство дало такие же основания для нечистот, как заболевшее тело человека.
Усилия, которые приложила, уже сформировавшаяся  к 1990 году, международная ассоциация Учёных и Интеллигенции  не оказались напрасными.  Однако, ощутив безнаказанность, мутанты свирепствуют и по сей день.
В  1991 году  разгул СС  в «новом государстве»  достиг уровня прямого убийства. Новая власть начала  беспощадные грабежи народа. Вот  письмо  первому президенту России.
Особо подчеркну, что Ельцин знал о терроре.                                                                        


Президенту России  Б.Н.Ельцину.
Органам Безопасности.
Средствам массовой информации.




1. Моё обращение к руководству России и службам безопасности России можно выразить одной фразой: «Спецслужбы убивают Россию». И резюмировать это словами: «Тупое безумие».
2. На моих глазах и поныне спецслужбы (СС) истязают даже детей, беременных женщин, кормящих матерей в агонии экспериментирования на людях и преследования неугодных. Широко разлился геноцид.
3. Летучие яды, СВЧ, специальные и бактериологические средства – это не только позор спецслужб, но и самоизживание России.
4. Суда, разбирательств, доказательств не будет. Нет смысла. Речь идёт о самоубийстве нации.
5. Вот так всё становится простым. «Игры» СС в ниндзя оборачиваются трагедией для народов России.
6. Поэтому, если в нынешнем руководстве России не найдётся здравомыслия и сил прекратить геноцид, то с 1 января 1992 года правление ассоциации учёных и интеллигенции будет выведено за пределы России, как это было в ранние свирепые и торжествующие тупоумием времена.


Ельцин - Первый  «демократический  завоеватель».


В.В. Бакатин – продолжатель геноцида  «демократических завоеваний».

Президент Международной ассоциации
Учёных и Интеллигенции,
почётный доктор,
Академик Русской народной академии,
Академик Международной академии «Созидание»,
проф.,
Василий  Ленский.

Были приложены усилия, чтобы Б.Ельцин получил этот обвинительный акт лично.                                                                         



1.1.    Виды мутантов.


За дверью в летней жаре сгустилась затаённая осторожность. Мы угрожающе звонили в квартиру. Настал момент решительных действий. Там притаился преступник. Никто не знал, что делать, если дверь откроется. Но нужно было дать бой сволочам, истязающим мирных жителей летучими ядами и сверхвысокочастотным излучением. Лично меня скандал устраивал. Если состоится суд и даже подсудимым окажусь я, то это превратится в съезд всех тех, кто оказался жертвой беззакония и «научных» экспериментов на людях. Свидетелей и материалов накопилось много. Подготовлены были корреспонденты и съёмочные группы. Сейчас не хватало подкрепления и тех, кто имел право вскрыть квартиру, так как многоэтажная «башня» принадлежала жилищно-строительному кооперативу. Не хватало членов правления кооператива.
Татьяна Шашута пошла звонить по телефону. Это у неё в квартире 45 были зафиксированы приборами регулярные поступления летучих ядов и сверхвысокочастотного излучения из квартиры 51, находящейся выше. Истязалась она и члены семьи. Мы были уже опытными, так как знали о проведении массовых экспериментов на людях: из них делали средствами «накачек» контактёров, калечили неугодных, убирали «неуправляемых»…
Я отошёл от двери и стал оценивать ситуацию. Вдруг дверь открылась. Ещё раньше я внутренне готовился к любой ситуации, но… передо мной стоял мужчина в милицейской форме. В нерешительности я терял важные секунды. Милиционер прошмыгнул в коридор с видом нагадившей кошки. На долю секунды я встретил его глаза. В них не было даже того, что можно прочитать во взгляде пойманного вора. Там была злобная тревога.
Я машинально протянул руку и позвонил в захлопнувшуюся за вышедшим мутантом дверь. Там было тихо. Секунды вытягивались, как в замедленной съёмке. И вдруг всё рванулось в динамике. Недоумение исчезло. Я метнулся к лифту. Скорее. Уйдёт.
На дворике возле входа в дом было освещено. Я посмотрел на спокойное лицо дежурной в подъезде и поднял голову вверх, чтобы убедиться, что свет в квартире на девятом этаже по-прежнему отсутствует. С лоджии восьмого этажа на меня смотрела Татьяна.
-    Никто не выходил? – спросил я её. Она отрицательно покачала головой.
Я опустил голову и увидел выходящего из дома «знакомого». В руке у него был полиэтиленовый пакет. Должен сказать, что подобная ситуация произошла несколькими днями позже в районе метро «Владыкино» и там тоже милиционер был с пакетом. Обыденность, так сказать. Этакий домашний милый служитель правопорядка выходит из чужой квартиры с чувством «спокойно отравленных детей». Где-то в глубине души застряли у них смесь страха и свободы безнаказанного насилия. Жаль их. Мерзостный психический дискомфорт стал их уделом.
И у этого мутанта нервы сдали. Он ринулся в кусты, так как мной был загорожен выход к тротуару. Я метнулся за ним в тёмный кустарник и ориентировался на слух. В теле чувствовалась упругость, несмотря на нескончаемые истязания летучими ядами и СВЧ.
Вновь время вытянулось в секунды. Оценивая ситуацию и ориентируясь в темноте, я успел осмыслить и значимость, и юмор этой погони. Даже в комедиях не додумались до такого, когда президент Международной ассоциации Учёных и Интеллигенции гоняется за служителем правопорядка во имя законности. «Хороший сюжет», - со смехом подумал я, представив себя с развивающейся бородой, скачущим через возникающие препятствия за человеком, к которому нет в душе злобы.
Я и раньше замечал, что даже в худшем случае испытывал к мутантам чувство жалости и смесь презрения с брезгливостью, когда они истязали детей, беременных женщин, беззащитные семьи. Но бой дать им мы обязаны ради жизни, которую они день ото дня превращали во всенародный кошмар дефицита продуктов питания, здоровья; в кошмар нервных всеобщих потрясений и той нескончаемой тревоги в глазах почти каждого встречного.
Признаться, желания изловить эту примитивную сволочь у меня особого не было. Было чувство долга. Если в его глазах я увидел тупую тревогу за свою шкуру, что очень отличает смутировавших особей рода человеческого, то в глазах организаторов банды мутантов ещё светилась чванливая уверенность. С этой мразью приходится бороться силой духа, а не скачками по пересечённой местности.
Впрочем, не будем к ним строгими. Любят же они кого-нибудь? Ну, например, своих детей. Только не спутайте. Когда мутант говорит о любви к детям, то он имеет ввиду только своих, а другие – это ширма, за которую он прячет своё, когда при этом широко разводит руками. Да и «истина» у них кое-какая есть…
Этот же мой «оппонент» устанавливал истину шныряньем в кустах. Он мелькнул за прогуливавшую домашнюю собачку молодую пару. Во мне сказалась та деликатность, которая заставила Деточкина в кинофильме «Берегись автомобиля» сбавить скорость при  виде детей. Здесь не было детей, но на моём пути стало домашнее животное, несомненно, более чистое, чем скачущий служитель порядка.
Жизнь – это не кинофильм и мутант бесцеремонно протопал над изумившимся животным. Секунды были потеряны.
Хлопнула дверца машины и «жигулёнок», с багажником на   крыше, исчез   в ночной тени деревьев.
«Всё верно, - подумал я, - в одиночку они не рискнут».
Я вспомнил, как медленно проезжал мимо меня этот «жигулёнок», когда я готовил из телефона-автомата «операцию». Стало понятным, кто известил и вспугнул затаившегося в квартире уголовника из спецслужб. Иначе он продолжал бы отсиживаться в квартире, как это было неоднократно в подобных случаях. Попробуй, взломай чужую дверь! Хозяйку я предупреждал, как официальное лицо, а Татьяна неоднократно разговаривала с хозяином. Видно, «магия» спецслужб действовала неотразимо, особенно когда она выражалась в деньгах.
- Как дела, Василий? – спросил меня на следующий день руководитель космическими полётами «Буран», лётчик-космонавт Игорь Петрович Волк.
-   Дожились, Игорь! Президент Международной ассоциации Учёных и Интеллигенции гоняется за служителем закона по кустам и газонам. А на газоне, между прочим, табличка: «По газонам не ходить! Штраф».
-    Всё верно, Вась. На табличке написано «Не ходить», а вы, насколько я догадался, соревновались в беге по пересечённой местности.
Игорь включил машину. Ему не надо было объяснять детально. Ситуацию в стране он знал более полно, будучи доверенным лицом Б.Н.Ельцина. Я помню, как в Министерстве Обороны на вопрос, не случается ли подобное с ним, он кратко ответил:
-   Отвинтили тут у меня гайки на колёсах, - и внушительно добавил, – Но я принял меры.
Сейчас мы ехали по солнечной Москве. Было трудно представить, что кто-то способен издеваться над детьми и женщинами. Издеваться тупо и бессмысленно.
-    Игорь, зачем он вырядился в милицейскую форму на преступное дело? Вся эта сеть мутантов вместе с главарями отлично знает, что мне уже давно известно, чьих это рук «мастерство», - спросил я, словно Игорю  уже известно, о чём идёт речь.
-    Сколько у тебя свидетелей? – спросил он, поворачивая «Волгу» в переулок.
-    Трое.
-     Ну, а у него их будет тридцать. Ты даже не представляешь размах беззакония и уровень заполнения ключевых мест теми, кого ты называешь мутантами, - просто ответил Игорь и остановил машину в тени деревьев. – Так, что думай, президент, и ищи более существенное решение, чем вводить в дрожь убегающих исполнителей.
-     Уровень мутантов, возглавляющих преступление, для меня нелёгок. Здесь я рассчитываю только на тех, кто понимает безумие этих неполноценных людей, засевших в ключевых точках государственных служб, - без энтузиазма ответил я Игорю.
-   А ещё проще, - продолжал я, - передай Борису Николаевичу вот это официальное постановление Совета. Я должен быть твёрдо уверен, что президент России знает о зверствах и экспериментировании на людях, прежде чем начать новую эмиграцию лучших людей из России. Иначе неполноценное тупьё вновь уничтожит цвет России в угоду патологической и турой шайке, мнящей себя вершителями науки и политики.
-    Сегодня же передам во время игры на корте, - Игорь спрятал материалы. – Готовится бойня, Василий, и я предлагаю тебе с Татьяной вылететь в Австралию.
Я посмотрел на него с сарказмом.
-     Вылет оформим по своему каналу, - ответил он, не поворачивая головы.
-     Тогда я порадую тебя. Ты избран Координационным Советом Почётным доктором и за космические полёты «Буран», и за душевную службу Отечеству, и за понимание, что космонавтику нужно менять качественно.
- Спасибо, - Игорь повернулся с добродушной улыбкой.
-  Я  ещё не знаю степень осведомлённости Ельцина о геноциде, совершаемом в стране и его причастности к этому.
- Есть сведения, что Ельцин выступил в Ленинградской печати по поводу применения раннее к нему спецслужбами летучих ядов, - вставила Татьяна, сидевшая на заднем сидении.
- Тем более, всё может предстать в совершенно ином свете, если Ельцин осведомлён, то, но опёрся на мутантов. Ну, материалы по вместе геноциду  передай вместе с  обвинительным актом, - протянул я  пакет Игорю. – В таком комплекте отношение президента России к распоясавшейся шайке определится более чётко, особенно тогда, когда станет окончательно понятно, кто враг и причина невзгод своих же собственных детей и внуков. Поэтому относительно вылета в Австралию мы подумаем, а пока я предлагаю тебе возглавить секцию Космонавтики на Международном форуме «Дом Земли третьего тысячелетия», который намечен на 26 сентября в Алма-Ате.
- С удовольствием, если успею вернуться из трансконтинентального перелёта, совершаемого с миссией доброй воли нашим аэроклубом на самолётах ЯК-18Т.
- Не боишься, что мутанты в дополнение к  гайкам на машине открутят тебе что-нибудь на самолёте? – не весело пошутил я.
-    Всё предусмотрено. Да и сяду я в самолёт уже на границе. Я не хуже тебя, Василий, знаю с кем имею дело и что вопрос «быть или не быть России» сводится к вопросу о том, кто возьмёт верх: люди с чистой совестью или уголовники?
-   А как ты сам считаешь?
-      Идёт борьба. Она зримая и незримая. Люди раскололись. Но благородные и честные люди, наверное проиграют.
-    По своей честности?
-    Именно, по честности. Кто станет мараться.
-    Да. Сама борьба уже несёт отрицание. Однако я не согласен.
-    Почему?
-    Слово «борьба» чисто интеллектуальный ориентир. В этой категории бороться, значит, отрицать. Идёт становление государства. Отрицание уже прошло. Настал момент согласования.
-    Это для порядочных людей.
-    А для непорядочных?
-    Начался делёж.
-    Советского? То есть, ничейного?
-    Как ничейного? Люди трудились и создавали.
-    Ты хочешь сказать, что теперь время  для грабежа, так как хозяин  не определён?
-    Да. Хозяином был народ. Теперь «народ» не юридическое лицо.
-    То есть, никто.
-    Да. Это и есть время «сделать честные глаза» для…
-    Шкурников.
-    Называй их как хочешь. Это государству не поможет.
-    Поможет. Процесс грабежа рано или поздно закончится.
-    Давай назовём пока это мягко «перераспределение».
-    Хорошее название. Оно годится на случай, если  материальные достояния народа попадут в руки достойным.
-    Это кто такие?
-    Ты оказался на стороне Ельцина. Почему?
-    Советская система пришла к кризису.
-    Я тоже удовлетворённо ждал, когда эта система,  наращивающихся  пороков, лопнет. Таких много. Таланты были  угнетены блатными. Представим, что теперь таланты  получат шанс реализовать свой дар. Им и карты в руки.
-    Талант обязан преумножать достояния своего народа.
-    Это и будет критерием. Если народ падёт, то  победили шкурники. Если завтра же и день ото дня народ начнёт процветать в духе…
-    Материально.
-    Нет в духе, в подъёме оптимизма. И сейчас никто не умирает с голоду. Ельцин, кажется, считает себя избранником народа?
-    Да. По голосованию.
-    Вот и посмотрим. Какой народ его избрал?
-    Как это понимать?
-    Очень просто. Если революционеры пришли к власти, то, несмотря на голод и нищету народ был в оптимистическом подъёме. Ликовали. Валились с ног от  усталости и недоедания, но были в душевном комфорте. Только так разрушенная страна совершила неимоверный скачёк. Представь себе падший духом народ.
-    Согласен. Но радости в народе, что-то не вижу.
-    Вот я и спросил, кто избрал Ельцина? Какой народ? Какое его число? Какие слои населения?
-    Почему?
-    Есть созидатели. Есть кормильцы. Есть хлеборобы. Есть рабочие. Но есть дармоеды. Есть непроизводительные слои общества. В их руках средства массовой информации. Шансы не на равных.
-    Крепко ты подходишь.
-    Зри в корень, Игорь. Бузотеры сразу же стали прорываться к средствам массовой информации. Я свидетель тому. Они начинали с нелегальных газетёнок. И вдруг такой шанс – завладеть средствами  печати, радио, телевидения. Кто драл горло о несправедливости? Землепашец? Рабочий завода? Тот кто производил средства к существованию и кормил всех этих нахлебников. Кто бы услышал труженика!? Поэтому будем пока считать, что идёт «перераспределение». Только вопрос: среди кого? Среди тех, кто и до того был нахлебником? Поэтому я собираюсь вывести  Совет ассоциации их России в Литву. Или распределю его по странам мира за пределами России.
-    Почему?
-    Они были дармоедами и горлопанами, а теперь они власть. Они будут поощрять в печати и по телевидению погромы, насилие.
-    Есть Конституция.
-    В СССР тоже была Конституция. Если её прочитать, то это сказочная страна. А на деле…
-    Думаю, что уроки будем  учитывать.
-    Вот и учли так, что я, не получив обвинения, без следствия, без суда. Уничтожаюсь «демократической» властью. Не перераспределение идет, а разгульный грабёж народа. Вот это мне и нужно узнать. Так, что привет мой Борису Николаевичу.
-    Передам.
Этот диалог я  описал как характеристический. Разговор шел с тем, кто был в первых рядах становления демократии. Честнейший человек. Долго ли он там продержится? Он из тех, для кого личные выгоды стоят далеко не на первом месте. У него сейчас шансов  на «перераспределение» больше, чем у кого бы то ни было. Если он  и такие же окажутся в руководстве, то грабёж можно назвать перераспределением. Будет подъём. Народ не слепой. Прямого хода в средства массовой информации он не имеет. Но народ государства это, прежде всего  производители. Производитель всегда молчаливо чувствителен. Будет грабёж, будет снижение продуктивности. Будет грабёж, та же самая работа будет не в радость. А работать надо…
- Какая ещё помощь нужна России!? – возбуждённо и с сильным акцентом воскликнул консул по политике посольства Италии в Москве, когда, находясь с приглашением на Форум у доктора Пиранджино – консула по Научным Делам, я объяснил, что такое многополярность и система «Талгар», обозначенные в программе Форума.
- У вас своя нефть, свой уголь, газ, железо и редкоземельные металлы. У вас свои леса и плодородные земли, - продолжал консул. – У вас полно талантов с огромным банком идей.
- Это не банк идей, а технологии. Многополярные прибор были сконструированы во всей палитре, необходимой для создания условий жизни, - перебил его я с целью подчеркнуть инструментальные задачи и значимость Форума.
- Я вам верю, - ответил консул, просматривая научные протоколы. – Это грандиозно! И тем более не постижимо уму то злодеяние, которое вершится вашим руководством.
Нам нечем было ответить за тот позор, который наращивает кучка бандитов и чванливых учёных, закопавшихся в своих одряхлевших мозгах. Отходя от оплешивевшей идеи о ядерном превосходстве, они ухватились за новую возможность воздействия на людей помимо их желания. Выборочное поражение. На кого оно рассчитано? На войну? К войне эти средства не пригодны. Следовательно и недалёкому умом будет ясно, что объявлено уничтожение своего народа.
Забыт опыт Чернобыля. Вновь келейно решается вопрос здоровья каждого из нас и жизнь наших детей.
- Вы проводите Форум гласно, а говорите, что темы исследуются секретно, - сказал доктор Пираджино и показал на направления по многополярным технологиям, указанным в программе Форума. – Могут ли возникнуть осложнения?
- У него тоже были сложности, - я указал на большой портрет А.Д.Сахарова, который висел по правую руку от Пиранджино.
Татьяна Николаевна напряглась. Она знала, что мне поступили из Таллинна сведения об убийстве академика А.Д.Сахарова медленной и незаметной силой летучих ядов, вирусов и СВЧ. Однако я ждал подтверждения и уточнения записей, сделанных на видеокассете с его интервью о насильственных методах спецслужб.
- Понимаю, - сказал Пиранджино. – Вы стараетесь не допустить второго Чернобыля.
- Второй Чернобыль уже идёт для многих, о чём они и не подозревают, считая, что контактируют с внеземными цивилизациями, - скорее для себя сказал я, так как не имел настроения рассказывать о мерзостях учёных, экспериментирующих на мирных жителях руками спецслужб. В глубине души было совестно за этих соотечественников, превратившихся в мутантов. В голове прорезались слова песни, музыку которой я написал давно, а текст формировался сейчас. Он стучал в висках душевной болью за  умных и полоумных, за духовных и без духовных, за всех, кто сварил «кашу» позора нации. Теперь в лихорадке все тычут друг в друга пальцем, не видя остекленелыми  глазами и умом, что победителей в этом безумии не будет.

О, Земля, прости страдания мои.
В них чванливость и беспомощность людей.
Накорми их, вразуми и сохрани.
Дай расправить плечи мне сильней.

О, Вселенная, прости меня за них.
Отпусти грехи им за меня.
Беспощадных, злобных и пустых
Упаси от кары и огня.

О, истоки мудрости веков,
Вырвите из рук мутантов меч!
Образумьте этих пауков,
Чтоб детей для жизни уберечь.

О, Вселенная, прости меня, прости…

- Ты что-то сказал? – спросила на улице Татьяна. Видно, я произнёс последнюю фразу песни вслух.
- Когда ты ходила в Комитет по организации государственного переворота, уменьшились ли дозы летучих ядов? – спросил я её вместо ответа.
- Осталось всё как было. Как ты думаешь действовать на предложение Игоря? – спросила Татьяна и в её голосе прозвучало желание  уехать, сбежать от этой оборзевшей шайки. Однако в интонациях голоса слышался не страх, а презрение.
- Я думаю, что переворот совершить особых проблем нет. Тем более что руководство КГБ и его шеф Крючков представляет часть основного костяка мутантов. Однако у власти они не продержатся и неделю. Меня интересует другое: какие фамилии тебе были названы по линии экспериментирования с новыми видами энергии? Эшелон прикрытия вида Анатолия Акимова и Александра Ивановича Суптели отбрось, - я повернул тему в сторону мучающего меня вопроса: где засели те, чьей волей вершится геноцид?
- Я бы выбрала  Бакланова, Велихова и ещё прозвучала фамилия Вольского, - задумалась Татьяна.
-  Особо обратите внимание на эти личности. Их фамилии проходит рядом с Андроповым и Горбачёвым. Андропов с Чебриковым зачинатели зверств от  КГБ.  Нужно выявить сегодняшних. На прежних у меня есть списки из секретных отделов. От науки были и теперь должны быть «духовные» вдохновители, то есть зачинатели зверств от науки. Те, кто обосновал антигуманные методы и разработал средства, должны стать для человечества на особом счету.

*                                            *


*

-    Извините, что обеспокоили Вас, - сказал Сергей, предлагая мне сесть, - У нас некоторые сложности. Скорее это по  этической части. Почти все в службах, которые Вы называете СС, кадровики. В иных силовых структурах тоже кадровики. Они давали присягу…
-    Кому?
-    Народу, государству.
-    Вот видите, вопрос исчерпывается быстро и просто.
-    Это Вам  так кажется, - сказал новичок, но тоже видно что из каких-то служб, - Всё значительно сложнее. Ельцин тоже из коммунистов.
-    С таких позиций вы действительно никогда не разберетесь. Смотрите по свойствам, по качествам, по делам. Причём здесь профессия или партийная принадлежность.
-    Привычки. Нас воспитали служить народу, а, следовательно, беспрекословно подчиняться руководству.
-    Что же теперь?
-    Всё перемешалось. Идёт борьба и в руководстве, и в «органах».
-    Свои обязанности мы вынуждены исполнять, но как? - вмешался Дима.
-    Да. Преступность не только уменьшится, но и будет расти до таких размахов, что  вы будете потрясены, - подтвердил я.
-    Почему, расти?
-    Это заложено в самом стиле государственности нового образца.
-    Как вы это определяете, - вновь вмешался новичок.
-    Это не сложно. В математике, например, изначально даётся  система аксиом. Всё затем будет следствием этой системы в её развёртывании. Не будет даже вариантов. В социальном теле также заложена аксиоматика.
-    Это что-то новое.
-    Нужно уметь наблюдать. Вы заметили, что люди придерживаются не юридических законов, а чего-то иного, более  важного?
-    На все жизненные ситуации закон не напишешь.
-    Я думаю и юридические законы никто, кроме вас, судей, адвокатов, прокуроров, не читает. Даже поверхностных знаний о законах нет у подавляющего количества населения. Вот и получается конфликт.
-    Пробовали ввести изучение законодательства.
-    Во-первых, из этого ничего не получится, а во-вторых, это вредоносная затея.
-    Почему? – удивился новичок.
-    Кому вы давали присягу? Народу. Насилие над  духом народа будет противоречить вашей присяге. Я не случайно сказал, что народ не знает юридических законов. Тогда, по каким законом он живёт? Другое дело, что никто не изучает эти законы.
-    Интересно, - сказал Николай, - Получилось,  что существуют  объявленные и необъявленные законы.
-    Конституций тоже две. Но вернемся к народу. Выходит, что  юридические законы должны соответствовать тем незримым законам, по которым  рожают детей, любят, пашут землю, помогают друг другу, выносят невзгоды, проявляют благородство, ощущают Родину, испытывают дух патриотизма… Без такого соответствия народ попадет под гнёт  составителей законов, а их незначительная кучка, не способная себе вырастить хлеб. Государство начнёт болеть. Виной этой болезни окажется незначительное число людей. Они, конечно, мнят, что  стараются для народа.
-    Теперь вводятся народные референдумы, - сказал Николай.
-    Не смеши меня, Николай. Разве ты сам  выявил, осмыслил те законы, которыми незримо живёт народ? Кто из пашущих землю и рожающих детей это будет исследовать? Все эти референдумы - очередная ширма. Но вернемся к конфликту.  Представим, что Конституция и законы соответствуют незримым Конституции и законам. Будет недовольство в народе?
-    Нет.
-    Будет нарастать преступность?
-    Нет. Люди же  будут просто жить, как и жили.
-    Я не согласен, - возразил новичок. Остальные из вновь пришедших молча слушали, - А как относительно преступников?
Первый раз за всё время мы встретились на квартире. Я был убеждён, что нас не подслушивают и не «пасут». Комната была плотно заставлена стульями. Несколько человек стояли; не хватило мест. Видно было, что все они из тех профессий, о которых  говорят  «специальные службы».
-    Кто из людей, прежде чем совершить преступление, изучает законы? – спросил я встречно.
Присутствующие засмеялись.
-    Буду считать ваш смех ответом. Тогда, на какой базе понимания рождаются преступления?
-    Извращение законов.
-    Каких? Юридических законов, которые преступник не изучал, или законов  жизни народа, о которых не ведают законники?
-    Скорее, извращение законов жизни людей.
-    Для примера я взял аксиомы математики. Следовательно, в аксиомах  народных законов есть  «прокол». Математик никогда не придёт к противоречию. Где этот «прокол»?
-    Для нас это  сложно.
-    Проще, значительно проще, чем изучать «высосанные из пальца» законы.
-    Нелестно Вы о законах…
-    Напротив. Давайте представим, что законы соответствуют тем, по которым каждый из вас рос, общался с друзьями, любил, имел цели. Трудно было бы изучать такие законы, если бы они стали юридическими? Я думаю, что вы на занятия ходили бы с восторгом. Не было бы противоречия вашего естества и осмысления его.
-    Вы говорите идеально…Такое нельзя представить.
-    Тогда я пошел. Что мне делать там, где уже догмы. Насколько я понял вы пригласили меня, чтобы помочь вам разобраться?
-    Это так, Василий Васильевич. Продолжайте, - сказал Сергей.
-    Вы заметили, что я не усложняю, а иду наипростейшим путем? Попробуйте и вы следовать своей простоте. Это значительно проще: вы были детьми, радовались, дружили, имели друзей, жили в обществе. Что проще того, что уже свершилось так, что у вас были радости. С этого наблюдения и начнём. Скажите, преступник тот , кто сеет хлеб? Может в своих условиях существования он стать преступником?
-    Если не отклонится от условий.
-    Я сказал «в своих условиях существования».
-    Нет. Негде ему стать преступником.
-    Теперь  будем говорить о пасущих стада коров, или выращивающих овец.
-    То же самое.
-    Теперь будем говорить о людях пекущих хлеб и  изготавливающих одежду.
-    Это понятно.
-    Теперь будем говорить о  стоящих у доменных печей и станков.
-    Можно догадаться, куда вы клоните.
-    Прекрасно. Тогда обобщим. Созидатели,  лишены шанса, стать злодеями. Они обречены, делать только добро. Я люблю говорить, что единственное «зло», которое может совершить кормилец это - не накормить дармоеда, но и этим он сделает добро.
-    Можно догадаться куда вы направляете наше размышление, - сказал Сергей.
-    Нет ещё рано. Есть ещё три важных момента, которые необходимо очень чётко осмыслить. Первое: без созидателей, то есть, без производящих, даже если это рожающая женщина, а не хлебороб, не только  государство рухнет, но и погибнет весь народ. Почему? Потому что вторая часть населения сидят на плечах производителей. Кто эта «вторая часть»? Сюда входят все  иные и преступники тоже.
-    Кто эти «иные»?
-    Политики, правоохранительные органы, защитные структуры, учителя, учёные, врачи, юристы и даже органы снабжения.
-    Трудно  с этим согласиться. Разве они ничего не делают?
-    Это другой вопрос. Поэтому относительно их необходимо понять второе: они оправдывают себя только тогда, когда улучшают продуктивность кормильцев и рожающих. Они обречены на  служению. Это в их же личных интересах. Теперь вернемся к вашей клятве. Кому вы её давали? Дармоедам, служащим, созидателям, или преступникам?
-    По поводу дармоедов и преступников понятно. А вот с остальными.
-    Тоже не сложно. Политики оправдывают себя лишь тогда, когда  улучшат  условия созидателям так, что на радостях те произведут избыток и для них. Согласитесь, что производитель всегда себя накормит. Теперь речь идет об избытке. На этот избыток нацелились «все остальные» и преступники тоже. Осмыслят они это?
-    Конечно, нет. Для нас это оказалось неожиданным.
-    Смотрите ещё проще. Представьте, что избыток будет уменьшаться.
-    Если до того развилась общество потребителей, - сказал Николай, - то появится дефицит средств к существованию.
-    Отлично. Дальше.
-    Так как никто не осознаёт того, что Вы говорите, то будет…расти преступность.
-    А я вам что говорил. Видите, я не ставлю себя в назидатели, моралисты, или  пророки. Я  научил себя на вещи смотреть просто. Кто из слоя  «потребителей» откажется от своих  прав потреблять?
-    Начнётся буза, - добавил Дима.
-    Кто будет бузить? Созидатель? Он имеет право.., лишь молчать или  стонать. Теперь представьте себе невероятное: производители возмутились гнету нахлебников. Что они могут при образовавшемся дефиците?
-    Уточните, пожалуйста.
-    Хорошо. Возможна ли «буза», когда потребители  избытка обеспечены без ущемления?
-    Нет. Некому бузить.
-    Возможно ли  возмущение кормильцев, когда их незримые законы никто не нарушает?
-    Нет.
-    Откуда может прийти нарушение  величины избытка, которое обеспечивало потребителей.
-    Со стороны стихий природы…
-    И со стороны дармоедов, - закончил я.
-    Потребителей…
-    Нет, теперь они стали дармоедами. Они были потребителями до тех пор, пока соответствовали приросту того самого избытка. Итак, политики, правоохранительные органы, медики, учителя, учёные, средства массовой информации отныне переходят в статус дармоедов.
-    Круто.
-    Вернемся к  «злодеяниям». Третье: если кормильцы обречены творить только  добро, то откуда выйдут преступники?
-    Понятно.
-    Итак, среда преступлений находится только в обществе потребителей. В это простейшее, но неизбежное для жизни условие,  нужно добавить вопрос: в чьих руках власть, сила, средства массовой информации, искусство, привилегии и распределение привилегий? Как понимаете, кормильцам привилегии не нужны. Им или дают возможность кормить других или нет. Опять мы вернулись к перераспределению избытка. Только здесь могут быть темы, что кто- то «награбил», то есть взял больше, чем другой дармоед. Теперь пора вернуться к моменту дефицита. Итак, бывшие профессии, которые способствовали кормильцам, сразу показали на себя пальцем. Профессий  много, но они сразу объединятся под одну крышу дармоедов. Государство начнёт гнить.
-    Поясните.
-    Нехватка не всколыхнет  самокритичность ни у врачей, ни у учителей, ни у учёных, ни  у служителей средствам  массовой информации, ни в правоохранительных органах и тем более у политиков. Что они будут делать?
-    Требовать.
-    У кого.
-    У правительства.
-    Видите, какой примитив даже у учителей. Они что не могут сообразить, что правительство не способно вырастить и вагон картошки собственным трудом. У кого нужно отнять под эти «требования».
-    У производителя.
-    Итак,  требованием от правительства дармоеды  натравливают его на тех, кто их же кормит. В это же время они мнят о себе, что  являются носителями культуры. Чему обучат они ваших детей? Паразитированию?
-    Логично. Если правительство начнёт угнетать производителей, то дефицит усилится и преступности рано или поздно не избежать.
-    Вот мы и добрались до преступности и правоохранительных органов. До момента соответствия непроизводительных профессий  улучшения самочувствия у кормильцев, преступники это отщепенцы. Их не много. Их легко «выудить».
-    Почему?
-    А где у них будет база поддержки, если моральные и незримые законы каждого человека поставлены на созидание? Поэтому я и назвал их отщепенцами. Право охранителям тогда и благородно, и легко. Их профессия превратится в искусство. Но вот началась «буза». Кто теперь преступники?
-    Все, кроме производителей, - жестко сказал Сергей.
-    Сложно это понять?
-    Непривычно, - выдохнул Дима.
-    Так как я  вам разложил, должен думать каждый руководитель и политики, в первую очередь. До момента «бузы»  право охранители и силовые структуры давали клятву созидательному процессу двух слоев: производящим и способствующим  этому. С момента дефицита, кому они служат? Если правительству, то соучаствуют в преступлении. Какая разница, где быть преступником. В слове преступник нет понятия «хороший преступник» и «плохой преступник».
-    Но правительство избирает народ.
-    Очень хорошая вставка. Какой народ? Из какого слоя? В чьих руках средства массовой информации и что они сами из себя представляют? В чьих руках законы избирательства? Что хлебороб сочиняет избирательские права. Учитесь практической психологии.
-    Есть представительство от разных слоёв населения.
-    Я же сказал, учитесь психологии и будьте наблюдательны. Вы когда-нибудь работали в поле, или на заводе у станка, или в шахте, или у мартена, а  может быть вы рожали детей? У созидателей психика доверия. Поэтому, кстати их обмануть легче, чем нахлебника.  «Блаженны кроткие духом». О каких представителях речь!?
-    Получается замкнутый круг. Те, кто создал дефицит, если исключить природную стихию, те и  могут выйти из кризиса.
-    Да. Кормилец, как не создаёт дефицита, так и не знает морали дармоедов. При всём желании, он не имеет понятий о том, как можно реорганизовать общество нахлебников. Он не знает таких свойств существования, как потребительство. Заболевшее  тело  общества может оздоровиться только внутри источника болезней. Не избирал, поэтому никто из созидателей президента России. Было доверие, но это всего лишь аванс, а не факт. Не выдвигал никто из созидателей представителей средств массовой информации. Созилатели поставлены перед фактом самовыдвижения нахлебников. Не назначал никто из созидателей вас. Правоохранительные органы тоже живут на авансе доверия. Искусство тоже  переоценило свою самостоятельность.
-    Это понять можно, - задумчиво сказал Николай, - Но получается, что это тема морали и нравственности.
-    В какой среде? Нужна эта тема производителям?
-    Нет.
-    Кто тогда будет осмыслять и осознавать в загнивающем теле?
-    Правительство, наверное, - сказал кто-то из сидящих в углу.
-    Поставьте себя на место правителя, с учётом что вы не мутант…
-    Что это такое, «мутант»?
-    Мутантами я называю тех из слоя нахлебников, кто  вредит созиданию.  Нет  дефицита, нет мутантов. Тело государства при этом не перекошено. «Буза» это симптом. Есть «буза», есть мутанты. Но нахлебники делятся на две категории. Одни способны иметь совесть, а другие- нет. «Совесть» это русское слово говорящее о том, что вместе с «вестью» идет сигнал о нарушения жизненности. Нет нарушений, совесть не сигналит. С появлением факта не созидательного поступка включается  сигнал. Этот сигнал и принадлежит тем не писанным законам  общественного тела. У любого человека есть это наследие своего народа, кроме мутантов.
-    Что есть у мутантов?
-    Слова и убедительные обоснования.
-    Как тогда различать?
-    Возьмем, к примеру, требования учителей или врачей у них не было совести. У кого они требовали отнять?
-    Но они не могут сами сеять хлеб !
-    Кто им мешает? Приведу пример их коллег из Литвы. Литва оказалась в худшем положении, чем Россия. Не было своих дармовых природных богатств, не было полного комплекса на производство, но у интеллигенции была совесть. В созидательный процесс включились все, даже студенты. Преподаватели разрешили свободное посещение занятий. Как муравьи все кинулись выращивать и производить, организовывать и преумножать. В это же время Российская интеллигенция «бузила». Понятно, что такое совесть? Совесть не афишируется, она есть дух жизни.  Совести не обучить. У мутантов совесть  вырождена напрочь. В слое  нахлебников  две категории. На мутантов рассчитывать в оздоровлении не приходится. Напротив, они будут наращивать болезнь. Учтите, делают они это, искренне веря в созидательность своих профессий и дел.
-    Как их различать?
-    По фактам. Бывает, что я называю их шкурниками.
-    То есть, «своя рубашка ближе к телу»?
-    И это тоже… Надежда на оздоровление социального тела падает только на ту часть, которая  не относится к мутантам. Их семь групп.
-    Какие?
-    Политики, учёные, органы  правоохранения и защитных структур, деятели средств массовой информации, сектор образования, сектор здравоохранения, сектор искусств. Теперь добавились восьмые – бизнесмены.
Все дружно рассмеялись.
-    Напрасно смеётесь. Ваш смех говорит о недоверии к ним. Наверное, в каждом видите шкурника. Напрасно. Во- первых, это социальный факт. Во- вторых, вы наверное не были в Азии. Торговать это искусство, когда в торговле нет случайных людей. Организовать торговлю, это  тоже искусство. Организовать производства ещё ближе к созиданию. С  таких позиций эти люди относятся к  прослойке между созидателем и потребителем. Они меньше всего склонны к разрушению. Вы смейтесь, когда я говорю о политиках, о средствах массовой информации, о правоохранительных органах. Здесь основной очаг патологии.
-    Тут не до смеха, Василий Васильевич.
-    От чего же? Ведь я говорю не о мутантах. Ну, вляпались. С кем не бывает. Пора  саркастически посмеяться над собой и за дело с чувством совести.  Кормильцы покорны и молчаливы, но природа сущности человека вам не простит.
-    С моральных позиций всё понятно, - сказал Сергей, - Но мы стоим перед фактом…
-    Роста преступности? А чем вы её собрались искоренять? Силой? Мутанты вас объедут. Нужно, чтобы земля горела у них под ногами. Не будет почвы, где они спрячутся. Вы наверно изучали историю в школе, но не осознали, что государство  Российское не выжило бы, если  бы полагалось на силу «органов». Лишь вера в созидательность руководства, культура созидательных настроений, вера в защитные и правовые  порядки…подняли оптимизм у кормильцев. Начался прирост избытка. Ленина,Сталина и Дзержинского ругают недалёкие люди. Они не видят свершившегося факта. Какой созидательный подъём принес Ельцин? Изначальную  авансовую  веру он приписал себе в заслугу. А факты против него. Какая заслуга у всевозможных депутатов? Грызня? Законы во вред производителю, «высосанные из пальца»?  Смотрите трезво на факты. Факт роста преступности это не только факт, но и симптом.
-    В каком смысле?
-    В том, что самохвалы усыпляют бдительность. Только с наращиванием процесса разрушения преступность будет расти. Однако не спутайте, под разрушением я имею в виду, прежде всего,  торжество морали мутантов. Пресса превратилась в разносчика  заразы. Искусство  афиширует насилие. У них нет совести. У них талант разрушителей, но и силой вы их не возьмете…


1.2.  Совершенствуйтесь.


- Уничтожить его потому, что он не любит нас! – выражаем мы подчас в эгоцентрическом извращении суть призыва Иисуса Христа к любви даже врага своего.
Часто , защищая своё, мы противоречим даже содержанию святого писания. Подобный призыв может возникнуть только от духовной и телесной  неполноты.
Ущербных в своей неполноте я назвал мутантами. В однобоком миропонимании или функционёрстве они потеряли часть человеческих качеств.
Вот, что показал эксперимент. Животным, растениям  и микроорганизмам была нанесена ущербность. Когда пространство было наполнено животворным,  для их собратьев, комплексом полей, мутанты погибли.
Ущербные люди патологически прикрывают свою неполноту перекошенными человеческими ценностями.  В этой патологии они раздувают страсти до такого размера, когда  мутировать под них начинают ранее полноценные люди.
И всё же страсть мутантов  стимулирует  полноценных людей  к созиданию, с целью выровнять этот перекос.
Так мы развиваемся в размахе полноты за счёт патологии ущербных.
Нет иных средств борьбы с мутантами, кроме недосягаемого для них уровня!
Бесполезно бороться с ущербными их средствами гигантского увеличения силы, ценностей, страстей. Бессмысленно противостоять им их же приёмами и силой. В патологии они могущественны и сильны.
Наша сила в созидании гармонии там, где ущербные создали гигантский перекос.
Бесполезно призывать мутантов к умеренности, к духовности, к любви. Ущербным наплевать на то, что вне их инстинктов. Их удел в дармоедстве. Их даровитость  и талант - в создании экологического, ценностного, духовного перекосов за счёт патологического ограбления ближних и насилия.
Как тьмутаракань боится белого света, так ущербные мутанты бессильны в недосягаемом для них гармоничном созидании.
Созидание возможно лишь на полноте.
Я выражаю глубочайшую признательность своим недругам. Это они стимулируют нас к постижению и гармоничности. Правда, это не означает, что они не заслуживают презрения…
Моя признательность – ущербным мутантам. Это они задают тон в  размерах  жизнеутверждающих сил на наше время и в новую эпоху.
Слава мутантам и позор им! Это они оттачивают в нас мудрость, как клинок чистится песком и илом. Не всегда грязь бесполезна.
Мир и любовь вам, созидающим жизнь и гармонию! Становитесь мудрыми под каменным топором мутантов.
В вас источник жизни.
Есть два пути к совершенствованию себя. Однако необходимо знать, что совершенствование идёт пропорционально свойствам адаптации.
Что будет, если адаптация отсутствует? Человеку не дано даже сохранить себя при этом. Сохранение это и есть смерть. Однако всему есть мера.
Итак, о двух путях…
Органы непосредственного восприятия противоположны по свойствам уму. Зрение, слух, обоняние, осязание, вкус, телесность всегда мгновенные. Повернул голову, и тут же картинка сменилась.
Ум, напротив, имеет дело с сохраненным материалом. Были события, будет о чём говорить. Нет ума на не свершенные новые события. Ум исходит из прошлого опыта. Нет ума вперёд. Нет знаний вперёд. Знания всегда вчерашние. Тут и наступает конфликт. По свойствам ум и органы непосредственного восприятия диаметрально противоположные. Ум живёт на ушедшем и свершившемся, а органы восприятия на мгновенном. Если в зрении будет сохранение, то человека считают больным. Если в уме нет сохранения, то человек не имеет памяти, то есть болен. Для органов восприятия  сохранение губительно. Для ума  сохранение единственная основа. Для органов восприятия мгновенное – единственное условие существования. Для ума  это свойство губительно.                                        Итак, в инструментах сознания мы имеем две противоположные основы.
Это и есть два противоположных пути к совершенствованию.
Нужно сразу чётко осмыслить, что два пути не совместимы. Или вы развиваете себя на базе органов непосредственного, или  на базе ума.
Можно, развивать и то и другое, но с чётким выключением одного из инструментов в момент свершений.
Ещё одно правило: нет адаптационных свойств, нет развития.
Какому из этих противоположных  путей присуща только адаптация? Органам мгновенного существования, то есть зрению, слуху, обонянию, осязанию, вкусу, телесности. Представьте себе, что  аромат уже ушел, а у вас он ещё есть в обонянии. Представьте себе, что картинка  сменилась, а у вас ещё стоит в глазах предыдущая. Адаптация – это реагирование на снятие предыдущего.
Теперь об уме.  Ум не обладает талантом к адаптации. Именно по этому  можно услышать: «Кто же так поступает!?», «Не правильно», «Ошибаешься». Здесь сразу виден абсурд с позиции факта. Раз человек совершил поступок то факт свершения   уже явился.
О чём говорят, когда требуют правильности? О неизменяемом.
Неизменяемость противник мгновенному, изменяемому.
Однако ум должен изменяться…но, в себе.
Теперь отметим, что ум  живёт изменяемостью в себе, но останавливает процессы внешнего мира.
Наблюдательный человек заметит, что, наоборот, если изменяется внешнее, то ум выключается. Восхищённый человек не способен теперь же мыслить. Нужно, чтобы восхищение ушло.
Итак, или вы изменяетесь во внешнем мире, или во внутреннем мире ума. Одно останавливает другое.
Чем больше совершенствуется человек в уме, тем больше он отключается от внешнего мира, тем больше появляется у него свойств законсервировать  его.
В чём выражается эта  консервация  непосредственного мира умом?
Ум начинает претендовать на действительное. Вот почему  любой политик опирается на слова так, словно это действительное. Так начинается словоблудие вместо фактов. Явившийся факт можно видеть, можно его пощупать. Слова как были  свидетелями ушедшего опыта, так и остаются ими. Но какое лукавство! Прошлый опыт выставляется в словах как будущее.
Отчего этот абсурд?
Во внешнем процессе  событий существует повторяемость. С позиций  ума это и есть  стабильность.
Ну, вот. Мы и пришли к тому единственному инструменту, за который цепляется любой политик. Нет у них ничего иного. Слова, слова, слова,…
Именно  в конструкции слов мера. Это касается и индивида.
С момента меры в каждом человеке начинается борьба с самим собой. На первом этапе жизни  изменяемость, сопровождается  повышенной адаптацией. Идет развитие. На втором этапе  адаптационные свойства вытесняются стабильностью. Мир ума торжествует.
Стабильность ведет к окостенелости. Человек стареет.
Точно так же стареет государство.
Итак, проблемой становится ум. Но не всегда же он  ведет к деградации?! Да, в пределах меры ум нес созидательность. Благодаря уму мы улучшаем стабильность условий существования.
В чём же мера ума?
В его законах. Их считанное количество, которое можно ещё значительно сократить словом «Двухполярность».
Уже была тема о «расщеплении»  одной из двух противоположностей. Для примитивного ума или «добро», или «зло». Здесь одно исключает другое. Так называемый, закон  «исключенного третьего».
Однако из жизни каждый знает, что  есть два полярных состояния у человека. Можно словами взбодрить, а можно добить окончательно. Следовательно, у интеллекта есть две направленности. Одна в пользу жизни, другая – против. Следовательно, интеллект, имея отрицательную сущность  по отношению к действительному,  закладывает двойственность в свои построения или категории.
С этих позиций слово «добро» ничего не значит. Оно может носить как созидательный, так и разрушительный характер. «Добро» относительно чего? Каждый человек борец за справедливость. Каждый прав. Но куда направлена эта «правота».
Вы, наверное, заметили, что все без исключения дела начинаются во имя добра? Женятся для лучшего. Обучаются, полагая  лучшее. Начинают дела, для улучшений. Рожают детей для прекрасного. Образуют сообщества для укрепления. Меняют систему государства для  лучшего будущего. Откуда же тогда берется зло!?
Зло никто не планирует. Не ради зла  знакомятся перед свадьбой. Не ради зла дают советы. Не ради зла приобретают профессии…  
Откуда оно взялось?
Ответ прост.  В примитивном мышлении не учитывается направленность «добра».  «Добро», направленное на отрицание порождает зло. «Добро оно и есть зло в себе», - сказал бы Гегель. Каждый родитель несёт добро своему ребёнку. И, вдруг, получает резкий ответ, грубость, сопротивление. Следовательно, в этом искреннем добре родителей было отрицание.
Но, Гегель не учёл  психологию созидания.  «Добро», направленное  к жизненности, не несёт в себе отрицание.
Точно так же относительно «зла». Сказать «зло», означает ничего не сказать с точки зрения  процесса жизни. «Зло», в котором заложено отрицание, остаётся «злом». Часто можно заметить, как кто – то делает замечание другому человеку со скрытым отрицанием. Встречно  будет сопротивление или раздражение. Замечание, здесь, несёт зло.  Казалось бы, человеку даётся рекомендация. Благодарить, а не раздражаться нужно на это.
Но как быть со «злом», в котором заложена направленность к созиданию. «Зло оно и есть в себе добро», - сказал бы Гегель.
Бывает, что кто-то делает замечание, то есть отрицает. Отрицается ваш поступок. Отрицается, следовательно, ваша состоятельность. Но появляется чувство  благодарности за подсказку. Здесь, отрицание несет добро.
Так мы подошли к теме о важности аккуратного обращения, как с «положительным», так и с «отрицательным».
На положительное реагирование рассчитывал я, когда написал монографию «Кризис науки». Почему? В случае  позитивного реагирования на подсказку, к   этому отрицанию отнеслись бы  доброжелательно. Именно это бы характеризовало науку как находящуюся ещё в созидательном развитии. Но тогда произошел бы парадокс – кризиса науки нет!
В случае отрицательного реагирования на «Кризис в науке», я попаду в опалу.  Такое отрицание возможно лишь в уверенности учёных, что кризиса нет. И здесь противоположный парадокс: отрицая подсказку, они подтверждают её истинность!
Гонением, которому подвергся я, было подтверждено, что наука пришла к кризису.
Увидев, что государство стало заболевать, я написал центральному руководству об этом. Признаюсь честно, что всякий раз я делал подобное  не очень с большим удовольствием. Почему? Вспомните логику с «Кризисом науки». На мою подсказку и теперь обрушился шквал истребления меня же.  Логика та же: если я права, то,  уничтожая меня, они подтверждают мою истинность. Значит, государство заболело. Оно  стало тонуть и множить грязь. Истинность моя была подтверждена. Но радости  здесь мало. Отсюда выводим ещё одно правило: не каждая победа  имеет положительный результат. Я победил в истине. Правительство  Брежнева и Горбачёва победило меня. В результате  государство погибло.
С другой стороны. Что было бы, если бы проиграл я, то есть оказался бы не прав?  При отсутствии болезни государства правительство было бы в созидательности. Тогда я не прав. Поощрив меня за искреннее беспокойство о государстве, правительство  не стало бы меня побеждать, но государство оказалось бы в процветании.  Ещё одно правило: не всякий проигрыш ведет к поражению.
Здесь, логику «отрицания» я привел в двух примерах, с результатами: созидательном и разрушительном. Как видите,  мышление не бывает философическим. Оно действует в реальности. Оно не безобидное. В результате болезни государства развилась всякая гниль. В итоге  нарастал геноцид до уровня  тупого и  злостного  уничтожения производителей.
Впрочем, нет  темы обо мне. Сделайте пробу сами. Ближнему своему возразите, или сделайте замечание. Это отрицание. Но я употребил слово «ближнему». Оно предполагает единение. Единение, как, например, семья, не бывает для одного. Теперь наблюдайте. Если последует отрицание, то единение этим исключается. Именно таки живут в семьях одиночки. Именно так имеют «друзей». Семьи здесь нет, как нет и друзей. Совет, или замечание может быть учтено молча. Но в любом случае последует доброжелательность. В этом случае отрицание работает на сближение, на единение. В единении правдивость одного означает  разрушение этого единства.  Доброжелательность будет и тогда когда ваш друг с вами не согласен.
Вот так, предложение, или совет, или высказывание своего мнения являются  всякий раз «пробным камнем» проверки; действительно ли вы в семье, или с друзьями.
Еще большая обречённость падает на лидера. Назначение лидера в группе, или государстве одно  - сохранять единение. Он лишается удовольствия раздражаться,  становиться на чью либо сторону среди ссорящихся. Он обречен, искренне благодарить за каждое замечание. Поэтому брань руководителя это симптом «тонущего корабля». Лишь одиночка получает удовольствие навязывать своё мнение, отстаивать свою точку зрения, спорить, доказывать. Отрицая отрицательное, он проявляет себя  как  разрушитель единения.
Парадоксы я выделил не случайно. «Отрицание» несёт в себе парадокс его подтверждения. Если это так, то оно истинное. Мы вновь приходим к  правилу: не всякая истина позитивная. Не торопитесь призывать к истине.
В этих примерах мы добрались до «добра», до «положительного». Но, сперва осмыслите, что, несмотря на  несметное разнообразие, всё сводится к простому в поведенческих реакциях: или к доброжелательности, или к отрицанию.  Почему?
Ум,  как сито, сортирует всё на два вида: «положительное» и «отрицательное».  К «положительному» отойдут: успехи, друзья, любовь, радость, счастье, здоровье… К отрицательному отойдут: неудачи, враги,  раздражение,  несчастья, болезни…
Много написано и многое говорится, но всё будет в простоте. Поэтому, ум  мутантов опасен тем, что достаточно обосновать и уничтожение оправдано. Искренне уничтожали фашисты. Искренне уничтожают сегодняшние СС свой народ. Не потому, что им  кушать нечего. Они обосновали построения в своих мозгах  к уничтожению. Нацисты при этом распевали радостные песни. Торжественно провозглашают и сегодняшние террористы себя. Догадались? Террор имеет два вида.

1.3.      Виды террора.           

По принятому мышлению, террор относят к  бандитизму специального вида. Шантаж, запугивания, убийства носят назначения подчинить своему  мнению или образу жизни других людей определяют террор.
Когда семья здорова и находится в единстве, то терроризирование, со стороны кого бы то ни было, исключается. Лишь в заболевшей развалом семье, или государстве наступает террор.
Сделайте пробу, начните, хотя бы мягко, терроризировать своих детей. Догадались? На ваш террор  последует гнев ваших ближних. Если вы «допечете» их до меры то встречно получите то же самое, но в  примитивном виде; у вас же власть и сила. Поэтому, террор начинается  со стороны  патологически больного самомнением или человека, или правительства, или государства. Террор, как вид отрицания, исключает единение. Назовём такой террор «классическим». Во - первых, он безнаказуемый и «правильный»,  то есть обоснован, а затем подтвержден превосходством  силы.  Во-вторых, он изначальный, с позиций нарушения договорного единства. Вспомните террор НКВД, террор «психушками», террор завоевателей. Такой террор сами террористы не декларируют.
Встречный террор назовем  «наивным». Во-первых, он  представляет реакцию на насилие. Во - вторых, здесь нет силового преимущества. Поэтому этот террор декларируется.
Террор  разнообразен по  месту применения. Диссидентов терроризировали «психушками» не за действия, а за иное мышление.       В «красном» терроре  применяли насилие за  образ существования.
Инквизиция терроризировала за миропонимание и мировосприятие.
По каждому времени и месту свой террор. Изначально он всегда «классический», то есть исходит от того, кто угнездился или в обществе, или в  силе.
Опять мы находимся в мире ума. Для террора нужно обоснование.  Когда теологи оторвались от религиозного чувствования, то появилась инквизиция на обосновании «слова божья». Когда фашисты  обосновали  превосходство нации, то  родился  геноцид.
Посмотрите даже на небольшую группу людей. Как только появится «праведник», то тут же следует  терроризирование тех, кто ему не угождает. Это вам ещё один урок по поводу «добра» и «истины». Их  обоснованное торжество сопровождается силой. Кто не искусится  не употреблять силу!? Это протекает вне осознания, хотя базируется умом.
Террором увлеклись даже в науке.
Следует отличать террор от репрессий. Когда массы  введенного в гнев народа выбрасывают вон своих насильников, то террором это не называют. По определению террор принадлежит не массам, а шайке. Кто избирал  Брежнева? Какое  всенародное движение он возглавил? Кто избрал и поставил во главе  всенародного движения Горбачёва? Даже Ельцина избрали не по тем  свойствам, которые можно переносить на  расправы танками. Это то же самое, что избрать политика, а он будет  диктовать, как правильно писать стихи, или музыку.
Обязательно нужно помнить,  что развитие и созидание исключают террор.
Террористам  Брежневу и Горбачёву тут же нашлись в соответствие террористы академики и прочая компания в науке. В науке репрессий не бывает. В их распоряжении не было СС, но правители чутко относились к  источнику методов и средств. Они оберегали мутантов от науки. Разве сами они разработали бы химическую мерзость, или бактериологические средства   для терроризирования народа? Откуда у СС знания  по химии и микробиологии?!
Напомню, что «классический» террор не декларируется, то есть ведется  как само собой разумеющиеся.
Итак, мутанты-учёные… Их антигуманные методы и средства, должны стать для человечества на особом счету. Это – мутанты номер один. Они коварнее, так как склонны к действиям в реализации варварских идей. Дети для них существуют только собственные, чужих детей они склонны калечить. Впрочем, они спрятались за абстракции. Наука это «прогрессивный» мир  знаний, так сказать. Видите, как провозглашается аксиома превосходства? Здесь  светится праведность, а, значит, жди силу, то есть насилие.
Общающиеся со мной привыкли к моим наблюдениям, а затем поиску истоков. Это было своего рода осмысление задач. Я продолжал часто  использовал возможность для бесед.  Мне нужно было это для проверки  мира ума у других людей. Различают ли они? Заодно осуществляется поиск на  адаптацию мышления. Кроме того,  «отрицательным» я  фильтровал  людей. Могли «приклеиться» критиканы, те, кого обделили, те, которые  злодеи по своей сущности. Они  чувствительны к любому отрицанию. Инстинктивно  они чувствуют, что при объединении появится сила. Их обошли в дележе. Вот если бы  делёж был «правильный», то есть в их пользу… А дальше понятно, что террором они займутся обязательно.
-    Нарастание чванливости «благодетелей», решивших облагодетельствовать мир, понятно: сначала случайно они нащупали синхротронное излучение в укорителях, а затем перешли на голограммы в виде НЛО. Изыскания перевесились к выборочному поражению. Может показаться, что в науке по - прежнему идут созидательные изыскания. Но неужели те, кто разрабатывает вирусы и «химию», до такой степени безмозглые, что не соображают об их назначении  не для войны? Меня более всего  интересует та линия, которая докатилась до истязания детей руками спецслужб. Им нужен экспериментальный материал по воздействию на человека всех возрастов. Объединяют весь этот комплекс мутанты, окончательно выжившие из здравого  ума и человеческих качеств. Смотри, как умело сконструировали: электромагнитные волновые и лазерные голограммы «НЛО», уфология в качестве прикрытия галлюцинаций у, выбранных спецслужбами жертв, для экспериментов, раздувание у несчастных людей ажиотажа контактёрства.… Сколько покалечили людей!
-    Для чего нужна массовость в экспериментах? – удивился Александр Макаров. – Кому это надо?
-    Ставится двоякая цель: управление людьми в группе и человеком отдельно. Если групповой эксперимент, то заключенных будет не достаточно.
-    Население подразделяется на женщин, мужчин, детей, стариков, людей разных темпераментов и склонностей.
-    Да. Поэтому нужна огромная масса для  набора материала для математической достаточности. Впрочем, это уникальные эксперименты и в другом смысле.
-    Каком?
-    Они должны быть в динамике.
-    Как это понимать? – приняла участие в разговоре Татьяна.
-    Помнишь концепцию  СС о  «агентах ситуации». Как поведёт себя группа людей,  обработанных ночью  химической мерзостью, никто не знает. Можно лишь предполагать. Эти же люди должны ещё работать, то есть кормить дармоедов, экспериментирующих на них.
-      Ты же говорил, что к войне это не пригодно.
-      А к «перестройке»?
-    Иными словами, ты хочешь сказать, что перестройка велась  специальным разжиганием страстей.
-    Одних нужно было разжечь, а других покалечить.
-    Поэтому  насилие коснулось даже домохозяек.
-    Да. Ты помнишь, как злится человек, обработанный мышьяковистыми соединениями?
-    На себе испытала.
-    Тебе повезло, так как ты знала причину раздражения. А в семьях, а в коллективах, а на демонстрациях? Общий протест- это тоже инструмент.
-    А если нужно остановить возмущение?
-    Тогда применяется  кислотообразующая аэрозоль. Организм за ночь  отяжеляется. Теперь не до бузы.
-    Откуда тебе это Василий известно? Ты что сам из спецслужб? – как всегда откровенно сказал Александр.
-    Во – первых, я испытал всё эти мерзости на себе. Эти мутанты бесцеремонно распорядились здоровьем  каждого, кого услужливо положили на «алтарь науки»  шакалы-учёные  и мутанты из спецслужб.
-    Ну а теперь? Вроде бы времена другие.
-    Эта затея будет нравиться любому очередному мутанту. Ты думаешь, что стоило провозгласить  «демократию», как мутанты тут же сразу издохли?
-    Я так думать не могу.
-    Вот именно. Что касается их, то именно теперь возможна полная бесконтрольность. Экспериментируй, сколько хочешь. Народ обалдел от «демократических преобразований». Дай бог выжить каждому.
-     Размах экспериментирования на людях и геноцида разлился по всем регионам. Что ты собираешься предпринять? – спросила Татьяна и перепрыгнула через сияющую на солнце лужу. Только что прошёл ливень.
-   Их нужно остановить. Они свыклись с мыслью быть безнаказанными вершителями судеб. Они мечтают о лаврах, торжестве и почестях. Нужно показать, что при таком варварстве на них плевать  будут их собственные внуки. Не дать им списать на безликость, как списали  злодеяния НКВД и КГБ. Они устроили геноцид тайно и более страшный, по размаху, чем сталинские репрессии и гитлеровские концлагеря вместе взятые. Мы не дадим мутантам затушевать свои деяния и предстать перед лицом околпаченного народа «героями», - взял я в шутку возвышенный тон.
- Для их разоблачения нужно, чтобы у народа были специальные знания, - усомнилась Татьяна.
- Или авторитетные сведения, - прервал я её. – Вот для чего я согласился стать президентом международной ассоциации. Теперь у меня есть секретные материалы. Вот для чего я согласился в Генштабе провести демонстрацию многополярных приборов на базе Военно-воздушной академии им. Ю.А.Гагарина. Мне нужны достоверные протоколы авторитетных экспертов. А то, что Генштаб предложил кафедру космонавтики, усиливает авторитетность.
- А мне показалось, что ты «клюнул» на провокационные слухи об отсутствии у тебя приборов и что ты блефуешь. Я думала, что ты решил рассеять провокации КГБ.
- Провокационные слухи меня мало волнуют, а вот то, что учёные и служат геноциду и экспериментируют на не подозревающих беду людях, говорит об их слабоумии и скудных результатах. Здесь поймался не я, а они в своей жажде владеть. С лабораторных позиций многополярности, всё, чем они владеют, представляет детский лепет. Грандиозно вся их стряпня выглядит только в их собственных глазах. Как называлась легенда прикрытия всего этого?
-   Феникс.
-    Даже чудесное слово опаршивили.  


1.4.  Осмысление фактов.


Личный  опыт и знания  о тайных исследованиях у меня уже были к июлю 1989 года. Стало понятным, что задействованы большие силы. Однако не верилось, что в стране уже зрело, работает мафия мутантов-учёных со своим слабоумием, но яростной жадностью и всепожирающей завистью. Я уже понимал, что кое-какие учёные пригрелись в шайке и чванливые новоиспечённые Оппенгеймеры  объединяют их и уничтожают свидетелей и таланты. Для них  у спецслужбы воровали всё. Не давал и я им покоя, хотя никогда не выпячивался. Как они обнаружили мои изыскания? У меня  к многополярности не было и близко одобренных  и плановых научных тем. Не смейтесь, научные темы уже планировались. Это могло звучать так: « в первом квартале открыть теорию относительности». Не забывайте, что у власти был бездарь, который насадил везде блатных «по образу своему и подобию», то есть тоже бездарей. Но был где-то шкурник, который выследил мои исследования. Иначе меня оставили бы в покое, когда я сбежал учительствовать в заброшенное село Архангельское.
В состояниях, натренированных ещё раньше в Тянь Шань, я приходил к осознанию своего нового качества: предстояла схватка с этими мутантами. Если у меня хватило духовных сил подняться над трясиной двухполярных понятий, то вступить в схватку с мутантами, не имея ни заготовленных методов, ни соратников, можно было только на основе ещё большей силы духа. И никаких эмоций! Каждый шаг как на заминированном поле: вслепую, когда удары наносятся тайно, скрытно не со стороны одиночки, а целой шайки. Мне вспомнился фильм по искусству боевого единоборства, когда соперник подло распылил в глаза герою фильма ослепляющий порошок. Последовала растерянность, затем раздался страшный крик. Герой фильма основную часть боя выиграл вслепую. Разница было лишь в том, что меня подло избивала преступная шайка. Разница была ещё и в том, что шайка спряталась за спиной КГБ, ФСБ, прокуратуры, МВД, медицины, санэпидемслужб, президента.


*                                      *
*


-    Мартина Виденгрена избили пограничники. Он сейчас в больнице, - сказал взволнованно консул по Научно-техническим делам посольства Швеции, Пэр Шостедт Улоф.
Наступило молчание. Нам принесли кофе.
В посольстве Швеции было спокойнее. Здесь не было той суеты и вожделенческого психоза, какой насыщал толпы возле посольства США. Там можно было видеть группы армян и евреев, одиночек и семьи. Взволнованные толпы, как стадо баранов, загоняли на какую-нибудь площадку. Наиболее крикливых «соискателей» будущего заморского счастья  изымали, и когда те возмущённо сопротивлялись, один милиционер говорил другому так, чтобы слышали другие:
- Будешь свидетелем. Он оскорбил меня при исполнении служебных обязанностей.
Толпа притихала. Наступало затишье, но тревога переходила в форму внутреннего напряжения.
Здесь  было тихо, но напряжение  консульства ощущалось.
-  Жаль, - сказал я консулу. У меня была с Мартином предварительная договорённость.
-    Мартин мне сообщал. Он связался с нашими научными центрами. При нём были какие-то бумаги по вашим делам. Кажется, конфликт с пограничниками возник именно из-за этих бумаг.
Я промолчал, так как бумаги были очень серьезные  и не желательные для «власть имущих» здесь, в России.
-  «В посольстве есть «стукач». Нужно быть осмотрительным». – подумал я.
- Мы приносим свои извинения, - начал Юрий Евелевич Левин, стараясь разгрузить неловкость ситуации.
- Вы не отвечаете за дела пограничников, - мягко улыбнулся консул. – У вас благородная миссия. Однако я имею лишь поверхностное представление о делах и целях вашей ассоциации. Если можно, расскажите подробнее.
Говорил он со слабым акцентом. Обстановка в посольстве располагала к свободной беседе, но Левин был в напряжении.
- Речь идёт о новом знании и новых технологиях, открывающимися перед  человечеством, - начал он. – Появилась возможность раскрытия внутреннего «зрения» Человека и  управления его биоэнергетическими функциями посредством новых методов и нового поколения приборов, многополярных в своей основе.
- Я прошу, говорите медленнее, - мягко улыбнулся консул. – Мне не удаётся всё понять.
- Не удивительно, - вмешался я. – Юрий Евелевич к этой теме привык. Мартин – физик по образованию, но и ему было не легко в беседе со мной. Общество привыкло говорить о колоссальном техническом прогрессе, имея примитивную энергетическую основу.
- А разве технический прогресс не так огромен? – улыбнулся Пэр Шостедт Улоф.
- Я бы сказал, нагромождён. В его основе лежат двухполярные: «плюс» - «минус»  в электричестве; «север» - «юг» в  магнетизме; «анодно-катодная» электрохимия; линейные лазерные и плазменные процессы. Остальное представляют преобразователи двухполярных взаимодействий: диоды, транзисторы, конденсаторы, переключатели электрических или механических движений и тому подобное.
- Но мы имеем многообразие сложнейших приборов, - воскликнул консул.
- Да, схемы, как вариации двухполярных взаимодействий, разнообразные, да и то имеют ограниченное число видов, - продолжал я. – Сложность их создаётся лишь за счёт мозаики, преобразующих двухполярные связи, узлов.
- Это трудно понять, тем более, что я не специалист по прибором, - сказал консул, не снижая интереса к теме.
Было заметно, как напрягся Юрий Евелевич; в иностранном посольстве он был впервые. Я же стал увлекаться и автоматически допивал вторую чашечку кофе, хотя избегал его и предпочитал чай.
Миловидная девушка с сильным акцентом осведомилась, не угодно ли нам ещё что-нибудь и отвлекала внимание всех.
-  Подойдём тогда с другой стороны, -  продолжал я вразумление консула. – Представьте себе трёхполюсный «магнит», трёхполярное «электричество», соответствующие трёхполярные «диоды», «транзисторы», «конденсаторы», схемы, плазменные, лазерные и «ядерные» процессы.
- Трудно представить. Я не знаю таких.
- Трудно не только вам. Ни один физик не знает таких приборов на такой основе. Все приборы, даже суперсложные, имеют двухполярные источники и преобразователи их взаимосвязей.
- Поэтому речь идёт о новом знании, ломающем все понятия в самой основе, - горячо вмешался Левин.
- А как быть со сложностью содержания современных приборов?
- Сложности здесь нет, - продолжал я. – Легко провести оценку на сопоставлении. У нас в русском языке всего 32 звука, а, сколько написано романов, философских трактатов. Соединяются звуки по определённым правилам. С приборами ещё проще. Думаю, что если бы специалисты по электронике читали только эти книги-схемы, то умерли бы от скуки. «Букв» в приборах мало, правила взаимосвязи простенькие, фразы-блоки типовые, книги-приборы скудные по содержанию.
- Что же мешает учёным выйти на трёхзначные источники и соответствующие приборы? – интерес консула нарастал.
- Им негде взять аналоги, сказал Левин.
- Аналоговая форма мышления и взаимосвязи между активными объектами начинается ещё с Библии и Махабхараты. Природа подарила нам двухполярные материальные источники в «готовом» виде: магнит, электричество, электрохимия. Но где взять трёх-, четырёх-, пяти полярные аналоги? Если их нет вовне, нет в построениях религий, нет в логических конструкциях, то остаётся ставить сначала вопрос об их формировании. Поэтому вопрос «курицы и яйца» здесь отсутствует. Человек должен развить у себя новые свойства, - я посмотрел с любопытством на собеседника. Он засмеялся, показывая, что понял философский смысл и фразеологический оборот русского языка.
- Я должен добавить, что в научных концепциях, вплоть до философии и компьютеров, тоже двухполярная основа, - оживился Юрий Евелевич. – Новую форму знания придётся создавать. К счастью, не с нуля. У Василия Васильевича разработаны и приборы, и теоретические основы.
- Мартину я передал научные протоколы. Результаты воздействия многополярными приборами на биологические объекты. Экспериментальное подтверждение того, что многополярная энергетика нарушает все современные энергетические законы. Мою монографию «Основы многополярности» и ещё некоторые очень важные документы, - добавил я.
-  Об этом Мартин мне говорил. Он передал, также дипломы почётных докторов ассоциации «Созидание» учёным Швеции. Но как смотрят на вашу инициативу «органы», если Мартин попал в неприятную ситуацию?
- Мы желаем Мартину скорейшего выздоровления, - начал сосредоточенно Юрий Евелевич. – Что касается нас, то выбор здесь небольшой. В руки человека даётся возможность вмешаться во внутренние процессы организма на физическом, эмоциональном и психологическом уровнях. Через это меняются внешние технологии, наши средства существования. Понятие физических приборов резко перерождается. Да и оно становится временным. Теперь представьте, что это может превратиться в форму оружия. Поэтому мы вынуждены уже сейчас ставить вопрос об ориентации этой небывалой возможности только на возрождение человечества.
- Какие у вас предложения, господин президент? – обратился ко мне консул.
- Прежде всего, страны и народы должны знать о содержании и возможностях многополярной энергетики. Новизна её не вписывается в привычные стереотипы. Неблагоприятной создаётся атмосфера вокруг энергетики биосферы по всем направлениям. Приведу пример. Если бы лет двадцать тому назад появились некоторые объекты и у людей, при контакте с ними, резко менялась психика, то взрыв негодования был бы неминуем. Стали бы выяснять: чья это «работа»? Соседние государства ли «балуются», или  военно-промышленный комплекс? Теперь же создан стереотип «инопланетян». Всё списывается на них. В такой атмосфере можно списывать любые массовые и индивидуальные отклонения, идущие через насилие. Мечта людей о космических братьях может стать губительным фоном для экспериментирования на людях и народах.
- Вы считаете, что инопланетян нет?
- У меня нет оснований, ни отвергать, ни  приветствовать эту гипотезу. Сейчас я говорю о другом. В 1982 году я получал в лаборатории полтергейсты целенаправленного действия, а в 1984 году – фантомы из сгустков и мозаики полей. Эти фантомы можно сконструировать любой формы и содержания. Их можно делать видимыми. Однако все они проявляют воздействия на биологические объекты, начиная от физиологии и кончая психикой человека. Следовательно, НЛО могут быть земного происхождения. Одновременно я исследовал многополярными приборами энергоинформационную сферу, созданную живыми существами. Будучи уравновешенной раньше, теперь она подвергается активному воздействию. Вмешательство в неё небезопасно для человечества и всего живого. Во-вторых, господин консул, поскольку процесс познания не остановить, необходимо заняться формированием нового знания на всём земном шаре. Осмысленно. Необходимо объединить усилия всех государств и народов. Нам нужна поддержка.
Консул был заинтригован, но чувствовалось, что он верит не до конца. Теперь разговор был направлен на степень достоверности информации. В ход были пущены протоколы рабочих комиссий: физиков, химиков, биофизиков, биологов, медиков. Чтение авторитетнейших научных протоколов можно было сравнить с чтением фантастики.
Там говорилось:
- «…управлением биологическим временем на 500-700%», а это означало, что параметр времени отныне в руках человека;
- «…многополярные потоки не регистрируются ни одним современным прибором», а это означало, что в перспективе будет новое поколение компьютеров, телевидения, искусства, но в близком к человеку варианте;
- «…управление синегнойной палочкой, стафилококками, кишечной палочкой и  другими биологическими видами…», а это означало решение проблемы СПИДа и…продовольствия.
- «…семикратное убиение и воскрешение одной и той же крысы…»
Юрий Евелевич нетерпеливо выжидал, пока консул читал с широко раскрытыми от восхищения глазами. Затем он повернулся ко мне, на что я ответил.
-   Я понимаю, что подобная информация из области фантастики и ещё долго предстоит ломать стереотипы, созданные научным и религиозным мировоззрением: и те и другие – продукт деятельности и средства выражения интеллектом своего собственного состояния. Человечеству предстоит переродить самого себя. Чем раньше мы приступим к этому, тем меньше увязнем в невзгодах.
-   Надеюсь, что вы, господин президент, найдёте возможность приехать в нашу страну для установления контактов с учёными, а может даже поработать вместе.
Я показал ему медицинские анализы заключения к теме истязания семьи летучими ядами и вирусами органами СС.
-   Да, я понимаю сложность вашего положения. Мы обязательно рассмотрим ваши материалы.
Разговор был длительным, и консул   отложил какие-то дела. Мне нужно было выяснить уровень восприимчивости «рецепторов» государственного организма, выражающего себя через представителей в посольствах. Это были шаги по созданию противовеса шайке спецслужб  на дипломатическом уровне. Контакты установились с консулами по Научно -Техническим делам посольств США, Германии, Италии, Франции, Индии, Канады, Китая. Лишь для местных мутантов возможности многополярных видов энергии значились только в специализированных лабораториях секретно.
Фоном для всех тайных дел мутантов и тупоумных спецслужб могла быть только острая не обыденность нащупанного ими в науке. Я знал  уже давно, что применение летучих ядов малых доз, замаскированных под терапевтические симптомы, не являются единственным «изобретением для народа». Применялись и электромагнитные излучатели. Пользоваться  ими сложней и поэтому идет предварительная «накачка»  организма жертвы химическими соединениями. Однако это всего лишь средства, но не цель.

№ 4  Сведения из секретных  документов.

Средства для создания широкомасштабного  угнетения, которые применяют по инструкции перед праздниками, или такими днями как первое сентября, отличаются. Концепция по «созданию ситуации» предусматривает как массовое, так и выборочное использование химических аэрозолей. Впрочем, я уже говорил, что это белый порошок, без запаха и вкуса. Он  хорошо растворяется в воде. Поэтому часто перед «сборищами» в помещениях и залах им моют пол. Испарившись, он будет насыщать организм глубоко и постепенно. К выпитому на вечеринках в праздничные дни человек  накачивается ещё и ингаляционно. В организме  начинается кислотное смещение. Поэтому  сухие вина, шампанские способствуют этому. Вообще я рекомендую есть очень много сырой капусты и арахиса. Поражаемый кишечник нуждается в витамине  U, поэтому мутанты убрали его из аптек. Вскоре создаётся дефицит кальция. Самым интенсивным восстановителем является  кальция пангомат. Он иначе называется витамин В15. Поэтому мутанты его тоже убрали из аптек.  Кстати относительно В15 интересно знать, что при исследовании его на крысах брали две группы. Крысам не давали спать, раздражали электрическим током, гоняли в бассейне с водой, морили голодом. Контрольная группа погибла, а те, которых подкармливали витамином В15, наоборот, окрепла.
Итак, одним из средств, в «заслуге» мутантов-учёных  являются электромагнитные воздействия. Понятно, почему убрали из аптек В15?      Геноцид не совершается только армией СС. Преступление мутантов заключается ещё и в приспособлении всей системы социального организма под злодеяния. Не удивляйтесь. По документам «для служебного пользования», от центрального руководства расходятся нити до производителей  стратегических средств, к которым относится и фармацевтика.
Дефицит кальция  ставит организм под удар. Во - первых, нарушается защитная система организма. Во-вторых, организм будет компенсировать это другими веществами, которые и  «накачивают»  СС.  В третьих, организм становится «электропроводным» . Доведенных до такой степени насыщения средствами СС я называю «электрическими людьми».  Организм начинает чесаться, а затем  чем дальше, тем больше покалывать. Если ещё стоит электромагнитный преобразователь, то засыпать вы будете с таким ощущением, как будто лежите в стекловате, или так, словно по вас ползают мурашки. Впрочем, ощущения разные. Ребёнок в одной из семей  г. Коломны сравнил их с «бегающими змейками».     
Огромные «достижения» получила радиобиология. Организм получает ещё к тому же дозу облучения. Не удивляйтесь. Облучения, равнозначные радиоактивным, создают некоторые электромагнитные.
Электрохимическим комплексом обрабатывают всех заключённых. Поэтому они в первую очередь поймут, о чём я пишу. Но вот, пере домной лежит  документ предписывающий «накачки» и тех, кто находится в камерах предварительного следствия. Осуждены, так сказать, без суда и следствия. Крепко осуждены! Это страшнее будущего срока наказания.
Так как  ингаляционное  всасывание идёт  через лёгкие,  то преимущественное насыщение происходить грудной клетки. Сюда и «стекается» электромагнитный поток изначально. Происходит стягивание перикарда. Понятно откуда распространенные заключения:  «сердечная недостаточность»?
От сокращения перикарда начинается чувство тревоги и беспричинной тоски. Ну а у,  взятых подозреваемых под следствие, это накладывается на естественные состояния. Конечно, медицина не «дремлет» и вам будут «вешать лапшу на уши» о нервных расстройствах.
Я не был ни под следствием, ни в заключении, но весь этот ужас  муторных состояний прошел. Один из моих знакомых, находящийся под обработкой сказал: « Я сразу же предпочту смерть, чем дать себя в руки правосудия». Это говорит человек, который и не способен совершить преступление. Но он знает о преступлениях правоохранительных органов. Так, где же настоящие преступники!?
Итак, колет ли, жжет, чешется, или так словно кто-то волоском водит по голове или лицу без электрохимической обработки здесь не обошлось. Всё зависит от  интенсивности «накачки»  и места насыщения.
Организм представляет теперь специализированную среду. На эту среду разработаны вирусы и бактерии. Например, если проснувшись ночью или рано утром, вы ощутите дрожание в грудной клетке, то не приписывайте это «тонким космическим вибрациям». Только, что  и где-то  вы получили  химическую подкормку. Вирусы,  или пущенные от соседей, или уже прижившиеся в вас активизируются. Ну, и добавьте к этому электрические поля.
Это и есть основной комплекс «выборочного поражения». Почему выборочного?  Представьте, что кого-то «накачали». Он находится  на площади народного гуляния. Только на него будут стекать электромагнитные волны.  Ему подурнеет, а другие ничего не почувствуют.  Жертвы обычно не знают об этих преступлениях СС. Может оказаться это в небольшом обществе или даже в семье, когда один находится в  муторном состоянии, а другой говорит: «Ели всё одно и то же, а тебе плохо». Конечно, грош цена таким ближним и друзьям. Но бывает и так, что один из супругов изжигается  электромагнитными разрушениями белков и радиационным поражением, а другой даже рядом в постели этого не чувствует. Как придумано мутантами!? Гениально!     
Понимаете, какой шикарный набор придумали для вас учёные-мутанты!
Полосы электромагнитных частот  этого вида теперь примешивают везде и со спутников тоже. Но есть и направленные генераторы. Они созданы так, что в вас  происходит электромагнитная «накачка». Впрочем накачка может происходить от  тех  источников, о которых я только что писал. Поэтому назовем  её «насыщение», в отличии от «накачки». Например, в самолете или поезде вам вместе с кофе или  с чаем  подсыпают тот самый порошок. В своё время в самолётах и поездах прикреплялись специальные исполнители как  проводники или стюарды. Обосновали так, что это «в связи с растущим  террором и преступностью». Теперь это упростили, облегчили задачу, так сказать. В самолетах и поездах  полоса частот  более сильная, чем в быту. Тело ощутит  сильный электрический разряд, словно ударило током.
В лагерях для заключенных это применяют перед утром, чтобы пробудить.
На экспериментальных  это свойство разряда применяют для  вызывания раздражения и рефлексии отзыва. Так устанавливают с такими людьми контакт и  дрессируют диалог.
Если разряд высокой плотности, то может произойти шок. Человек может резко потерять ориентир. Так совершают планированные аварии  во время езды выбранной жертвы  на автомобиле. В меня «стреляли» даже во время проведения лекций. Излучатель может находиться за  стеной и даже на большом расстоянии. От шокового удара сбивается мысль. Но при интенсивном выстреле  человек теряет ориентир и впадает в панику. Он не узнаёт место, где находится.
Итак, либо вас будут калечить долго, либо приговорят к смерти. Что это будет авария, или  «сердечная недостаточность», или  пузырьковая киста от вирусов это выбирают мутанты на свою радость.
Особо помните, что вас никто не будет оповещать, или обвинять, или предупреждать.
Итак, в больных странах , то есть там, где верх взяли мутанты, существует два вида тюрем. Один вид  официальный, законный так сказать, если не учитывать «накачку» заключённых. Другой самый распространенный «всенародный». Он очень выгодный с позиции экономических затрат. Вы кормите не только сами себя, но и работаете на паразитов, которые вас же  тайно калечат.
Эта тюрьма обширнее  «законных» тюрем  не только по широте просторов «родины чудесной», но и по количеству приговоренных.
Думаю, что вам теперь смешно будет слышать разглагольствования, о применении смертной казни или нет. Кстати, это тоже ширма «демократических завоеваний». Ровно так же как смехоподобно смотрятся  дебаты о презумпции невиновности.
&

С высокочастотными средствами я «познакомился» первый раз, когда жил у Левина. Сидеть возле окна было муторно. Для проверки я погрузился в медитативное  восприятие. Частотное излучение шло волнами и проникало глубоко. Я перешёл на кухню, там всё было нормально.  Юрий Евелевич сел на моё место. Видно было, что ему тоже стало не по себе. Я взял прибор по измерению плотности электрического потока и навёл на него в окно напротив. Штора в окне служебного здания задёрнулась. Исходившее оттуда излучение прекратилось. Через два дня мне нанесли мощный электромагнитный  удар из того же окна. Я уже садился в троллейбус. Остановка была возле используемого  СС здания. Это состояние было мне знакомо и без медитаций; в своё время я работал с частотной аппаратурой. А вот с другими состояниями я знаком не был. Неудачные начинания СС побудили мутантов применять ко мне нервно-паралитический газ на той же троллейбусной остановке через несколько дней. Однако я готов был в главном. На парализующее действие газа включил внутреннее зрение и тренированную  систему. Продолжая изнутри изучать действие газа, я спокойно вошёл в троллейбус. Это тоже один из «методов» СС. Газ различается интенсивностью. Очень часто его применяли в кругу эзотериков. Незначительной плотности этот газ «ведёт» голову, то есть имеет небольшой  эффект головокружения. Так подтверждали «космические» энергии. Так,  когда нужно, дескридитировали кого- ни будь  «дурной» энергетикой. Мутант с баллончиком где-то рядом. В группах увлекающихся он или она свой человек.
Я знал, что факт моего «стального» организма будет зафиксирован в досье, и этим, делал предупреждение мутантам. Однако о тайных возможностях человека они не знали. Как вы понимаете я не только свидетель. А что если я выживу до вот этих времён, когда теперь открываю  над ними суд от имени неисчислимого количества  покалеченных, истязаемых теперь и погибших?
Теперь я получил сведения о их средствах и понял, что с мутантами можно вступать в схватку и не только одному.
-    «Нужно разработать методику тренировок для других людей»,- подумал я.
Как и вам теперь, мне труднее всего  было понять мораль этих садистов, воровски вершащих беззаконие. Я, признаюсь, и теперь в недоумении, даже имея на руках  неопровержимые доказательства. Впрочем это зависит от личных свойств; кто не способен к преступлениям, тому не понять подонков никогда.
Нужно было выявлять степень ущербности, наносимой человеческому организму. Это теперь я знаю, что восстановить повреждения они не способны. Так, что поторопитесь остановить их  раньше, чем потеряете возможность зарабатывать на свой, и на их хлеба. Впрочем, пенсионеров они тоже не щадят. Так убили мать моей жены Марию Романовну Шашута. Она проработала на фабрике рабочей 40 лет.
Работа с многополярными приборами раскрывала неимоверные возможности и я ожидал, что в этом направлении уже ищут мутанты-учёные.
Дальше,  достаточно знать психологию социальных и мировоззренческих направлений мутантов, чтобы создать общую целостную картину.
- Можно догадываться, как поведут себя политики, если получат в руки многополярные приборы, - сказал задумчиво Юрий Евелевич в ходе одной из продолжительных бесед. Какие стали для нас каждодневными после срыва акции прокуратуры на помещение меня в «психушку».
-  Факт использования летучих ядов, вирусов, электромагнитных генераторов и бесчестных психиатров показывает, что до второй ступени многополярности  мутанты не добрались, иначе расправа пошла бы на ином уровне.
-  Почему ты уверен, что они далеки от твоих технологий и результатов? – в голосе Юрия слышался протест.
- У меня двадцать лет научно-педагогического стажа. Я долго «варился» в котле научного мира, чтобы не благодарить теперь в мыслях самонадеянность учёных-приспешников и саму систему Академии наук. А с другой стороны, благодаря экспертам-службистам, давшим отрицательные заключения на мои разработки,  я включён в политический замысел мутантов и спецслужб. Так самонадеянность и чванливость учёных-приспешников спасла народ от жесточайшего массового террора в дополнение ещё и многополярными средствами, но поставила под истязания лично меня, мою семью, моих соратников и всех «неугодных».
-  Ты говоришь загадками, - заинтересовался Юрий.
-  Всё проще, чем может показаться. Доверие и особое положение учёных в секретных лабораториях дало им право судей. В свою очередь, став «экспертами» и пользуясь любовью к ним мутантов-правителей, они на примитивных результатах первой ступени многополярности возомнили о себе ещё больше. Демонстрация их достижений на полигонах в больших размерах была слабой по сути, но впечатляющей по зрелищности. Это восхитило опекунов. Стал готовиться стратегический фон для будущих применений. Началось планово внушаться мысль народным массам об НЛО и инопланетянах через больное воображение фантазёров, а  это  дошло до  уровня «само собой». Народ обладает внушаемостью.
-   Ты что, Василий, фантазируешь? – удивился Юрий.
-   Ни чуть. Фантастики я насмотрелся у себя в лаборатории с многополярными эффектами. Такое не способны сочинить даже отчаянные фантасты. Именно по этому ч теперь трезвее всех. Любое фантазёрство у меня как на ладони. Кроме того, я тщательно изучил законы интеллекта. Эту тему ещё и не поднимают. Я знаю и цену и причину всякого вымысла и брехни.
-   Вынужден тебе поверить. Не каждый человек способен открыть многополярность. Такое событие в истории человечества крайне редкое, - затем повернулся к сыну и сказал, - Когда ни будь, ты будешь гордиться, что этот человек жил у нас.
-   Мне и теперь интересно, - ответил он.
-   Итак вернемся к внушаемости общества. Ты хорошо знаешь теорию относительности Эйнштейна?
-    Крайне поверхностно.
-    Почему тогда часто упоминаешь о ней?
-    Это революция в истории науки.
-    С чего ты решил, если не знаешь содержания?
-   Люди говорят.
-    Люди такие же как ты и наверное ссылаются на тебя тоже.
-    Наблюдательности тебе яркая.
-    Давно ли ты узнал о Елене Ивановне Рерих, о Е.П.Блаватской, о йоге, об НЛО?
-    Нет.
-    Ещё десять лет тому назад ты и слов то этих не знал. Откуда такая вера? Люди говорят? Я со всей этой литературой познакомился ещё в 1958 году.
-    Где?
-    В хранилищах Академии наук. Зачем всё это понадобилось теперь? Как ты думаешь?
-    Гласность.
-    Не иронизируй. Иначе гласными были бы секретные и достоверные  результаты лабораторных исследований и полигонных  применений. Для чего выпустили в народ этот «тупик»?
-    Почему «тупик»?
-    Никто из эзотериков не получит по этим методикам ничего. Получат, правда, изначальный подъем как  общение с неизвестным. А дальше последуют спекуляции и болтовня.
-    Для чего тогда всё это?
-    Нужно «сырьё» для экспериментирования на людях. Нужно прикрытие секретных исследований масштабного типа.
-    Ты это высчитал, или знаешь наверняка?
-    Ты же знаешь, что я имею доступ к секретной документации, - уклончиво сказал я, хотя это был другой допуск.
-    А зачем тебе вся эта тема?
-    Анализирую. Тема для «демократизации народа» имеет более глубокое звучание. Политическая трескотня – это поверхностная зыбь. Не забывай, Юрий, что я работал с многополярными генераторами и одновременно зорко следил за развивающимися модными темами и событиями.
-    И к какому же ты выводу пришёл?
-    Я же сказал, что чванливость учёных-мутантов их подвела. Многополярность таким «мыслителям» не по зубам.
-    Дальше ты скажешь: «но главари  их примитив  не знают. У них нет своих специалистов», - засмеялся Юрий.
-   Да, разведка честно таскает им возможные решения, выкраденные  у талантливых изыскателей. Упиваясь судейством и «фантастическими» результатами, они высокомерно дают «оценки» попутно и тому, что понять не в силах. К счастью для народов мира, там где мутантам-учёным  тема не по зубам, там они дают  отрицательные оценки.
-  Ты имеешь ввиду твои теоретические и экспериментальные работы по многополярности?
-    Не только мои. Я, Юра, оказался благоразумнее их. То, что мной опубликовано было плановым  и пробным. Это не составляет 7-10% от разработанного. Но и это оказалось моим чванливым засекреченным  оппонентам «не в корм». А потом я специально их проверял. За этой ширмой были получены мной и плановые полтергейсты, и «НЛО». Я пропускал один материальный объект сквозь другой; жили обескровленные животные. Я подошёл к управлению пространством и временем, а затем осуществил это технически. К счастью они восприняли это как фантазёрство.
-    Откуда ты это  знаешь?
-    Оповестили…
-    Допустить это твои оппоненты, конечно, не могли и отрекомендовали тебя как фантазёра.
-    Ты, Юра, хорошего мнения о них. Нет. Одной «рукой» они принижают любого конкурента, чисто по человеческому инстинкту, а другой - советуют спецслужбам принимать «меры» к тем, кто «случайно» наткнулся на их секретные исследования.
-    Случайных открытий не бывает.
-    Это ты так говоришь.
-    Конечно. Для открытия нужно созреть.
-    Они так не думают. Думать так означает поставить себя рангом ниже «случайного».
-    Почему?
-    Сравни их возможности и какого ни будь парня в глубинке. Если парень достиг того же на консервных банках, то гнать этих корифеев в шею. Они это не осознают, но инстинкт дело могучее.
-    А что с тобой?
-    Всякое. С одной стороны делаются попытки дискредитировать меня. Сам был свидетель попытки представить меня в глазах общества как шизофреника. Об этом проговорился случайно майор Канцеров под недовольным взглядом подполковника Ертуганова. Меня нужно было  исключить как конкурента, поскольку мутанты-главари ещё имели право выбора в среде мутантов-учёных.  Какой напрасный труд! Я бы и сам не согласился на роль подонка, даже за  те побрякушки, которые называют правительственными наградами.
-     Насколько я знаю, даже психиатры не берутся определить человека заочно. Неужели руководство им поверило?
-    Не думаю, ведь в они тоже имеют умный вид. Однако наверное по себе знают с кем имеют дело. При всей снисходительны к возлюбленным, главари, на всякий случай не уничтожают стихийные таланты, а всего калечат их. Но в специфической части они вынуждены верить учёным-мутантам.
-    Тогда тебя должны были оставить в покое с клеймом шизофреника, - настаивал Юрий.
-     Это в «чистом» случае.  Но, я сказал, что главари тоже имеют умный вид. Ты забыл про политическую борьбу. Пока учёные копаются в «психотронных» генераторах, земля горит под ногами у политиков. Так я оказался запланированным уже для других политических акций, поскольку оказался «отбросом». К этому времени Чебриков уже подоспел с разработками средств иного вида – химического, бактериологического  и  высокочастотного оружия против мирного населения. Охранные силы дармоедов работали многопланово.
-    Понимаю. Таинственность вокруг тебя, истязания даже ребёнка – это отвод внимания на «тупиковый» вариант. Опасным направлением определили для СС  многополярность твои «друзья» - учёные. Во-вторых, ты имеешь шанс стать национальным героем посмертно. Разумеется, в целях разгрома «зверей охранки». Потеря невелика и этим угодят службистам-учёным, которым уже снятся лавры; они творцы фантастической реальности. Народ тоже удовлетворится. Спишут и преступления СС и преступления учёных и преступления государей. Для скандальной истории тебе  не хватает свидетелей?
-    Будут, не переживай. Доверься органу центрального планирования и изощрённости спецслужб. Каждый день они общаются с людьми,  привлекая их как соучастников. Не все из привлечённых подонки. Число свидетелей растёт. Кроме того, в запущенной машине экспериментирования на населении нет конца. Число покалеченных людей будет наращиваться. У них  тела  имеют  химические изменённые составы. Измененные составы и у  таких как я. Попробуй очистить всех, когда народный гнев грянет. Не следует преувеличивать их «таланты» и возможности по ликвидации следов преступлений. Мутанты имеют свои особенности и представляют раковую опухоль. Бесспорно одно, что эта «ложка дёгтя» покалечила уже не один миллион людей. Мы не должны оценивать их огульно. Научная достоверность вещ упрямая.
-     В их руках власть. Потребуют доказательств.
-      Обижаешь. Это на дураков. Ты что, то восхваляешь меня как   неординарно мыслящего, то равняешь с  обывателем. Это они будут доказывать. В любой системе есть свой «прокол». Я не собираюсь ничего и ни кому доказывать. Я «жалобщик». Особый «жалобщик», у которого на руках много кое чего. Кроме того, не забывай, что они  занимаются тайно беззаконием. Они же и вынуждены будут расследовать собственный террор. А иначе признаются в своём бандитизме. Логика.
-      Хорошо, - засмеялся Юрий. – По крайней мере, они тебя блокировали в исследованиях, нужных всему человечеству.
-     А вот здесь ты ошибаешься. О том, что многополярность содержит в себе найденные результаты учёными - мутантами как частный примитивный случай, ни центральное руководство, ни СС не знает. Со мной  и , кстати, не без моей воли, они просчитались. Так к сегодняшнему разгулу «демократии» не подоспело психотронное оружие. Вот и пользуются хлопотными химическими, бактериологическими и электромагнитными средствами, как бандит топором.
-     Зачем же ты демонстрировал многополярность физикам, биологам, медикам? – для Юрия моё откровение было неожиданным. Мы любим строить схемы из исходных данных, но стоит появиться дополнительной информации, как построенная схема окажется ложной.
-    Я им сознательно подыграл. Учёные-мутанты поставили так, как я ввёл в заблуждение рабочие комиссии учёных. Этого я и добивался.
-    Разве эксперименты не были достоверными?
-    Достовернее не бывает. Но я отлично знаю психологию мутантов. Главари остались в растерянности. Не верить таким экспертам, как Гульницкий, Инюшин и другим они не могли, а с другой стороны, нужно  верить  мнению своих доверенных приспешников. Однако моя «изворотливость» - как они оценили мои экспериментальные демонстрации – им понравилась. Это совпадало с их планом по другой линии. Это линия прикрытия учёных-мутантов.
-     Хорошо, что этого не знает твоя жена. Ведь за этим последовала очередная госпитализация семьи от пресыщения ядами.
-    Истязания семьи было неминуемым. Такие дела политические уголовники доводят до конца. Что означает  «бросить травить»? Бросили бы травить, и семья сразу же притихла?  Кое- где понадобятся козыри в борьбе с политическими преступниками. Может быть  ты догадываешься, что меня поддерживают честные люди. Ты же поддержал. Видишь, я даже живу у тебя. Расчёт строится на народном возмущении. Поскольку подобными «делами» занимаются отделы именно этих заведений, причисляя сюда МВД, то будет для них ситуация не из лёгких. Хватит ли у преступников мозгов «отмыть» себя? Вот и получается, что спецслужбы и главари шайки поставили  себя  против защитных сил страны в целом. Кто  из честных людей, служащих сейчас в правоохранительных органах или силовых структурах смирится с тем, что от их имени банда уничтожала их народ, ради которого они идут на риск во время своей службы. Пока милиционер вылавливает рецидивиста, рискуя жизнью, в это же время подонок с  такими же документами пускает вирусы в квартиру, где мирно спят дети. Как ты думаешь, захочет он, чтобы его дети смотрели на него как на кусок грязи только из-за того, что  мразь  тоже втиснулась в органы по защите населения и использует это для исполнения воли психически не здоровых руководителей. С политиками то же самое. Кто из представителей прессы не поймет, что непроизвольно способствовал уничтожению своего народа? Кто из детей  пожелает узнать, что их родитель преступник, хотя и навешал на себя медали? Будет крепкая заваруха, поверь мне.
-    Ну и в ситуацию ты влип, - сказал Юрий и искренне добавил. – Жаль будет, если многополярность погибнет вместе с тобой.
-    Пока я этой шайке нужен. Они, как и положено, очень уверены в себе. Это даёт мне возможность разоблачать  и тех и других мутантов, а заодно нести информацию людям о возможностях многополярной энергетики. Она действительно открывает путь к возрождению человечества. К счастью такое не по силам тем, кто с грязными помыслами и руками алчно рвётся к ней. А когда спохватятся будет уже поздно. К стати, я сам об этом их оповещу.
-     Ты уцелеешь только в том случае, если главари и СС усомнятся в талантах своих избранников.
-    Или, если центральное руководство откажется от грязных и позорных методов. Однако при этом  придется сесть на скамью международного суда очень многим, кому мнится, что секретные преступления не будут разоблачены, - добавил я к выводу Юрия.      
Я  видел,  что Юрий взял узкую точку отсчёта. Он  никак не мог понять, почему другие не видят, что многополярная энергетика решает все кризисные проблемы человечества. Он думал, что произошла ошибка, роковая или специальная дезинформация злых сил. Для меня же шёл очередной год гражданской войны. Войны, которую объявили своему народу те, кто, сидя на его шее, всего-то и предназначен для охранных и координирующих целей. Да, в противостоянии такой слепоте и безрассудству не мудрено и погибнуть.
Я жил у Левиных целый месяц. Ситуация накалилась до предела и нужно было определить стратегию своей жизни. Вырубленная милицией дверь в квартиру на основании подложного заявления о, якобы, избитым мною подростке, свидетельствовала об разгуле беззакония . СС Казахстана, возглавляемые  Мирошником В.М. свирепствовал ещё с 1986 года, когда погибли свободолюбивые парни казахи. Рука об руку с начальником УВД полковником Елеонским О.А. и министром МВД генерал-лейтенантом Князевым он развивал геноцид в Казахстане. Это хорошо вписывалось в геноцид  развёрнутый Горбачёвым по всей стране.
Начальником УВД был теперь генерал-майор Фёдоров. При этом «право охраннике» рубила мою дверь милиция. Прячась от этих подонков, устроивших охоту на людей я встречался тайно у Левиных, или в горах у Фиры Шивы, с дочкой и женой. Ничего не поделаешь, высказанная жене сотрудниками городской прокуратуры Алма-Аты, руководимой Азоровым, угроза о фабрикации мне уголовного дела могла осуществиться в любое время. Кроме того, в моё отсутствие реже истязали летучими ядами семью. Мирошник, видимо,  проявлял некоторое милосердие. Жена панически боялась угроз прокуратуры. Генеральный прокурор Елемисов был верен мутантам. Было понятно из их наглого заявления, что мне уготовано нескончаемое истязание. Мы меняли квартиры, места жительства, писали жалобы, заявления, просьбы, но зверская рука твёрдо держала беззащитную семью за горло. Бегство в село Архангельское стратегически выражало собой покорность; я ушёл с научной арены, следовательно, блокирован и никому не мешаю. Продолжение и там уничтожения семьи для нас говорило о неминуемой гибели. Условия теперь не ставились. Семья просто уничтожалась.
Левин настаивал, чтобы я жил у него, но после того, как на балкон ночью был залит из соседней квартиры яд и у Ромы, его младшего сына, пошла кровь из носа, он погрустнел. Новая вспышка оптимизма стала угасать, когда из соседней квартиры через кухонное окно и балкон стали пускать струи яда по ветру. Алма-атинская жара принуждала держать окна раскрытыми. Защищаться значительно сложней, чем кажется на первый взгляд. Я сталкивался с фактами применения устройств, стреляющих газовыми снарядами по окнам. Впрочем, не только по окнам. Это и теперь «практикуется» в 2002 году, в регионах бывших Республик Союза.

№5 Сведения из секретных инструкций.

В квартирах  крупных жилых домов для исполнения  бандитизма существуют участковые представители спецслужб. В частных секторах и  иных случаях, когда подступ к объекту  для обработки людей трудно доступен,  используются  капсульные  снаряды.  Взрываются они «хлопком». Впрочем, в  квартирах тоже применяются стреляющие приспособления. При выстреле раздаётся характерный щелчок, словно кто-то стукнул твердым небольшим предметом о деревянную доску. Здесь применяются пистолеты.
Для стрельбы на расстояние  приспособления  крупнее. Проникающую способность газа вы поймете, сравнив её с курением, скажем, на балконе. В квартиру всё равно проникнет табачный дым. Проникающая способность  средств «для народа» значительно выше. Разница только в том, что  кроме звука, не будет  ни цвета, ни запаха. Безусловно, это легко фиксирует прибор, но вы вряд ли имеете такие индикаторы.
Обстреливают стены или окна с подветренной стороны. В безветрие будет ещё хуже, так как всё вокруг «парит». По законам физики холодный воздух просачивается даже сквозь плотно закрытые окна. Газ активизируется в тепле.
Обстрелу подлежат автомашины, если на стоянке к ней подойти заметно.
Существуют ещё капсулы. Они взрываются или от тепла, или так же как вы включаете телевизор, то есть частотно. Их рассовывают заранее, под плинтусы, если есть щели, под холодильник, за радиаторы. Так «подготавливают» кабинеты и изолированные рабочие места.  

*                                                  *
*

Звучит всё это  необычно: вирусы, химические соединения, электромагнитные генераторы, но вы смотрите на это просто. Если преступник ударил вашего ребёнка по печени вирусами, то считайте, что он ударил ребёнка по печени  камнем. Если ваш родственник погиб от «сердечной недостаточности», то считайте, что его зарубили топором. Если ваши внутренние органы повреждены пузырьковой кистой, то считайте, что  бандиты СС  искромсали вас ножевыми ранами. Так будет проще. Это я говорю вам, потому, что не однократно беседовал с «исполнителями». Они убеждены, что методы СС  культурнее прямого бандитизма. Как видите, у них своё понятие этики. Убить человека сразу – это не гуманно, а превратить его жизнь в кошмар изнуряющих



Семья Левиных напряглась. Пять человек свидетелей – ничто в разгуле беззакония. Юрий Евелевич стал глубже вникать в ситуацию. В беседах и конкретных действиях мы осмысливали создавшееся положение.
-    По обычным понятиям, государству не во вред твои разработки, Василий, но ведь регулярные отравления не могут остаться безрезультатными. Тебя просто со временем покалечат. Об этом свидетельствуют медицинские обследования. Это- медленное убийство. Убийство тебя является ли их единственной целью?
-    Санкция на истязание невинного человека и его семьи дана не случайно и очень «высоко». Теперь опробованы все пути спасения, но зверства не прекращаются во всех точках, куда бы я ни перемещался. Быстрое отслеживание моего места пребывания – в течение нескольких часов – исключает здесь узкое «предпринимательство». Выявлено интенсивное и оперативное подключение отслеживающей системы в разных городах. Это исключает «гастролёров» из других государств. Следовательно, работает система, имеющая исполнителей везде, а значит, здесь единая цель. Это цель государственного уровня и правительственного задания. А то, что не щадят детей? При таком размахе вопрос ставится о  геноциде. А геноцид  явление всеобщего уничтожения.
-    Может быть, проводится эксперимент по применению летучих ядов малых доз и вирусов?
-    Здесь малых доз не бывает.
-     Задача на «выбивание» неугодных, - сразу ответил Юрий. Видимо, ему такой вариант был ближе к сердцу.
Я же привожу эти диалоги лишь потому, что они типовые и теперь. Чем каждый из вас, уважаемый читатель, строит  выводы и прогнозы? Умом. Чем вы будете принимать или отвергать любую информацию? Тоже правильно, умом. Теперь вопрос на чём базируется ваше знание о событиях? Выводы вы, конечно, считаете своими. Но как быть относительно достаточности информации?  Небольшой пустяк, добавленный  в информацию, может аннулировать большую тему. Например, достаточно узнать о тайных методах СС, как многолетняя возня политиков, прессы, депутатов сводится к трескотне ни о чём. Более того, получится, что вся эта политическая и прессы шумиха служила преступным делам.
-   Но почему ко всему этому глухие государственные инстанции? Всё до такой степени вершится открыто и нагло, - не унимался Юрий.
-  Добавь к этому, что семья жаловалась по всем инстанциям, имея медицинские показатели, но не откликнулся никто, даже на истязание ребёнка. Это длится уже несколько лет. Пройдены все уровни государственного правоохранительного и контролирующего аппаратов.
-  Следовательно, истязания семьи будет длиться до граничного результата.
-   Ты хочешь сказать – «до убийства», так как было уже три госпитализации даже ребёнка. Но я имею ввиду другое: молчат все инстанции.
-   Значит, указание дано по всем инстанциям. Убийство всех  «неугодных» и их семей  вошло в задачи государственных органов.
-   Это можно допустить, если вспомнить Сталина и твоих «друзей» психиатров.
На Сталина ты так зря. Получается, что он  гуманнейший человек на сопоставлении с сегодняшними.
-    Для меня, Василий, все преступления выглядят на равных. Но в такое чудовищное злодеяние поверить трудно.
-    А как быть с длительностью во времени и накоплением мной фактов и свидетельств? Это ж «рассекречивает» саму идею «эксперимента», - теснил я Левина, - Ты думаешь люди не заметят. Речи нет об моей семье. Речь о миллионах жертв.
-    Если они не боятся свидетелей, то можно допустить, что разоблачение такого зверства входит в их цель.
-    Иными словами, чтобы я поднял шум? Не их мозгов эта задача. Если я захочу, то они только могут попытаться вписать себя в разоблачение.
-    Рассчитывают  на что-то.
-    Не обязательно. Я знаю их примитив.  От самоуверенности они  отупели в знании психологии поведения человека.
-    Как это?
-    Возьми саму жестокость. Любой человек закричит, когда истязаются дети. Во-вторых, длительность и накопление фактов и свидетелей с данных позиций им не в пользу. В-третьих, они «проморгали»  поднятие моего статуса до уровня президента международной ассоциации. Тогда возникает вопрос: кому нужно средствами «органов» опорочить сами же «органы»? Порочится заодно здесь и правительство.
-       А если это планируется глубже? Руководство можно «околпачить».
-      Видишь Юрий, это централизованное указание охватывает даже высшие слои.
-      Такое может быть поставлено в противовес сегодняшнему курсу демократизации. Но тогда получается- сами против себя! – удивился Левин.
-      Только в том случае, если нет серьёзного противостояния. А если беспорядки в стране и в том числе «моё» дело плановые? Вспомни  «дела» Горбачёва. Предприятия, как и раньше, выпускали продукцию, а её нет в продаже. Раздута межнациональная вражда. Кто  занялся нагнетанием национализма? Простой человек? Люди до того  дружны, что не замечают национальность своих соседей. А до других им и дела нет.  Получается, что кому-то чем больше хаоса, тем лучше. Это страшная шайка и я определяю их мутантами.
-      Но мы скинули со счёта  твои научные разработки, - спохватился Левин.
-     Это сделано специально для реальности в рассуждениях. Иначе  даже нам с тобой подумается, что здесь не государственный размах в преступлениях, а частное уничтожение таланта. Значимость многополярной энергетики для государства меняет всё и может сменить отношение к мутантам-приспешникам. Но нам в реальности открывается то, что в геноциде работает целая система. И даже для того, чтобы разобраться кому нужно калечить меня, моих близких и помощников, не щадя детей, нам надлежит «высветить» всё тело обстоятельств. В расчёт придётся ставить всё. В таких делах мелочей нет
-     В глаза бросается интерес, который проявляют представители посольств различных государств.
-     Их работа – замечать всё необычное, - ответил я.
День был приятный, хотя стояла июльская жара. Алма-Ата не обычна летом. Розы издают истому и негу. Тепло снимает телесное напряжение. Воспринимается всё легко и свободно. Правда, трудно концентрироваться, напрягаться. Хотя каждый человек воспринимает летний зной по-своему. Мы сели в сосновом сквере напротив  здания  бывшего КГБ.
-      У меня никак не выходят из головы две мысли. Зверское отношение к детям и факт искоренения глобальных исследований. Особенно теперь, когда получено подтверждение от рабочих комиссий, когда есть медицинские заключения. Такое ощущение, что делается это преднамеренно, - задумчиво произнёс Левин.
-      Мысль неплохая. Уточни.
-      Президентом ты стал не давно, а истязание семьи уже результировалось до этого тремя госпитализациями. Безызвестного Ленского легче было  убрать в любую минуту, либо истязать одного.
-     В этом может оказаться причина самого метода садистов. Сильнодействующие яды заметны для окружающих, а здесь тело насыщается ночью. Так под яды попадает семья.
-     Но они травили жену и ребёнка в твоё отсутствие, - возразил Левин.
-     А вот здесь психологический нюанс. Как только жена, несмотря ни на что перестала мне жаловаться по междугороднему телефону, их перестали травить. Садизм государственных исполнителей отличается осмысленной целью. В данном варианте «агентов ситуации» родственники предназначены как средство.
-     Они разрушают семью.
-     Разрушение семей – тоже инструмент СС.
-     Тогда здесь термин «садизм» не подходит.
-    Ты меня, Юрий, уже хорошо знаешь. Я талантлив в созидании. Мерзостями одарены мутанты. Но именно они боятся  слов по назначению. Вещи нужно называть своими именами. Другого выхода нет. Смотри на слова не как на слова, а как на выражение  по назначению. Садисты затеяли уничтожение не с умыслом, а по состоянию своей психики
-    Ты считаешь  Брежнева, Горбачёва  и следующих   психически не здоровыми?
-    Относительно  жизненности? Относительно разрушения? Относительно созидания - это мы с тобой психически больные. Посмотри как Брежнев, Андропов, Чебриков, оттенили себя, начав уничтожать «психушками» интеллигенцию? Если созидательные люди в «психушках», то мерой психического здоровья становится уничтожение людей.
-    Да.  Нравственность резко сменилась к разрушению.
-    Это симптом. Однако за этим последует соответствующая культура. Они совершают воспитательный маневр.
-    Сами то они это осознают?
-    Не думаю. С такими мозгами, Брежнева и компании можно  привести государство к болезни. С такими мозгами, как у  Горбачёва можно довести государство до смерти.
-    Крупно.
-    Вот видишь дело не во мне. А потом ты же сам говоришь, что покалечить меня можно было проще. На моих глазах истязают детей, беременные женщины, старики. Истязают их на глазах других людей. Одно дело покалечить человека разом, другое – тыкать ему каждый день ножом в открытую рану. Садизмом я называю подобные деяния не случайно. Неизвестно, чем закончится многолетнее  истязание детских организмов  в будущем. Дети могут  изменить генетическую форму. Ещё хуже обстоит  с  женщинам. Обработка, под которую попадают беременные, крайне опасно. Взять хотя бы простой герпес или цитомегаловирус. Функциональные повреждения напрямую передаются потомству. Неизвестно, «дотянут» ли жертвы до пенсии, а те мерзавцы, которые уничтожают детей и женщин, уйдут в 40 лет на «заслуженную» и большую пенсию. Сам понимаешь, труд калечить мирных людей, теперь  стал  в почёте.
Юрий посмотрел на часы.
-     Время ещё есть. Хотелось бы разобраться в сути такого насилия. Что это? Мафиозная группировка, поставившая цель или задание правительства? Или это международный сговор?
-     Сначала, Юра, определи, что ты подразумеваешь под мафией?
-     Группировка, попирающая законность и нормы общечеловеческой морали во имя идей и целей.
Я засмеялся:
-    При таком определении руководящая сеть коммунистической партии «заткнула за пояс» сицилийскую мафию. Сегодняшняя  «демократия» звучит громогласно, а суть определяет характер и форма действий её сети. В сицилийской мафии тоже не каждый осведомляется в намечаемых ею карательных действиях. Лицо любой группировки определяет вид и набор средств охраняющих её сил. Я бы ввёл правило: оценивать то ли иное правительство по исполнительным органам. В мафии руководство тоже не пачкается истязаниями и убийствами.
Видно было, что Юрий не согласен с таким ходом рассуждений.
-     Возможно, следует различать цели? Наказание уголовников не считается преступлением, - возразил он.
-     Обрати внимание, Юра, что я говорю о беззаконии и   подстраховываю это понятиями общечеловеческой морали. На Нюрнбергском процессе судили палачей с «чистыми руками». С общечеловеческих же позиций это были убийцы. Уголовником может стать в первую очередь тот, кто имеет силу. Сило ножа, сила оружия, сила власти… Как  хлеборобу стать уголовником, если у него нет «сил»?
-    Твои научные работы вышли на уровень общечеловеческой значимости, а, следовательно,  и форма внимания твоих «опекунов» особая, - усмехнулся саркастически Юрий.
-    Особая?! Преступная.  Методы  «органов» - за пределами общечеловеческой морали, но политическую ситуацию садисты используют удачно: народ опьянён неосознанной «свободой», иллюзия свобод породила крикливость и «воспоминания о будущем». В таком «дыму» делай, что хочешь. Поэтому тема «демократических завоеваний» афишируется яростно, как  улучшенное будущее. Народ верит в своё прошлое.
-      Странная формулировка, - посмотрел на меня Юрий.
-      Ничего странного нет. Будущее никто не может просчитать, поэтому политики  предлагают поэкспериментировать на народе. Они  могут  опереться только на инстинкт  людей имевших «счастливое прошлое». Представь людей, которые не испытывали бы с детства радостей. Они смотрели бы на призывающих политиков как на дебилов.
-    Значит, в чём-то ты на правительство  и  защитные силы смотришь иначе?
-    В поступках политиков всегда есть теневые основания – это их тыл. Меня часто спрашивают по поводу применения  мутантами  летучих ядов, вирусов к людям своей же страны: «Неужели во всём мире так?».
-    Ну и что же?
-    Я отвечаю им, что такое может твориться только, когда есть круговая порука.  Такое может быть только в больном государстве. Иначе будет скандал и правящая партия уйдёт в отставку. Это, во-первых. И дело не в средствах. Дело в факте геноцида. Нужно иметь верх недомыслия, чтобы угнетать в концлагерях, «психушках», летучими ядами, собственные же таланты и кормильцев только из-за того, что они говорят и думают не так, как хотелось бы службистам. Вот и ожирели мозги у «власть имущих».  Недомыслие и роскошь геноцида возможны только в не альтернативной по мышлению системе.  Мы пришли к мышлению.   Конкурентоспособность строится на талантах всех видов, начиная с политики. Это, во-вторых. Наконец, есть критерии выживаемости системы и человечества. Вернёмся к приведенному примеру. С позиций замыслов системы мировоззрения гитлеровские генералы заслуживали наград, но на Нюрнбергском процессе с позиций общечеловеческой нравственности они были преступниками. Возьмем, к примеру, меня. Я и жена были весьма лояльны к делам и методам коммунистической партии, когда началось истязание семьи. Каждый из нас считал основным своим делом труд.  И она, и я выросли в трудовых семьях, несклонных к политическим рассуждениям. Эти семьи созидали условия жизни. Так живут все созидатели, кормящие надстройку. Именно поэтому,  мы долго были в шоке и писали заявления во все инстанции, веря в праведность правящей партии. Со всех позиций семья не была повинна ни в чём: это среднестатистическая семья тружеников, не очень-то вникающая в политику. Мы трудились как пчёлы день и ночь, хотя жили в кошмарных условиях. Это не означает, что мы не видели делёж благ «лидерами» всех сортов, но мы относились к этому без эмоций. В том сущность тружеников.
-    Зачем ты мне это говоришь или у тебя это преамбула? – улыбнулся Юрий.
-     Нет. Этим я подчёркиваю осатанелость «защитных сил». Этим я подчёркиваю беззаконность в их преступлениях с позиций общечеловеческой морали. Напоминаю, что тогда я не был президентом и о том, что им стану, никто не ведал. Вторым пунктом я хочу подчеркнуть зверство и беспощадность. Они нанесли массированный удар по мирным жителям тайно и молча, по-воровски, и, отмалчиваются,  по сей день. Этим я оттеняю плановость зверств и круговую поруку мафиозных подразделений.
-     Возможно, всё выглядит иначе, если рассмотреть всё с учётом твоих разработок по многополярным видам энергии.
-     Я понимаю, Юра, что ты возражаешь ради долга. Ты опять всё свёл на частный случай. Именно так  всякий, раз, разговаривающие со мной, считают, что это касается только особо выделенных мутантами людей. А я неоднократно доказываю фактами и  документально, что речь идет о геноциде. Ну, ладно, даже в частном случае. Какую опасность я представлял для этой шайки мутантов от науки?
-     А что, если всё-таки они знают, что ты владеешь технологиями, какими по сей день не владеет никто?
-     В самом начале я не случайно подчеркнул, что честно работал, а это  означает, что ничего и ни от кого не утаивал. Для оповещения сделал несколько докладов, но меня наоборот убеждали, что в этих разработках ничего нет. Кто виноват, что у академиков слабые мозги. Я же вёл себя крайне корректно. Нельзя упрекать людей даже в умственной несостоятельности. Хотя учёных упрекать следовало бы; их кормят не за место, а за особую чувствительность к неожиданному. Тем более, тогда были уже неопровержимые экспериментальные результаты. Теперь  для них это было не неожиданное, а экспериментальный факт. Я жил в иллюзии о праведности государственного аппарата. Это характеризует меня как труженика. Началась гласность, но я сам на первой монографии написал: «Для служебного пользования». Наконец, какая необходимость была истязать ребёнка, а теперь детей соратников? Особо подчёркиваю, что истязания были почти каждодневными на протяжении многих лет и длятся  по сей день. В итоге - госпитализации от пресыщения ядами и дисфункции организма.
-     Да, это оправдать не возможно. Может быть, расчёт на то, что в это никто не поверит. Нарастает вера в то, что зверства и геноцид ушли в прошлое. Тебе трудно будет, Василий…
-    Не важно когда, но преступление будет раскрыто потому, что в него вовлечено много свидетелей и исполнителей. А потом я, как ты знаешь, иного мнения. Всё это не факты, а симптом состояния народа.

*                                        *
*


Геноцид спецслужб разливался по республикам. Уже к  1990 году шайка Горбачёва  довела эту чуму до всегосударственного масштаба. Тайно истязались «неугодные» и их семьи, а таких в связи со вспышкой свобод становилось всё больше и больше.
Параллельно увеличились объёмы «научного» скрытого экспериментирования на людях. Стало даже модным слово «контактёр».     Многие с восхищением смотрели на этих несчастных, не подозревающих, что на них ведётся бесчеловечный эксперимент.
Спецслужбам нужно было прикрыть преступные дела мутантов. Так появился А.Кашпировский, А.Чумак, уфологи и «эзотерические» течения.
-    Вот это настоящая свобода! – светились глаза у непосвящённых.
Я же содрогался, когда проводил многополярными  приборами замеры полей, идущих с экрана телевизора. Сомнений не было – начался массовый эксперимент на народе.
Мутанты достигли своего. Люди верили в газетную дребедень, в аферистов-духовников, «уфологов», галлюцинирующих от электромагнитных излучений и в подсадных из спецслужб «козлов провокаторов».
Вместе с личными невзгодами я наполнился тревогой от разгула мутантов.  Тренируемая у доверчивых людей шизофреники, аферисты, провокаторы… И всё это развёрнуто всего лишь кучкой сволочей. Массовый психоз…
Лучше бы я не знал истинного положения вещей.
«Неужели Горбачёв надеется и ждёт, когда ему на помощь подоспеют психотронные генераторы?» - размышлял я в те времена. – «Кто его так лихо обнадёжил?». По «выступлениям» А.Кашпировского стало понятным, что осваивается телевизионная сеть по воздействию приборами на людей, а точнее приборными полями первой ступени многополярности. Значит на очереди радио, телефоны и все остальные средства связи. На очереди будут и средства  электрических сетей. Впрочем, почему «на очереди». Кое что мутанты-учёные уже нащупали. Как специалисту мне было понятно, что по телеканалу идёт суперпозиция элктромагнитных волн. Этим уровнем приборов я владел ещё в 1980 году, но мне и в голову не приходила мысль о воздействии на людей.
Здесь уместно сделать три разъяснения.
Во-первых, если искусственно воздействовать на анализаторы мозга, то идёт такое галлюцинирование, что потом «контактёра» не возможно переубедить о недействительности воспринятого. В своё время начало этому положил Ленинградский «Институт мозга».
Во-вторых, если «Институт мозга» вживлял животным электроды, то физики нашли метод частотного направленного воздействия. Такой «гвоздь» вбивается в участок мозга на расстоянии. Эффект оказался даже сильнее, чем от электрода.
В-третьих, если осуществить воздействие группой полей, которые связаны друг с другом в систему, то можно проникнуть в глубину «святая святых» человека.
Уже в те времена, стараниями Чебрикова, генераторы тут же передали в   массовое пользование КГБ. Чаще всего спящего человека обрабатывали  полем с верхней квартиры. Так указывалось в инструкциях. Впрочем, рекомендовались  и другие варианты.Для экспериментов выбираются подчас целые семьи и даже домашние животные. Уровень энергетического потока в те времена можно  было определить прибором СН2963-84. От нормы в 10  ед.  уровень поднимается до 1000-15000 ед. Так создаются и теперь спецслужбами из людей «контактирующие».
Суперпозиционные поля планировались для широких экспериментов: телевизионных, радио, психотронного оружия. Сами понимаете, что для военных целей это не пригодно.
Если «Институт мозга» экспериментировал на животных, то мутанты  стали экспериментировать на людях. Не подумайте, что это происходит где-то и не касается каждого из вас. Жертвой вы можете стать и сегодня по произволу мутантов, так как Б.Ельцин и В. Путин как видно, не собирается угомонить этих безумствующих мерзавцев. Какая перспектива! Если, конечно у них это  выйдет. Разумеется,   было бы справедливее,  если бы они экспериментировали на себе.  Вспомните Паскаля.  А вот Горбачёва учёные-мутанты  подвели крепко.
Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что Горбачёв элементарный обыватель.
- У нас есть кое-что, чем мы можем ответить, им там  на западе, - по обывательски дёрнулся Горбачёв на сомнение по поводу ядерного оружия. Такое с ним бывало и впоследствии, но тогда он проговорился и о физиках-электронщиках.
- «Интересно, интересно,… о чём это он!», - подумал я, ведь перестройка и гласность планировались с «вожжами».
С момента обоснования мной новых многополярных видов, я тщательно отлеживал по патентам и публикациям все нити, ведущие к ней. А поскольку я глубоко опередил исследователей всех стран мира, то мог высчитать уровень всех секретных разработок.
- «Если Горбачёв пугает «зарубеж» на том примитивном уровне, который кое-как осилили «наши», то можно представить тех бездарей, которые навешали ему «лапшу на уши», - думал я, но испытывал странную тревогу. В всё стало ясно до предела.
- «Обман потребует жертв. Прихлебатели–учёные явно завысили свои возможности. Кто-то очень близко стоял к Андропову, Чебрикову и теперь околпачил Горбачёва», - осмысливал я в деталях.
«Вожжи» оказались гнилыми, и перестройка хлынула в неуправляемом пустобрехстве. Дальше следовало странное. Возник вопрос: чем «подкручивать гайки»? Теневая сторона пред перестроечного периода стала разворачивать свои плечи. Под её натиском напряглись все, кому было что-то терять из награбленного, либо из привилегий. Уже тогда возник  дефицит экономики. Он определился  размахом брежневских благ для народа. Произошел перекос. На руках у населения скопились такие деньги, которые не в состоянии было покрыть производство товаров народного потребления. Горбачёв был никаким психологом. Мыслил он обывательски. Разве мог он заметить, что дело не в экономике? Народ усиленно тренировал алчность. Впрочем, для справедливости -это была надстройка, которая уже реорганизовывала себя в дармоеды. Эта надстройка образовалась не случайно. Кузницей её стало высшее образование. Дипломы получали для получения благ, а не для совершенствования себя. Так появились дипломированные бездари. Их, конечно, пристраивали. Они, конечно, мнили себя специалистами. Но главными их темами была не профессия. Они не получали наслаждение от своего труда, как получает художник или композитор. В курилках, на вечеринках, при любых  разговорах всё сводилось только к потребительским страданиям. Труд становился сухим и в тягость.  Отошли времена, когда труд увлекал, а усталость давала удовлетворение. Можно назвать это болезнью? По крайней мере, такое безрадостное существование подобно болезни. Но на руках была потенция в виде «липовых» дипломов и накапливаемых денежных средств. Обыватели с дипломами превратились в источник психических неудовлетворенностей. Так они стали воспитывать и своих детей. Каждый с детства настраивался в руководители, а точнее в потребители сочных благ. Сколько нужно лет, чтобы подобное стало угрожать государству, а точнее труженикам-созидателям? Школы, институты  выпускали  «продукцию» постоянно. Их можно понять обыватели в руководстве задали тон. Эта «продукция»  содрогалась от мысли  сто нужно трудиться отныне и всю оставшуюся жизнь.  Каждый  «специалист» выжидал. Ждали повышений. Это  тренировалось в психике постоянно. Боролись за повышение зарплаты, но никто не  жаждал повышать профессионализм в труде. Именно на этот разгорающийся костёр лило правительство масло «экономики», «благосостояния народа». Что с них возьмешь? Они сами в правительство продрались как шкурники. Теперь «рыба гнила с головы». Поставьте теперь себя на место «гениального» секретаря. Мог он признать свою несостоятельность тогда, когда с толкнулся со своей продукцией в виде «брожения» алчущего народа? Никогда. Что нужно делать? Ситуация не из простых.
Вот теперь поговорим о законах. Не привлечёшь  алчущих дармоедов к судебной ответственности, потому, что они числятся на работе и имеют дипломы. Как быть? Состава преступления нет, хотя преступление  налицо  и по отношению к самим  себе и по отношению к созидателям, которые своим трудом дают дотацию   к «труду» этих нахлебников. Нет такого закона. А в это время ком алчущих разрастается. Раковая опухоль  шкурничества поползла интенсивно. Появилось две категории протестующих: диссиденты и горлопаны. Внешне, по словам, отличить их мог только отличный психолог, но обязательно имеющий созидательный характер. Психологу- обывателю это не различить.
-   Трудно вообразить последствия, которые вершатся правительством, - сказал однажды профессор  Л.В. Гульницкий.
Это был благородный человек и настоящий учёный. Такие одарены самым главным: они чувствительны к нежизненным ситуациям.
-    А что говорят партийные? – спросил я так как никогда не собирался принадлежать какой-то партии. Трудись честно, вот и вся партийность.
-    Вы бы лучше спросили  кто сейчас в партии?
-    Не спрашиваю потому, что вижу результаты их «гения».
-    Шутите. А  государство устремилось к краху.
-    Я выживу.
-     Это они выживут.  Они мутируют на любую  гиблую ситуацию.
-     Может быть удобнее называть их не партийными, а мутантами?
-    Опять шутите. Мутанты не только они, их продукция тоже мутирует.
-    Вы имеете в виду студентов?
-    Да. Нет среди них ни одного, кого интересовала бы  его будущая профессия. Ну, зададут они «перца» своим родителям и правителям.
-    Нет худа без добра. Согласен, что это поколение, и родители, и правители, бросили в перегной.  Из опавших и гниющих листьев  образуется отличное удобрение.
-   Не думаю, что Вы так безразличны к этому.
-   Быть безразличным и видеть факт, это не одно и то же.
-    Видеть такое, дано, природой, не всем.
-    Я вижу факт, а  правительство не видит. Почему?
-    Звучит крупно «правительство», а кто они на деле. Я, ведь, давно дружу с Кунаевым. Я расскажу, как меня не утвердили академиком. По поводу моего избрания состоялась  встреча моей семьи и Кунаевых. При  нашем уходе жена Кунаева протянула мне руку для поцелуя. Вместо поцелуя я , как и было принято, просто и мягко пожал ей руку.
-     И всего-то, - засмеялся я.
-     Жене может быть и простительно, но правителю… В общем, из-за этого, мне тут же подменили все документы.
-     Нет, дорогой Леонид Викентьевич, дело не в жене. Вы проявили непокорность. Наука заселяется успешно бездарями именно по причине их покорности. Не забывайте, что Кунаев находится в родстве с более болезненным человеком - Брежневым.  
-     Да, честных людей срочно меняют на ключевых местах. Выглядит так, словно кто-то специально решил нанести вред науке и образованию.
-     А как занимающие эти места? Сомневаются?
-    Опять шутите.
Вот так, дорогой читатель. Они и теперь не сомневаются. Звания, то даются  до самой смерти. Кто отнимет их? И здесь нет закона.
Теперь остаётся выбирать. Опять станем на место Брежнева. С одной стороны паутина блатных, но покорных; бездарных, но кто это увидит! С другой стороны - масса таких же, но обделённых. Вот они то видят, что «пригрет» тот, кто не умнее и не талантливее их. Посудите сами, вы будете претендовать на место  скрипача - виртуоза? А почему претендуем на место политика? По неразумению? Нет,  по отсутствию у руководителей недосягаемой виртуозности и мастерства.
Итак, выход для бездаря один - применить силу. Одарённый правитель заметил бы, что материального благополучия достаточно для радостей всего народа. Значит дело не в экономике. Следовательно, силой не поможешь, а наоборот, навредишь. Есть инстинкт у алчущих и шкурников: сопротивляться силе. Кроме того, сила без законных оснований…Вот когда начались крутиться мозги  в отношении тайных методов. Это тоже  инстинкт пакостников. Но мы то знаем, кто оказался в правителях и в правоохранении. Так, на заболевание  народа выбран был  ещё худший ход. Вот почему эти методы были разработаны не для одиночек. Они предназначались для масс, но с теми выгодами, когда угнетаются одиночки, но они не должны догадываться о причинах потери здоровья.  Для этого нужна армия исполнителей.
М.С.Горбачёв оказался из тех же. Своё место он высидел. Он не рискнул высунуться перед В.В. Андроповым. Андропов - один из тех самых «талантов». Его заслуга была простой, но точной: он талант в силовых методах общения с народом. «Ложка хороша к обеду», - говорится в поговорке. А «стол» для народа накрывал Брежнев со своей, теперь уже ставшей шайкой, свитой из разных регионов. В.В. Андропов тут же рванул развернуть свой талант угнетателя, как только стал главой государства. Иное для него было чуждо. Силой вызвать оптимизм к труду!?  До такого абсурда могли докатиться только дармоеды, не знающие, что труд без  радостей не продуктивен и несёт болезни.
Теперь пора  подумать о том, что год от года фильтровались в руководство люди,  оторванные от  духа  тружеников. Эти вырожденцы, стали не только небрежно относиться к созидателям, но сама тема о каких-то созидателях и нахлебниках для них была дикой. Впрочем, как и теперь  когда прессу, правительство и бизнес  заполонили дармоеды. Сбою болтовню они считают, чем-то существенным, не замечая  факта ущербности от неё тем, кто их кормит.
Очередной прибыл из того же стиля. Горбачёв воспитался своими предшественниками. Впрочем, иначе  он не адаптировался бы в этой, посягнувшей на народ, шайке. Никто его не избирал, но смелость у  недалёких людей всегда определяется их местом. Среди бездарного старья он  почувствовал себя орлом. Но дух шкурника  был его основной базой. Ситуация действительно была сложной.  «Гниющая с головы рыба,  поражает всё тело». Сила и ещё раз сила, но тайная. С другой стороны,  «бузила»  алчная интеллигенция. Они скопили средства на  дефицит.  Стал развиваться подпольный бизнес. Теневая экономика это не  что-то иное. Она для умного человека указала бы на первопричину. Горбачёв начал метаться…
Стало понятным, что бить будут «старыми» средствами: электромагнитными, летучими ядами, вирусами. Но бойня теперь будет массовой, а это обозначается словом «геноцид». Теперь заказ учёным –мутантам повысился. Выросла роль КГБ, но еще больше развернулась новая армия – СС. На массовый террор нужно совершенствоваться. Прежде всего, он должен быть тайным, но так, чтобы даже в просочившуюся о терроре информацию никто не поверил. Появилось,  перекрывающее подлое громыхание, словом «гласность». Сработало!
- Неужели Горбачёв даст «добро»  на массовое экспериментирование, - волновался в глубине души я, поскольку не сомневался, что мутанты от СС и мутанты-учёные предложат ему этот  вариант. В концепции  «агентов ситуации»  нужны реальные участники.
И вот Анатолий Кашпировский на телеэкране, а электронно-лучевая трубка выдаёт на экран усиленный энергетический поток в десяток раз!
С другой стороны, стала навязываться тема об инопланетянах. Голограммы институтов военно-промышленных комплексов обозначались сперва мягко – НЛО. Но плохо вы знаете всю сеть СС   с его провокациями, подлогами, с его дивизионом дармоедов-осведомителей. На учёт были взяты все группы эзотериков и «рериховцев», экстрасенсов и астрологов, а генеральным (чуть не написал «генеральским») действующим лицом стали уфологи. Именно эта линия должна была прикрыть зверства мутантов-учёных.
Однако под словом «учёт» не  примите  как «наблюдение».  Пассивных наблюдателей в армии мутантов не существует. Учёт здесь означает активное воздействие. Иными словами: угнетение, разжигание, экспериментирование.  Средств иных, кроме   вирусов, «химии» и электромагнитных нет.  Алчущие нахлебники давно уже похоронили идеологию.
Однако, эврика!  Вспыхнула новая «идеология». Она имеет базу в свойстве каждого из вас, уважаемый читатель, это  ожидание необыденного. Олухи  из правительства это не ведали раньше. Но вместе с гласностью эта черта вспыхнула ярко, так как появилась сочная литература из романтической области  человеческих ожиданий.  Вот так этот слой  живого  влечения стал  «сырьем» для экспериментирования. Это был последний удар по жизненности народа.
Вспомните, созидатели уже получают компенсацию за свой труд в виде удовлетворенностью процессом труда. Им не нужны награды, похвала и материальные ценности. Эзотерики относятся к таким же. Они получают компенсацию в процессе своего увлечения. Даже о человеке имеющем хобби нельзя сказать, что он «пашет». За свой труд он не потребует у вас вознаграждения. Понятно, куда ударили мутанты? Много их  созидающих и ищущих пути созидания? Это «хлеб и соль» общества.  Эта была последняя крупица в созидательных силах духа «выжить».
Размах взяли огромный. Разухабистое  экспериментирование покатилось по всем регионам бывшего СССР. Спецслужбы подготавливали живой «материал» и несли «учёным» обратно информацию о результатах научных, с позволения сказать, «достижений».
Я понял, что надо мной зависла ещё более смертельная опасность. Промах мутантов в своих прогнозах в «перестройке» средствами тайных насилий  проявился быстро. Для выравнивания положения усиливались СС.  «Химия» и вирусы сыпались  без экономии. Постановка массовых экспериментов требовала строжайшей секретности. Если в свое время стирались даже магнитофонные записи партийцев-аппаратчиков, то здесь «концы в воду» прятались ещё основательней и прячутся сейчас.
С нравственных позиций я не мог согласится с калечением людей во имя очередных «идей»  бездарей-политиков и дармоедов-интеллигенции. Но в таком случае я становился не только свидетелем, а самым опасным разоблачителем сверх секретных дел.
«Шизофрения на почве КГБ» напишет впоследствии заголовок «Комсомольская правда» за 19.10.91 г. В статье будет всего лишь речь о «контактёрах» и СВЧ. Но  размах мутантов был и остаётся  более потрясающим.
В лихорадке Горбачёв, Крючков, Язов, Бакатин и их прочие давали «добро» на всё, что могло спасти мирок,  который они выдавали за «новое мышление». Уничтожалась масса людей со «старым мышлением». Не смейтесь! «Судью», то есть Горбачёва, о формах мышления признал даже Запад. Правда, Запад мог и не знать о новых формах геноцида. Сейчас вы, конечно, возмущённо скажете: «в чём  моё собственное мышление позорно!? Я человек и не могу жить чужим умом!» Но мутанты требуют жить не их умом, а под их ум. А это даёт им право считать вас отсталым быдло и экспериментировать на вас и ваших детях. Впрочем, и на домашних собачках тоже. Не успокаивайтесь. В след тому «добро» Ельцин не отменил. Он  просто облегчил задачу для СС тем, что передал права в руки МВД .
Геноцид  вспыхнул сразу по  трем направлениям: экономическому, СС от МВД и СС от прочих служб. На очереди  будем ждать экономические СС. Высчитать это не сложно.


В.П Баранников – генерал, принявший  «эстафету» зверств.

Впрочем, может быть, Б.Ельцин, председатель перемаскированного КГБ В.В.Бакатин, министр обороны Шапошников не понимают, что продолжение подобных деяний в Литве, Эстонии, Казахстане, Узбекистане и т.д. силами спецслужб называется уже диверсией, а не «внутренним делом государства»? Однако не волнуйтесь. На каждом месте уже были воспитаны СС и вся остальная разновидность мутантов. Так вместо старого  лозунга «Пролетарии всех стран объединяйтесь!» начал работать необъявленный принцип «Мутанты всех стран объединяйтесь!». Однако не смотрите с надеждой в сторону Запада. Там ситуация с мутантами сходная. «Договорённости» о запретах уже стали базой для тех, кто «имеет право» и  стада остальных «овечек»  разных видов.
Когда затрещала по швам плановая перестройка, мне стало понятно: неизбежности усиления дивизиона тайных преступников не миновать. Было не трудно сообразить, что это повлечёт за собой операцию их прикрытия. Следовательно, газовые и с вирусами баллончики, электромагнитную аппаратуру мутанты будут распространять среди массы напуганной ими же людей.
Теперь мутанты становились не средством для управления «перестройкой», а самостоятельной силой. Эта сила разлилась по всем городам и посёлкам. Если вы читали первую часть книги «Садисты», то помните, что в их опёке было даже глухое село Архангельское. Эта сила стала, заражать своей деформированной моралью и мутантской техникой толпы предпринимателей, политиков, искусство, молодёжь.
Так вспыхнуло очередное преступление перед народом. Если помните первое разложение созидательного духа началось с  размножения алчущих нахлебников. Теперь разложению духа подверглось население на тему поощрения пакостей и насилий. Быть небывалому росту преступности!
Население  вспыхнуло, как сухие поленья дров, патологией наживы, власти, слабоумия. «Сухими дровами» люди стали по  степени потери человеческих качеств. Но каковы были амбиции!? Пресса кричала , претендуя на «третью власть». Особо отметьте, им нужна власть! И не меньше. Мало того, что они и так единственный источник насаждения своих помыслов и мировоззрения всему народу. Власть нужна и деньгам, которые скапливались не от талантов и от мозолей в руках. Будем хдать заявку на «четвёртую власть». Правда эти афишировать не будут. Почему? При такой морали любого депутата и  представителя «третьей власти» легко купить с потрохами и всей их чванливостью.
И вот «лёд тронулся». Народ ещё испытает на себе этих, прошмыгнувших в овечьей шкуре «демократии» мутантов и занявших ценностные позиции. Здесь чутьё у них острее, чем у тружеников. Но и мы хороши: что из комплекса Человека  противопоставили мы этим душевно больным?      
Впрочем, здесь нужно уточнить. Приведу в пример  характерный диалог. А то получается, что  «все были на равных» и  оказались они на злачных местах закономерно, по дару своему. За что их здесь порочить?
-   Посмотрите вот эти интересные инструкции, Василий Васильевич, - сказал Сергей и добавил, - Для  осмысления дела я пригласил  Ивана Алексеевича; он экономист. Пётр Владимирович  социолог. Это люди не из  общественных  институтов. Они в курсе.
Я не являюсь экзаменатором по профессиям. Это ни к чему. Если, человек находится в  сущностном настрое на жизненность. ТО будет два варианта. Мутанты и шкурники тоже рвутся к жизни, но они гребут всем своим духом под себя. Рисковать своими благами и местами они не станут. Созидатели готовы пожертвовать своими благами. На свои места они смотрят как на функциональность и не видят в том никаких заслуг. Вспомните, как подчёркивали свои «заслуги» Брежнев и Горбачёв. Даже в семье одиночка, разрушитель с единства, будет напоминать о своих заслугах или жене или детям.
Отличить разрушителя от порядочного человека крайне просто, если знаешь поведенческие реакции и тех и других.
-   Рад познакомиться, - ответил я на приветствие и бегло прочитал бумаги.
Присутствующие молча ждали, хотя я чувствовал, что изучают меня. Мы сидели на скамейке в парке Чистых Прудов.
-    О чём будет тема,  - закончил я чтение.
-    Каково ваше мнение? - спросил Сергей.
-    Тут двух ответов не бывает. Если резко не остановится стиль СС и не прекратится надежда  управлять ситуацией, то есть шанса возрождения через естественный отбор не будет. Состоится замена прежних руководителей шкурниками. Я общался с руководителями крупных предприятий  раньше. Многие были талантливыми и на своём месте.
-    Интересная мысль, - сказал Пётр Владимирович, - Я имею ввиду слова, о естественном отборе.
-    Всё просто, последним шансом в больном теле государства  остаётся экономика.
-     С вашим пониманием о здоровом и больном государстве мы  знакомы и полностью согласны. Теперь мы перед фактом болезни. Оптимизма и радостей а труде  теперь ждать не придётся. Остаётся рассчитывать на инстинкт мечущихся людей спасти  себя через жизненные условия.
-    Сейчас идёт «перераспределение», если использовать слово руководителя космическими полётами Игоря Волка.
-     Перераспределение чего? – спросил Иван Алексеевич.
-    Должностей в руководстве. Новые функциональные ячейки не создаются.  Схема осталась в старом духе. Передёрнуто лишь перераспределение  экономического  базиса. В капитализме и социализме одинаковая государственность.
-    Согласен.
-    Перераспределяются места в прессе. Новыми будут только темы. Средства и назначение остались. Итак остались одинаковыми государственность и средства массовой информации. Заменяются лишь  исполнители. Остались и правоохранительные и защитные структуры. Что изменилось в корне?
-     Экономика, - тут же  ответил  Иван  Алексеевич.
-    Рано. Экономика должна измениться. Теперь посмотрим на эти секретные инструкции. Может одарённый человек прорваться к деньгам или  к распределению «всеобщего»  добра?
-    Получается, что ему подорвут сперва здоровье, - ответил Сергей, - Одновременно  будут тайно пакостить. Затем будут вредить «подставами». Затем душить «законами».
-      Видите, как просто исключен естественный отбор, - закончил я.
-      Хорошо, что вернулись к естественному отбору, - как бы обрадовался Пётр Владимирович, - Чувствую, что вы подразумеваете под этим нечто коренное.
-      Это действительно так. У нас есть  предыдущий опыт   «застойного». «застольного», «запойного» периода. Как только по блату заполнились места науки, культуры, искусства, руководства, так сразу же началось  падение и государственности и духа созидания. Помните, как труд стал не в радость? Теперь о естественном отборе. Представьте, что композиторов мы будем назначать.
-      Представляем, -   засмеялся Иван Алексеевич.
-      Хуже того, представьте, что одарённых будут тайно уничтожать.   
-     Тоже представляем почему «хуже того», не будет даже конкуренции со стороны талантов.
-     Кажется Ельцин под  «рыночной экономикой» понимает естественный отбор в процессе создания и распределения материальных  необходимостей?  
-    Похоже, что так.
-    Теперь видите, что это всё «липа» и только желаемое. Ложка дёгтя СС  зачеркнула даже само понятия «рыночная экономика». Введен всего один параметр  «достойные и недостойные». Я часто говорю своим ближним6 «Если бы не СС, то  я легко бы стал миллионером». Какой труд в том, чтобы приватизировать то, что принадлежало народу, а теперь дано добро на его  присвоение? Сколько к тому нужно таланта?
-     Ну, не скажите, - засмеялся   Иван Алексеевич.
-     Трудно для недаровитых.  Об этом  и речь.  Что легко давалось Моцарту, то  невероятно трудным было для Сальери.
-     Я понимаю о чём говорит Василий Васильевич, - сказал Сергей, - Если теперь  «выбить»  одарённых к бизнесу, то асё равно места бизнесменами заполнятся, но…
-     Речь не только о бизнесе, - прервал его я, - Вот другой пример, каждый сейчас прав и каждый  любит назидать других.
-     Это, верно, засмеялся Пётр Владимирович.
-     Теперь сделаем эксперимент, «выбьем»  талантливых к  процессу жизненности корреспондентов.
-     Что Вы под этим подразумеваете?
Сергей усмехнулся. Он знал, что я подразумеваю под созидательным талантом.
-     Придется  несколько отступить. Начнём с того, что каждый прав.
-    Почему?
-    По свойствам ума. Ум в своих построениях не противоречив. Поэтому нет врагов самому себе. Каждый прав в себе, но именно по этому, он не прав относительно другого, так как тот тоже прав.
-    Но находят же общую правду.
-    Вот об этом я и говорю. Когда найдут общность?
-    Когда…,-  Иван Алексеевич  задумался.
-    Серьёзный вопрос, не правда ли? – засмеялся Сергей.
-    Вопрос не из простых.  Ответить на него, означает раз и навсегда решить проблемы семьи, проблемы содружеств, проблемы государства.
-    И, тем не менее, он крайне прост. Если оказаться в  личной заинтересованности, то нескончаемая борьба обеспечена. С этих позиций задача не разрешимая никогда.
-    Если кто-то прав?
-    Да, именно по тому, что он прав для себя.
-    Получается абсурд. Если человек откажется от личной правоты, то он… становится прав в общении и найдет общий язык! – воскликнул Пётр Владимирович.
-    Видите как просто. Но парадокс здесь только от  того, что  мы  в размышлении перескочили в  отказ от личной правоты. К этому ещё вернемся. А пока вам понятно, что проблема семьи, сообщества и государства лёгкая?
-    Начинаю понимать, но не очень чётко.
-    Хорошо. Зайдем с другой стороны. Перечисленные  семья и прочие общения предполагают  единство. Оно или есть или его нет. Здесь категория жесткая. Нет даже компромиссного варианта. Не существует любви на 40%, или счастья на 20%. Не существует единства на 50%. Это показатели качественного состояния. Единство предполагает контактность и желаемое  влечение  в это сообщество. Когда есть влечение, то нет отрицания к  тому, куда манит. Правоты там нет. Вся правота поглощается качеством ожидаемых свершений, будет это семья, или дружба, или содружество, или государство. Там будет доверие. Симптомом отсутствия единства является противоположное: недоверие, критичность, сомнение, правота. Помните смехотворные темы о семье. Помните абсурд «берегите женщин», «берегите мужчин».
-    Почему абсурд?
-    Вот Вы, уважаемый Пётр, и показали пальцем на себя. Женщины Вас, как  родственная «половина», не влекут искренне. Если будет искреннее влечение у Вас и мысли не будет кого-то беречь; Вы исполнять это будете как само собой разумеющееся и  даже не станете оберегать свою жизнь в катастрофической ситуации. О женщинах можно говорить то же самое. Вот что такое семья, дружба,  здоровое государство. Когда появляются темы «берегите женщин»?
-    Когда кто-то в этом ищет личной выгоды. Инстинктом, конечно, - сказал Сергей.
-    А почему не осмысленно?
-    Осмысленных мы называем подлецами, хотя по сущности это одно и то же, ответил Сергей.
-    Согласен. - Пётр ещё о чём-то  размышлял.
-    Теперь я скажу слова Зенона: «Одно и то же сказанное тысячу раз чем было, тем и остаётся». Это нам нужно для продолжения.
-    Тысяча одних и тех же в духе единения, это одно лицо. Миллионы людей в духе правоты это тоже всего лишь  один человек. Семья в духе влечений друг к другу не станет рассуждать о правах женщин и правах мужчин. Лишь стоит появиться одиночке, как он затеет тему о правах и обязательно это обоснует. А задумались Вы, Пётр  о своей семье. Небось, часто слышите намёки жены о том, что она «всё таки женщина»?
-    Это так. Но жить же нужно.
-    Опять Вы «показали на себя пальцем». –  Засмеялся Сергей, - Если бы  вы с женой не были «два сапога, пара», то не заметили бы этих намёков.
-    Но мы же живём.
-    Вот и наступает другая тема: когда нет единства, то остаётся сосуществование. Оно полагает договорённости, или паритет в равных делах. Так родились темы о равноправии. Нет  таких тем среди уважающих друг друга, среди друзей, в  среде любящих… Эти темы  служат только разрушению единства и дружбы.
-    Круто! Но, действительно, очень просто. Упрекнувший друга, уже не друг.
-    Засомневавшийся в поступке друга, тоже не друг, - уточнил Сергей.
-    Вот мы и находим общий язык.
-    А если бы кто-то не согласился?
-    Тоя без упреков и споров тут же  ушел бы, - ответил я.
-    Почему? «В споре рождается истина».
-    Но уничтожается единство. Это высказывание принадлежит восхищённому самим  собой одиночке. В себе он нашел удачный ход правоты, но тут же наплевал на других.
-    Почему «наплевал».
-    Победа одних, это поражение других. Мы провозглашаем победителей и жестоко жертвуем  при этом побеждёнными так, словно это уже не люди. Мусор, ничто, не достойное даже внимания…
-    Кстати, это тоже показатель на разрушение единения. Попробуйте победить в семье. В  любом сообществе победа одного означает удар по  этому сообществу.
-    А как соревнуются друзья?
-    Лучше назвать это другим словом. Друг радуется «победе» над ним своего друга. Их дружба от этого крепнет, потому что «победой» проверяется функциональная способность единого тела, называемого «дружбой». В единодушной семье «правота» мужчины разливается теплом в сердце женщины, а женственность жены умиляет и умягчает мужа.
-    Вот тебе  и «приехали»,  сказал Иван Алексеевич, Начали с экономики, а пришли к семье.
-    Я же сказал, что дружба, семья, сообщество, государство полагают единение. В этом, основном, в них нет различия. Вспомните  советские фильмы и пропаганду первых лет. Теперь вам будет понятно, почему, разрушенное дотла государство, поднялось и зацвело. Теперь вспомните начало личностных тем в искусстве.  А  теперь вам  будет понятно начала безынтересного труда, хотя он фактически  сильно облегчился.
-    Теперь мне понятны и репрессии Сталина, - сказал Сергей. – Государство это не семья. Может оказаться часть людей со  шкурными интересами. Их пришлось изъять. А репрессии учинили именно шкурники в рядах НКВД.
-    В КГБ тоже, - пошутил я.
-    Теперь уже и политика!  - воскликнул Иван Алексеевич.
-    И, тем не менее, мы ничуть не уклонились от темы, - сказал Пётр.
-    Особенно теперь, когда всё смешалось, - добавил Сергей.
-    Теперь, пора вернуться к  теме этих секретных документов, - остановил их  весёлость я, Итак, места корреспондентов, политиков, бизнесменов, охранителей прав займут. Кто?
-    Если бы не уничтожались талантливые люди, то они  обойдут других.
-    Правильно в школу  игры на скрипке принимают всех на равных. Лишь талантливый станет  авторитетным скрипачом. Его не будут критиковать те, кто играет никудышным образом. Но если соберутся, по блату, бездари, то тут уж каждый будет считать, что другой играет не лучше его. Вот вам и сегодняшний день весь в том.
-    А как же демократия? – воскликнул Пётр.
-    Нет демократии, - сухо резюмировал Сергей.
-    Да. Как иная семья, не испытывая радостей,  «гонит спектакль»  на тему семьи с искренностью. Такой же спектакль искренне разыгрывают сегодняшние крикуны. Это видно по работе  Государственной Думы. Это видно по  прессе. Они те самые бездарные  «скрипачи», которым тайно обеспечили путь СС. Поэтому они развёртывают, тренируют у  населения шкурные интересы, «правду», «законность», но… против государства.
-    И против себя тоже, - добавил Сергей.
-    У Ельцина не оказалось  таланта государя. Его базой были и оставались всегда крикуны. Да и он сам из таких.
-    Смелое высказывание, - посмотрел в мою сторону Пётр.
-    Считаете Вы смелым поступок  того, кто в панике тонущего корабля спасает женщин, детей. Более того этот сильный человек может погибнуть спасая никудышных стариков. С разумных позиций он должен спасти,  способных рожать женщин, и себя.
-    Но тогда он нарушит принцип единения и никакого продолжения рода всё равно не  произойдет, - сказал Сергей.
-    Да, - протянул  Иван Алексеевич, - экономика  унижена и растоптана. А я так в неё верил.
-    Что за печаль!? Растоптанный дух народа не спасёт никакая экономика. Я просто потрясён безмозглостью инвесторов из Европы. На что они рассчитывают?
-    У них политический расчёт, -  сказал Пётр.
-    Я думаю, что они тоже не знают о том, что СС сейчас «вышибут» всех одарённых, - сказал Сергей. – Не скоро еще встанет страна на ноги.
-    Не те слова, - возразил я, - Сперва  инвестиции шкурники срочно разграбят. Народ грохнется ещё крепче на колени. Будет «обвал»   в Центральном Банке.  Это не остановит шкурников. Они будут метаться в поиски надёжных мест, чтобы  припрятать награбленное. Инстинкт. Только теперь инвесторы «очухаются». Вот теперь начнётся у них политика.
-    Почему?
-    А как они вернут деньги если это теперь уважаемая по их законам  частная собственность?
-    Затребовать у государства выплаты.
-    У какого государства!? У правительства? Они сами дармоеды, так как не оздоравливают тело государства, а уничтожают дух созидания у народа. У шкурников? Эти тоже теперь считают  награбленное заслуженной собственностью. Приведу личный пример. Я писатель и я же реализатор изданий, то есть бизнесмен. Написано более двадцати книг. Я художник и я же реализую свои картины, то есть  промежуточные  выплаты сокращаются. Нарисовано достаточно произведений, чтобы кормить себя. Я композитор и я же исполнитель своих произведения. Кроме того, я сам записываю свою музыку на студии. У меня двадцать компакт-дисков авторской записи. Это резко сокращает затраты. Жена копирует, издаёт, распространяет, ведёт учёт, ведет бухгалтерию. Я  непрестанно читаю лекции. Рынок у нас  в пяти странах мира. Только теперь мы имеем возможность купить двухкомнатную квартиру. И не более! Теперь вернемся к выплатам долгов. Кто будет их оплачивать?
-    Да, понятно народ, - сказал Сергей.
-    Этого мало, Сергей. Сперва народ ограбили и концепциями СС по «созданию ситуаций» поставили на колени. Затем  государь стал брать в долг и шкурники тут же эти  инвестиции прикарманили. Теперь из труда угнетённого народа будут  кормится всё те же и ещё нужно отдать долг, который не брал!
-    А что бы Вы сделали?
-    Я бы, прежде всего, в теперешнем факте, начал с СС.
-    Почему?
-    Ельцин совершил не оплошности, а убийство  народа. Вскоре он ощутит  куда «приехал». Начнет метаться перебирая  помощников и министров. Но все они будут из «тех же». Неоткуда будет у них появиться чувствительности и стиля созидательных процессов. Все предложения будут «у кого отнять» и кому дать отнятое. Процесс накалится падением  производителя. Все кинутся отнимать; кто требованиями на образование, кто жалобами на упадок искусства, кто «по закону». Грабёж созидателя и кормильца продолжится культурными и бескультурными слоями общества. Но  большого «привара» при угнетении духа  производителей  не будет. Не иерархи будут качать нефть, добывать руду и сеять хлеб. Наступит момент меры. Ельцин пытается выиграть время и лжет направо, и налево. Обещает. А расчёт на тех, кого он же  топчет  силами СС. Примитив! Но факт.
-    И что же будет.
-    Отказаться от бандитского характера и стиля он не в силах. Не мудрец. Будет искать поддержку и замену себя в  рядах СС. Только на это у него и работают мозги.  
-    Его поддерживает и пресса.
-    Разве я сказал, что что-то остановилось. Напротив, наращивается! Но что нарастает? В духе мутантов молодеют и полны поисков розовощёкие «охранные» спецслужбы. Тренируются друг на друге  «праведные» депутаты. Тренируются на производителях отниматели и строчат один закон «отнять» за другим.  Крепчает взяточничество и коррупция. Борзеет молодежь. Наращивается в искусстве тема  «правильного» убийства. Не прекращают работать лаборатории по изысканию средств подавления неугодных.  Ждём только мы.
-    Неужели всё это плановое? – удивился Пётр.
-    Разве ставит план твоя жена или ты, когда намекаете  в свою пользу друг другу, - ответил ему Сергей, - Нет здесь заговора осмысленного. Это- дух разрушения. Он не абстрактный, а сложился в сумму ото всех тех, кого Василий Васильевич называет мутантами.
-    Да. Мутанты взяли верх.
-    Вы исключаете заговор? – спросил Иван Алексеевич.
-    Я не исключаю замысел, а Василий Васильевич считает, что народ сам пришел к такому позору, - сказал Сергей.
-    Он что не знает  секретных сведений о связях и договоренностях с «заграницей»?
-    Знает.
-    Нет поля, и не будет пахаря, - ответил я, - Народ и правители сами подставили себя под «пахоту». Начиная с Горбачёва, каждый очередной правитель  будет ползать  «на карачках» перед Западом и США  в поисках признания, называя это политикой. Худший товар, но с «этикеткой» раскупают  те, кто «на карачках» ползает перед богатством, как шакал возле льва. Какой труд придумать стратегию управления шакалами?!
Все засмеялись. Но было отрадно то, что в смехе не было согласия с этими  экспрессивными словами. Это не потому, что я сказал  ошибочное. В душе они верили в тех ,о ком, в моих словах, не было речи. О народе, который  пережил  татаро-монгольское иго, вытащил разруху  после революции. Переживём и новое нашествие, теперь уже иго «своих» уничтожителей. Но «своё» иго страшнее. Оно уничтожает дух народа.
Глава 2   

Их лицо  


2.1.    Банда СС.

Книга «Садисты»  и первая глава книги «Мутанты» нужны были для  того, чтобы читатель почувствовал дух мутантов.
Кроме того, это были своего рода и «сито» и проверка. Согласитесь, кто же без возмущения будет читать о том, во что вжился? А так было уютно  использовать громогласно козырную «демократию»! Получается, что её и не было. Был спектакль на  доверчивых и очень желающих.
Кто же откажется от мысли, что это своими талантами он заслужил те богатства, которые теперь старается упрочнить законодательно?
Кто согласится с тем, что НЛО это эксперименты военно-промышленного комплекса?
У них нет достоверной информации,  но каждый живёт своим миром.
Нет ни какого желания заняться уничижением этих людей. Если бы это не служило базой «серому»  террору, то и книг этих я писать не стал бы. Есть темы  интереснее и писать о них приятно.
Если бы не уничтожались народы России «серыми» террористами, то есть спецслужбами, то  было бы понятно и падение экономики. Так всегда бывает, когда умирает больное тело.
Но после смерти старого поднимается молодой дух созидания. И вот тут произошел сразу срыв. Детский организм нового государственного строя заболел не сам по себе. Оказались причины в характерах специфических людей.
Их меньшинство по количеству.
О «всенародности»  поднимает пыль слов пресса. Это создаёт  видимость всеобщей «демократизации». Но спору нет, они это имеют право сказать. Они в выигрыше! Они и есть «народ». Кто им возразит? Лично у любого из вас, дорогие читатели, есть право голоса на всю страну?
На площадях идут демонстранты с лозунгами: «Верните наши деньги», «Ельцин-убийца» и многое такое же. Но дело не в лозунгах, а в абсурде. Их непомерно больше, чем «избранников народа». В чём дело? Каким путем свершилось насилие над действительным народом?
Заседают «представители». Чтобы создать партию, оказывается не нужно  иметь мнение миллионов?! Это потом они будут навязывать мнение «именем народа». У вас есть право составлять законы? Этих тоже можно поздравить. Демократия для них состоялась по настоящему. Они и есть «народ».
Правитель избирается «референдумом». Кто его  избирает? Хлебороб? Шахтёр? Рабочий с завода? Пенсионер? Правитель узурпатор власти  тоже прав по поводу демократии. Он  имеет к тому основания. Он и есть «народ». Именем народа он будет расстреливать из танков парламент и гнать ваших детей на бойню в Чечню.
-      Теперь я бы не пошел на  баррикады,  как в переломные дни, когда поддержали Бориса Ельцина, - сказал Андрей завалин и… сбежал в США. Рисковал ради Ельцина жизнью по настоящему. В чём же дело?                    Кого спросил Ельцин об очередной войне, которую он лично учинил чеченскому народу? Сам он под   пули не полез, ведь он «народ».
Но, на всё есть основания.
Начнём с главного «козыря». Причина потянет следствие. А причина для СС зарождалась ещё  во времена Лаврентия Берия. Вождя нужно было оберегать.  Слышите знакомую тему «охранять».
Было бы смешно видеть Наполеона Бонапарта в   бронированной карете. Железа хватало, и услужить гению было кому.  Нелепо видеть Михаила  Кутузова в свите  шарящей глазами по  строю солдат, кого «хлопнуть» случай чего. Мало ли…
Не видели мы и в более свирепое время  Владимира Ленина окруженного охранкой. Даже царь выезжал в карете так, что встречный имел шанс бросить в него что-нибудь, ну хотя бы бомбу, или цветы.
И вдруг, новый характер. Лаврентий понёс себя,  пугая и наращивая  страхи. Удалось! К страхам нужны средства  защиты, то есть нападения.  Начались разработки. Нашлись учёные-мутанты. Помните правило  интеллекта?
Достаточно обосновать, и ты уже не убийца, а герой.  В лабораториях профессора Майрановского  убивали во время медицинского обследования. Заключённых вели не на расстрел, а на  обследования их здоровья. Экспресс метод, так сказать. Очень перспективной была клещевина. Её  теперь усовершенствовали для  медленного поражения человека. Убивать сразу заметно. Майрановскому можно и сразу.
Дальше, как понимаете, пошли последователи. Идея «преступных элементов» и теперь в работе. Обосновал и можешь…истязать, по садистски. Так что Берия был благороднее.
Н. И. Ежов был от «топора».  Но тоже садизмом не развлекался.
Стиль и дух  уничтожения разгорался не настолько, чтобы  замутить всеобщий дух оптимизма. Усилия Берии не внесли основательные изменения в созидательный процесс народов.   Должен сказать справедливости ради, что ретивых до репрессий народа, И. Сталин, всё же, расстреливал.  
Последовавшие за  этими  охранителями и «чистильщиками»: В.Н. Меркулов (1943-1946 гг.),  В.С. Абакумов (1946-1951 гг.), С.Н. Круглов (1945-1956 гг.), И.А. Серов (1954 – 1958 гг.) , ничего кардинального не добавили. Они последовательно развивали саму идею «врагов народа» и множили  лагеря. К чести армии, она стояла в стороне от этих пакостей. Но последователи  тайных лабораторий Л.Берия нашлись.
Никита Хрущев сделал попытку возрождения духа народа, который уже удалось  крепко подвинуть. Это произошло своевременно. Многие ещё не знали о репрессиях и трудились, и рожали в радость. Своевременность политического хода Хрущёва спасла  дух созидания, а это важнее политики в сегодняшнем смысле  этого слова.
Однако на очереди в КГБ был   В.Е. Семичастный.  Здесь состоялся переломный  исторический момент. Созидательный  процесс и оптимистический   труд пришел к переломному  моменту.
Нужно сказать, что в государственном теле существует молодость зрелость старение и смерть. На каждый этап есть свой стиль и свои причины. В отличие от индивида, общность людей  более  живуча, если не появится «раковая опухоль» в мозгах правителей и  «метастазы» в виде СС.  Л. Брежнев совершил этот роковой шаг.
Теперь и защитные силы  будут иметь только один стиль. Могут быть иные варианты? Безусловно. Как и у индивида есть организм, но он не обязан болеть. В организме государства  болезнь усиливается только  «органами», которые только, что очищали этот организм.  В том парадокс очистительных процессов. То, что  в любом организме несёт функции очищения, при заболевании превращается в  органы разрушения.
Следует подчеркнуть, что именно при заболевании, функции этих органов пухнут и крепчают. В здоровом организме очистительные функции регулируются запросом. Вот почему я не упомянул  Ф.Э. Дзержинского  и  В.Р.Менжинского. Запросом был факт разрухи нищеты и беспризорности. Бывшие  лидеры народа теперь устраивали террор своему же народу, используя даже иноземцев. Уничтожить свой народ лишь бы оказаться в нахлебниках!
В  больном теле  организм повышает к защитным функциям.  внимание и запрос. По   уровню и весомости охранных и очистительных функций, можно судить о состоянии заболевания.  
Теперь, это не охраняющие права, а СС. Раковая опухоль и её клетки сами живут.
Эту опухоль особо укрепил Ю.В.Андропов. С мая 1967 года по май 1982 года он  множил  силы, стиль и дух будущего геноцида. Народ и так перегрузился дармоедами, которые делали вид, что работают. В свою очередь, государство делало вид, что им платят за труд.
Теперь Андропов ринулся и на дармоедов. Это могло только распалить  защитные реакции и недовольство. К «счастью» подоспел  В.М. Чебриков.
Читатель должен понимать, что  в  желающих  услужить  недостатка не было, но набрать все параметры мутанта мог не всякий. Не подходили те, кто нес  характер благородства. Не подходили те, чьё мнение не совпадало с цинизмом и  садизмом. Не подходили те, кто не умел ползать перед  «старшими» по  лестнице службы. Сложные  качества должен иметь настоящий мутант в  правоохранении и безопасности. Не каждому дано.
В.М. Чебриков прошел все тесты. Жестокость и жесткость для него слились в цинизм. Этот «переплюнул»  по свойствам своих   хозяев. Ну, держись теперь народ!
Линию, которую так легко открыл Брежнев, теперь «таланты» развернули в реку. Садизм теперь поощрялся. Уже в 1954 году  были разработки по  нарушению функций человека  при использовании мышьяковисто кислого натрия. Но если применять комплексы, то организм резко занижает свои адаптационные функции. Не все ещё б из учёных  таких исследований были мутантами. Некоторые  делали это в предупредительных целях. Для военных это не годилось, а вот на производстве  могли рабочие получать нарушения. Однако, очень скоро совесть уже могла не беспокоить этих исследователей. Такие находки стали целевыми. Они поощрялись так, что любой мог стать мутантом с наслаждением. Зачем думать, если сам Юрий Владимирович  одобряет. Хорошо бы попасть в  секретную лабораторию Виктора Михайловича! Какой народ? Руководству виднее. Брежнев и себе вешает награды и не скупится на эти позорные побрякушки для других. Поощряет. Сам-то  не способен ни на что. Правда, нужно отдать должное, очень хорошо шевелил бровями и пил горькую. Так умело пил, что научил весь народ. А иные с язвой и колитами тоже приобщились, тем более на халяву.
Деревни спивались до такой степени, что  выходили мужики из захудалых магазинов и цеплялись за стены. В городах Урала забыли про мясо. Я часто шутил, что они едят пельмени с желудями, а счастливый пельмень у них с мясом. «Пусть пьют», - думал Брежнев, - «Посмотрим, чем они закусывать будут».  Именно на Урале разворачивался полигон лабораторий. В 1979 году Свердловск был в ужасе. Тема о  «сибирской язве» заполняла все разговоры горожан. Умирали  скоропостижно  от кровоизлияний в лёгкие и мозг. Я сомневался, что это известная в медицине сибирская язва; от неё можно выжить.
Но не дал М.Горбачёв  утопить народу горе  в вине. Мало того, что произошел перевес в  силах производящих и  силах дармоедов, М.Горбачёв  с  В.Крючковым начали готовить психически стресс народу. Удар был точный. Теперь народу была объявлена война нагло и цинично. Один сморчок по  духу  угодил другому такому же. Но в том и беда. Не случайно было высказывание в народе: «Из грязи, да в князи!».
Если вы помните, при потере вкуса к деятельности и отсутствии духа оптимизма, человек отступает на  ступеньку чувствительности к  жизнеобеспечению. Вот где точно угадала  шайка СС. Вагоны с продовольствием  и одеждой тайно уничтожались. Заводы и фабрики работали не снижая темпа, но народ оказался в дефиците продовольствия и товаров. Где вы ещё встречали такое преступление! Но отчего же сейчас  молчит правительство, Горбачёв ещё и бравирует. Смотрите на вещи просто. Если, по закону, нанесён даже незначительный ущерб одному человеку, то будет  ответственность. Откуда у вас такое раболепие? Они, что,  сделаны из другого материала? Более того, по закону  организованная преступность карается более строго. В чём дело? Не в том ли, что сегодняшние СС и правители повязаны одной подлостью и одним преступлением? Пока подумайте, а сведения получите чуть позже. Учитесь наблюдать и размышлять.










Как уже упоминалось, Б.Ельцин «упростил», то есть облегчил работу СС.  Какие люди оказались в «неугодных»? Все,  кто или знал, догадывался,  или  не вписывался  по своим качествам в «понимания». Понятно, что это за люди? Именно они могли бы  начать созидательный процесс. Но Ельцин  имел дар только разрушать. Вот такие СС ему и были нужны. Нужны были  уничтожающие и убивающие  по своему характеру шкурников. Их нашлось не мало.
Беседовал я и с представителями ФСБ. Нужна ли такая жестокость?
-   Наши парни на это не способны, - отвечают мне.
-    Что, опять ложь? – говорю я, - Я имею дело с фактами  и материалами.
-    Не знаем, может быть этим занимается МВД?
-    Но вы же являетесь центральной службой безопасности России?
-     Распределяет и контролирует функции президент.
-     В функции охранения  безопасность России входит и  отслеживание уничтожения народа. Я обращаюсь  к вам не с личной жалобой, а как президент ассоциации Учёных и Интеллигенции. Вы наверно догадываетесь, что у нас специалисты высокого ранга. Здесь ошибки  исключены научной точностью.
-    Проверим.
-    Кто будет проверять?
-    У нас есть специалисты.
-    «Специалисты» были и у Брежнева и у Горбачёва, а государство привели к  уничтожению. Специалисты эти имели звания академиков.
-    Теперь времена изменились.
-    А ложь осталась. Я же сказал, что у меня достоверные  сведения и секретные тоже.
-    Откуда у Вас секретные материалы?
-    Шутить изволите. Сейчас можно купить сверх секретную информацию за бесценок.
-    Купили?
-    Не юродствуйте. Покупают информацию для  целей уничтожения кого-то, а здесь речь идёт о вашем же народе. Там ваши матеря и ваш народ.  Я предлагаю комиссию  и из наших специалистов.
-    Разберёмся, кто это такие.
-    А вы что, сами имеете образование медика, вирусолога, химика, физика, психолога?
-    У нас есть и такие.
-    Значит тем, кто вам услужливо готов врать вы доверяете, а тем, кто рискует своей жизнью не ради наград, а ради своего народа, вы не доверяете? Логично.
-    Мы своих проверили.
-    На каких делах?  Мы ставим вопрос о геноциде! Какую информацию имеют «ваши»?
-    Какое это имеет значение.
-    Несравнимое. Оборудованием, не предназначенным для  специальных и соответствующих методам СС,  будет  подтверждено отсутствие. Наверное именно это вы и хотите доказать.
-    Что такое СС?
-    Так мы коротко называем спецслужбы.
-    Не лестно.
-    Они спецслужбы, когда нет уничтожения народа.
-    Кто ваши люди?
-    Не считайте меня дураком. Начнём с паритета. Вы не заслужили доверия по факту террора. Кроме того, на обращение  ассоциации вы не кинулись тут же расследовать. Заявление об опасности  для России вы обязаны проверить. Проверяется даже анонимный звонок о подложенной бомбе. А вы тут же сразу решаете выявить кто это выявил бандитизм СС? Поднимите архивы, Этих заявлений скопилось с 1991 года куча. В чём дело?
-    Разберёмся.
-    Не примем меры, а разберёмся? И вы ещё хотите, чтобы я назвал вам имена специалистов?
-    А как же? Вдруг это провокация?
-    Провокация ассоциации с 1991 года!? Шутить изволите или разыгрываете из себя нечто?
-    Это Вы себя ведёте не корректно.
-    На моих глазах травят ядами и вирусами детей, беременных женщин, пенсионеров. И вы набираетесь наглости упрекнуть меня! В чём? Поднимите секретные инструкции и документацию. Поднимите досье на меня. У вас слёзы должны навернуться на глазах и вспыхнуть чувство совести.
-    Не нужно эмоций.
-    А вот здесь вы ошибаетесь. У меня нет эмоций. У меня долг гражданина и русского человека. Сказал бы я  таким же как я , но сукиным сыновьям и дочерям, да попрятались они как тараканы. Не от совести попрятались, а от инстинкта и страха гнева народного.
-    Разберёмся.
Действительно, «разобрались». На членов Совета ассоциации, представляющих Россию, обрушился шквал  «химии», вирусов и  приборов.
Квартира стала убойной. От соседей сверху и из соседнего подъезда просверлили, чётко по инструкции, отверстия. Пришлось бежать в Литву. Но в квартире осталась мать жены. Может быть не будут убивать старую женщину, проработавшую рабочей на фабрике 40 лет, если мы сбежали? Нет, убил Ельцин и СС Марию Романовну. На убийство понадобилось два месяца. К моменту смерти я приехал со всеми приборами и индикаторами. Квартира так пресыщена химическими соединениями, что её стены  и вещи пропитаны до сих пор. Впрочем, СС потом ещё  не скупилось. Прибор, фиксирующий электромагнитное облучение зашкаливал на уровне её грудной клетки. Жена стояла рядом в ужасе. Вирусы образовали цепочки и  пузырьковую кисту. Точно таким же образом, вскоре, президент Н.Назарбаев и СС  Казахстана  убьют моих : брата Э.В. Ленского и сестру Л.В. Дрожжину. Мы спасались женой только нескончаемым бегством.
-    Напрасно Вы, Василий Васильевич, пошли в  ФСБ России, - сказал мне  при встречи в Вильнюсе мой старый знакомый из местных служб безопасности.
-    Ничего с собой не могу проделать. Не способен я прятаться. Это талант шкурников. Да и должность президента обязывает.
-    У вас остался брат в Петропавловске на Камчатке. Ему уже «устроили» кровоизлияние в мозг.
-    Инсульт?
-    Да.
-    Убьют?
-    Такое не планируется. Методами спецслужб предусматривается, чтобы человек погибал с медицинскими симптомами естественного вида.
-     А как по части специфики поражения убиенных?
-     «Общественные» медики не только не  знают таких тестов, но и не имеют соответствующей аппаратуры. Это тоже входит в планы.
-    Где скопилась соответствующие приборы?
-    По  секторам. Там же, где и  разрабатывают средства для уничтожения.


2.2.   На войне, как на войне.

Итак, «лёд тронулся» с полным размахом. Народ ещё испытает на себе этих, прошмыгнувших в овечьей шкуре демократии мутантов и занявших ценностные позиции. Здесь чутьё у них острее. Не то чтобы они были хорошими психологами, просто народ обалдел от разрухи, как факта,  душевного неустройства, как состояния и  лживых обещаний демократии. Ещё раньше  народ был дрессирован на  словоблудии. Теперь им воспользовались «завоеватели демократии». Ещё раньше народ был глухим к фактам. Факты тогда скрывались. Теперь факты кричали. Но одновременно кричала пресса словоблудием. Старались ещё больше  разжигать страхи по поводу «неправильных» преступлений. Работало! Каждый съёжился в готовности к защитным реакциям. Какой труд будет в таком состоянии? Крепкие парни перепродают то, что сами не произвели. Женщин милиция гоняет в  подземных переходах , возле метро, автобусных  и железнодорожных станций.
Как вы считаете, обязана расти преступность?
Вот именно. Другому не бывать. Созидательность окончательно вырвана с корнем. Где-то ещё, какие-то там шахтёры бузуют?! Наплевать на них. Кто они есть?! Правительство имеет силу. Правда и мешок картошки лично для себя не выращивает, но не будем мелочиться. Пресса имеет силу горлодрания. Тоже нахлебники? Но они же «третья власть»!
Можно позавидовать мутантам: экспериментируют на народах по своему убийственному разумению. Главное – использовать ротозеев, словно бы участников. И удаётся ведь! Впрочем, и в сталинские, и в брежневские, и в горбачёвские и в елцинские времена всё творилось от имени народа. И каждый раз одураченный народ чувствовал себя вершителем и участником.
«Гениальность» Горбачёва и Ельцина, как политиков, а также Андропова, Чебрикова и Крючкова и прочих последователей заключается в том, что они сохранили стереотипные и застарелые приёмы мышления в народе но,…повысили зверства. Оказывается, был ещё запас, когда на примитивном мышлении «дипломированного» народа можно вопреки фактам  «вешать лапшу на уши».
Упростили всё до разбоя открытого  и разрухи. Кто это заметит, если развесили уши и слушают байки о «законности» и «демократии». Что ещё заслужили ротозеи!? Но это на поверхности.
В глубинной реорганизации заслуга «нового курса» должна быть оценена по достоинству. Обидно будет, если с позиции истории никто не оценит вторую сторону их дел: геноцида. Оценили же мы «заслуги» Ежова, Берии, Вышинского в сталинских делах. Здесь нет сарказма.
Здесь мы подходим к главному: лицо системы должно демонстрироваться со всех сторон. Сталинская форма государственности выиграет по психологическому подъёму и жизнерадостности на фоне современного массового психологического дискомфорта и геноцида. Более того «демократизированную» сторону сопоставляют с противоположной стороной сталинизма. Научным языком, такая постановка на сопоставление, не корректна. За этой подтасовкой и скрылась карательная база системы спецслужб. То есть того, что я называю СС.
Десятилетний опыт показал, что по жестокости и садистским замашкам современные «защитные» органы превосходят методы службизма и тупого пафоса НКВД, а также фашистского СС.
Как лихо зазвучала тема у террористов о терроре. Уловили? Впрочем, не ново. Убегающий вор всегда кричит: «Держи вора».
Меня не часто тянуло беседовать на подобные темы. Не было смысла, так как я, оставаясь верным поиску конкретных решений по выходу из общечеловеческого кризиса. Каждый поймёт, что политики занимаются в чехарде амбиций только вопросами «перераспределения» ценностей, которые они никогда не производили. Нечем им решить экологическую, энергетическую и продовольственную программы. Чем владеют политики? Значимость любого из них растёт только за счёт принижения конкурентов. Льют грязь друг на друга и никогда от этого не откажутся. Другого у них нет.
Никакой необходимости содержать эту паразитирующую надстройку на теле человечества нет. Но робеет созидатель и труженик. До понимания этого люди должны дорасти осмыслением. А пока им принадлежат все беды. Им тянуть страну из болота и дармоедов от трех властей  тоже.
Ещё в начале перестройки, проникнувшись её содержанием и будущностью, я сочинил анекдот: «К Горбачёву пришли по вопросу сокращения штата аппаратчиков. Он посмотрел на огромный список и талантливо просто зачеркнул всего лишь немного из заголовка «Аппарат ЦК КПСС». Осталось: « ЦК  СС». Немного прошло лет, как ЦК стало СС. Б.Ельцин  пошел дальше, он зачеркнул КП после путча, но сохранил СС.
И всё же СС остались с его ЦК, хотя уже в других «идейных» руках. Их средства сведены до бандитизма. Не даны им ни знания, ни широта, ни талантливость.
Пресса им наруку. Их нагнетание страстей вокруг дележа отвлекает  на себя производительные силы. Кому нужны эти темы злобы и шкурной  алчности?
- Ты обратила внимание на то, что нас не выпускают из поля зрения даже при конспиративной смене квартир и переездах из города в город поездом? На следующий же день находят даже в частных домах за пределами Москвы, Вильнюса, Алма-Аты, Таллинна, куда мы уезжаем тайно, - обратился я как-то к советнику по научно-техническим делам Т.Н.Шашуте.
- Да, работают они не плохо.
-  Я хочу сказать о другом. Они хорошо доказали, что для спецслужб не составляет труда выследить человека, даже живущего конспиративно. Из этого следует, что организованная преступность сплелась с системой «органов», но она сплелась и с характером населения. Выходит, что на скамью подсудимых попадают лишь одиночки и «самоучки». Из этого следует, что «преступность» плановая.
- Возможно, ты преувеличиваешь потому, что спецслужбы ведут преступную деятельность по отношению ко всем нам. Кроме того, ты свидетель и президент, - возразила Татьяна.
- Не могу согласиться. Так как я ещё не был президентом, а они отслеживали прячущуюся в изнеможении семью так же лихо. Меня тогда это потрясло.
- Думаю, что уместно ставить вопрос о сотрудничестве и взаимной заинтересованности СС и мафии. Мафию составляет новая, формирующая элита. Но и идеология делает своё, разлагая народ так, что можно на кого опереться. Народ настраивается на прступления.
- Как может планироваться преступность? – удивилась Татьяна.
-  А разве я сказал о плановости, осознанности. Я сказал, что преступность органически присуща нарождающейся элите. Возьми сами их методы. Если преступник всего один раз ударит ребёнка по почкам – будет большой шум. Моих дочек били и по печени, и по почкам, и по лёгким, и по кишечнику, и по сердечку. Били регулярно и квалифицированно до госпитализаций детей. В медицинском заключении чётко написано «Последствия отравлений…». Эссесовцы в своё время говорили: «Мы исполняли приказ» и считали, что это их оправдывает, но как были эссесовцами, так ими и остались. Есть общечеловеческая мораль, а не приказ очередного правящего временщика. Поэтому я преступников определяю с общечеловеческих позиций. Кстати, ты заметила, что политические уголовники не привлекаются к ответственности? Безнаказанность поощряет их. Образовался  некий  безликого преступника, а ведь у убийц есть имена. Экс-генерал КГБ О.Калугин говорит: «…почему бы тов.Чебрикову, который отвечал за лаборатории, изготовляющие эти смертоносные средства…». А теперь сопоставь: уничтожение семьи началось, когда председателем КГБ СССР был именно Чебриков. Ещё одна деталь: Чебриков – член Политбюро. Если следовать О.Калугину, то Чебриков уголовник, планирующий свои действия с Политбюро. Вдумайся только, летучие яды отрабатываются не для военных целей, а были применены в Грузии к детям. Дальше: «…и тов. Крючкову, который об этом знал…». Этот тоже член Политбюро. При этом «знатоке» в КГБ СССР последовала третья госпитализация моего ребёнка и стали истязаться дети членов Совета ассоциации. О взрослых я уж не говорю. Настала пора говорить поименно о садистах – главарях и исполнителях. Говорить и призывать как фашистских генералов и молодчиков к ответу. Кто привлечён за отравления детей в Грузии? Кто привлечён за убийство молодых людей в Литве?
Не долго пришлось ждать ответ на эти размышления. Меня посадили в машину, и на этот раз беседа состоялась глубоко  за пределами Москвы.
-   Не удивляйтесь, Василий Васильевич, вот прослушайте магнитофонную запись. В своё время  ЦК запретил  прослушивать и записывать их  разговоры. Но они не учли, что в  наших рядах есть порядочные люди.
Я был потрясен, услышав голос Горбачёва, который говорил о мерах  пресечения  народного волнения в Грузии.
-    Вот послушайте ещё.
На этот раз речь шла о Казахстане. Тон тот же самый и требования.
-    Теперь вот это.
О Литве и в целом о Прибалтике. Тема на  беспощадное подавление.
-    С кем это Горбачёв разговаривает? – спросил я.
-    С министром обороны. А вот это ещё краше.
Теперь речь шла о том, чтобы ускорить гибель академика  А.Д. Сахарова.
Я уже  осведомлял читателя, что после ингаляционного насыщения электромагнитный генератор направляется на место скопления электропроводящих химических соединений.
-    Что, Владимира Высоцкого тоже убили?
-    Да, только тем же «медленным» приемом накопления, как убивают Вас.
-    Почему не убирают Ельцина?
-    В том то  и дело, что Ельцин из партийной верхушки.
-    Не понял?
-    Постановление о неприкосновенности элиты  всезначное. На частный случай неприкосновенность  отменить может только Горбачёв.
-   Это означает, что он лично убьет Ельцина, - закончил я, - Берегут  друг друга. А  любимца народа беречь не стоит.
-  А это запись наших времён. Вот разговор Ельцина по поводу Чечни. И ещё кое что.
-    Этим меня не удивишь. Как Брежнев  лично начал войну в Афганистане, так и Ельцин не спросил народ, согласны ли матеря  послать своих сынов на бойню, - я протянул руку к кассетам.
-   Извините, Василий Васильевич, для нас эти записи равнозначны смерти. Дать их мы Вам не можем.
-    Но  СССР теперь нет.
Парни засмеялись. Но в их смехе не было иронии по поводу моей «недалёкости».

*                                                 *

*



- Трудно на это настроится. Государственных исполнителей мы воспринимаем как-то иначе, - сказал   во время  очередной встречи Сергею.
-  Глубинная причина охранных и исполнительских сил всегда пряталась. И сейчас тоже за семью печатями. Критикуются зверства НКВД. Теперь разоблачается КГБ. Это выгодно с политических соображений. Вновь раздувается иллюзия «самых-самых», повинившихся, осознавших.
-   Понимаю. Тема  ставится о заинтересованности правительства и, как следствие  бесконтрольности СС. Не боятся правители, что их самих «ковырнут»?
-    Каждый «новый» тут же тянет за собой своих для гарантий.
-    И таким образом бесконтрольность повисла на личном доверии? А почему бы вам не опубликовать эти с грифами  бумаги и эти дискетки?
-     Печать и телевидение «пасут» особо. Для нас это равнозначно смерти.  Кому нужны жертвы тогда, когда результата всё равно не будет. Почему бы вам от ассоциации не  начать публикации издалека? Кроме того Вы писатель. Какой спрос с  «писаки»?!
-     Пока я столкнулась с фактом, что мои разоблачение не рискнул печатать Рагинский в «Совершенно секретно», хотя, я предоставил ему в доказательство научные факты и медицинские заключения. Казалось бы, я и доказал то, что пишу и, заодно, отвожу от издателей возможные нападки, - сказал я, – Актуальность моих разоблачений бесспорна Но чего боятся издатели?
-     Того же, что и каждый осведомленный человек о настоящей сути дела. Те, кто не знает, те не поверят. Вот и получается «замкнутый круг». Организуйте своё издание. В век бизнеса это не сложно.
-    А кто будет распространять?
-    Да, «кислород» вам перекроют. Но  классик сказал: «Из искры возгорится пламя», - закончил он шутливым тоном.
Я засмеялся тоже, поскольку смелость никто не проявил. Гласно или молча было дано «добро» на определённые выгодные в политике темы. Истосковавшись и настрадавшись по свободам , эти темы стали «геройски» печатать и с восхищением читать, горделиво покачивая головой: «перестройка», «гласность», «демократия». Наивная и святая доверчивость! Мафия уголовников процветает на почве, которую они тщательно заготовили ещё во времена СССР. Вот пример. Литва стала независимой. Разогнан КГБ. Увы, всё это поверхностно. И сейчас, 1992 в Каунасе, Вильнюсе, Клайпеде, Шауляе, Паневежисе орудуют шайки спецслужб. Методы у них те же. Современное оборудование для СС поставили заморские дяди не без интереса.
-   На вас в прокуратуру написала Ирена Богданавичене, - сказала мне в «Знании»  Стасе.
Написала она тогда, когда я только что выступил в защиту литовского народа по каунасскому телевидению в трагические январские дни. Помню, помню… Тогда я рисковал жизнью. Богданавичене отсиживалась дома, когда все литовцы были на дежурстве возле зданий телецентра.
-  Дом мы построили всего за восемьсот рублей. Сотрудник КГБ помог, - неоднократно восхищалась она.
Какая наивность! Да и дом то всего двухэтажный. Подхватил эстафету в прокуратуре Руджёнис. Дальше заказ исполнялся последовательно.
- Мне некогда брать интервью, - дёргался  газетчик Арвидас Кразаускас и стал бредить с полной  безграмотностью.
Мне стало его жаль и я дал ему материалы. Я видел, что он исполняет заказ, а по дёрганью понял чей. Так оно и вышло. Появилась бездарная, безграмотная статья в «Кауно Тиеса». Там сверкало неприкрытое угодничество спецслужбам. Так Кразаускас облил грязью не меня, а свой народ, опозорив себя безграмотностью и тоном шута. В моих материалах чётко говорилось об издевательствах спецслужб над детьми и даже беременными женщинами. Говорилось о диверсии в Литве. Но Кразаускас был слеп. В том-то и дело, что информация, идущая от меня, актуальная и высвечивает то, что находится в работе спецслужб.
Так продолжалось и так дотянулось даже к 2001 году. Для провокаций и дискредитации меня, явились безграмотные корреспонденты от  газет «Республика» в лице недалёкого по уму Юрия Шолохова в Вильнюсе, и от газеты «Кауно Дена» Юрате Кузмицкайте, ума злого и ещё менее совершенного. Осталась привычка судейства. Рассчитывают на безнаказанность. Может быть они не знают, что я, в отличии от них писатель, уважаемый в ассоциации Учёных и Интеллигенции. Мне-то  интеллигенция поверит по моей честности и порядочности, тем более, что я не подкупный.
На корреспондентов России  опереться вообще нет шанса. Как Остап Бендер говорил: «Все учтено великим ураганом».
- На что же ты рассчитывал, когда писал эти книги? – посмотрела на меня с любопытством Татьяна. – Значит, ты рисковал, если «гласность», «демократизация», управляемые, подкупные и плановые?
- В моей ситуации понятие «риска» отсутствует. Я невольник ситуации сложенной  мутантами. Моим оружием является честность и благородство.
Кажется, Татьяна не поняла смысла этого намёка на то, что я и мои соратники – жертвы  естественного характера мутантов. Понятие «плана» здесь условное.
-     Они вершат свои слабоумные дела тайно. Но в том и есть «медленный» смысл моих книг.
-    Как пронимать «медленный»?
-    Если я сразу опубликую секретные инструкции, то не успею и глазом моргнуть. Как там Суптели сказал: - «У нас умеют из живого делать не живое».
-    Для чего тогда ты печатаешь?
-   Чтобы уголовники сели на скамью подсудимых. Это не книги, Татьяна. Это суд! Этого моего хода  они не учли, несмотря на всю свою подлость. Скамьёй подсудимых для них станет сознание людей. Солнце должно высушить эту расплывающуюся кучу грязи. Ты обратила внимание, как прячут они свои фамилии?
- Я установила эти фамилии в Казахстане. В тайне от мужа помогла Майя Алимжанова, - открыла тетрадь Татьяна. – Всё разбито на три  периода.
Всё это отличается  от кино или художественного  вымысла книг, где последующее просматривается по «заготовкам». Каждый шаг был главным. Как на заминированном поле, так как в плановой игре садистов я повёл свою собственную линию к расследованию и разоблачению.
- Почему бы тебе, хотя бы временно не уехать далеко заграницу? – спросил в Москве меня Юрий Левин. – Сейчас на фоне межнациональных распрей, твой голос никто не расслышит.
- Возможно что и уехал бы, если бы это касалось только меня, но вскрыт метод. Для  ещё только формирующейся системы есть шанс. Шайка, о которой и не подозревают народы должна кем-то вскрыта. Кто если не я? Теперь для меня это равносильно предательству самого себя, потому что  в этой среде я рождён и вырос. Поэтому на подобные жестокости я смотрю как на патологию «тела». «Тела», в котором определился и я. Самоотравление государства не компенсируется извне. Неоправданная жестокость самого народа должна быть вскрыта, поскольку это плохой признак в момент рождения новых социальных отношений. Революция тоже начиналась с репрессий и известно, что за этим последовало: Сталин «сел» на благодатную почву. Однако феномен «сталинизма» характеризуется  ещё и психологическим подъёмом энтузиазма в народе. На сопоставлении с этим «феномен мутантов» особенно просматривается сегодня, когда у всех есть и еда, и одежда, но все чувствуют психологический дискомфорт. Так ради чего сегодняшние зверства?
- И всё же, если исходить из осмысленной цели, то кому-то хочется, чтобы ты «закричал», - вернулся к началу разговора Юрий.
- Думаю, что ещё рано. Да и не следует возвеличивать мутантов. Иначе мне была бы предоставлена возможность «крикнуть» своевременно. Теперь же одним отравлением больше или меньше – не суть как важно на фоне многолетнего истязания. А вот сведениями я обладать стал полными. На меня остервенело набрасываются всякий раз, когда появляется возможность «крикнуть» и не дают её реализовать. Боятся грамотного разоблачения.
- Получается, что у них расчёт на то, что преступления будут скрыты в любой момент, даже при  наличии документов и свидетелей, - посмотрел на меня сочувственно Юрий.
- Скрыть преступления я не дам уже тем, что написал книги. Однако опаснее бед геноцида стала система мутантов. Мутируют народы.
- Да, ты часто намекаешь на среду для СС.
- Я думаю, что ты догадаешься сам. Вспомни ход перестройки. Горбачёв и «команда» планировали стимул резервных сил, через заинтересованность, а выдернули за эту удочку рост теневой экономики и сверкающих глазами завистников. Расчёт шел на бабку с огурчиками, а выполз дядя, способный купить себе охрану и вообще перекупить всех направо и налево. Таким дядям нужен рынок сбыта. Тут появляется Ельцин. Дядя рад. К этим  талантливым дядям СС тут же наплодило бездарей, а дядей стали душить. Вот где намечается битва. Разработаны «тормозящие» силы спецслужб. Это стало началом геноцида. Правительство организует систему вне законов и общечеловеческой морали. Этим тут же воспользовались мутанты…. Сначала это шло в старых лозунгах: «Прикрытие секретных разработок и профилактика по утечке информации». Хорошая ширма. Но теперь и такой ширмы нет.Не забывай, что за это взялись мутанты.
-    Но причём здесь ты?
-   Ты упускаешь, Юрий, из вида, что средства насилия тоже нужно совершенствовать. Андропов и Чебриков организовали преступные исследования с биоэнергией и с человеком. Морская свинка и крыса не расскажет свои эмоциональные и психические сдвиги. «Материалом» стали люди.
-    В это я могу поверить.
-    Я, как специалист, всему этому свидетель. Однако мафии нужен был всесторонний фон для упрочения себя. Представь, что рынок станет свободным. А теперь представь жён военных верхних эшелонов, СС и МВД на рынках, но уже с копейками. Реально? Этого тигра в форме СС и элиты свалить не легко. Нужен мощный удар, дискредитирующий всю эту шкурную систему. Но не всем женам повезёт. Есть низшие чины. Есть честные люди.
- Вот почему ты сказал: «Спецслужбы СС против правоохранительных  сил в целом».
- И Военно-промышленного комплекса тоже. Так что будем ждать и от спецслужб разоблачителей если рискнут. Будем ждать как реакцию мутантов «благодетелей». Они сами назовут свои фамилии. Элита мутантов уже определилась чётко. Она схватилась за новые технологии и спряталась за спину бездумных парней из спецслужб. Прикрываются НЛО, инопланетянами, «рыночной экономикой». Эти игры примитивные. Но не простят им  геноцид и тайное экспериментирование на людях. Человечество должно оперировать эту раковую опухоль на своём и без того ослабленном теле. Я же опередил их в своих научных разработках очень далеко. Им и не снилось то, что я получал в лаборатории. Поэтому я отлично знаю, кто создаёт контактёров и НЛО. Только можно было обойтись без экспериментов на людях, как это делали мы. Но для этого нужен ум, а  мутантов- учёных талантом бог обделил.
- Тебя не случайно блокируют.
-  Теперь, Юра, «поезд ушёл». Теперь спецслужбам всех вас – свидетелей из разных городов и стран – придётся перетаскать в «психушки» и у уничтожить всех. Вот здесь-то и подвёл «метод». Они сами создают себе ограничения. Схватили бы меня открыто, но кричат о «демократии». Убили бы скоропостижно, но заметно. Скрутили бы руки, но я президент международного ранга.
-  Может быть, они ждут, когда  наберётся достаточно авторитетных доказательств для крупного скандала в их пользу. В пользу «благодетелей» и «спасителей».
-    Я, Юра, должен учесть всё.
-     Если ты начнёшь их разоблачать, то целью спецслужб  будет «выключить» тебя… и сделать национальным героем.
-    Любой метод не «сам по себе». Следовательно, любой метод конечен и содержит в себе парадокс само исключения. Поэтому, «выключая» меня, они как раз добиваются обратного. «Выключив» меня, мутанты покажут на себя пальцем. Не забывай ещё про тех, кого, считая за стадо, мутанты решили разгромить. Среди военных и сотрудников правоохранения я встречал людей, избравших в том свою профессию. Они не планировали стать убийцами своего народа, своих матерей, друзей, беззащитных тружеников. Такие в СС не угодны. Представляя этих ребят, я вижу, что это не такая уж слепая масса. «Выключая» нас, Горбачёв, Чебриков, Крючков, Язов, Ельцин, Степашин и прочие за ними идущие покажут пальцем на себя. Речь пойдёт не о спецслужбах  из ФСБ  и МВД «вообще», а о конкретных «стратегах» по плановому геноциду и гражданскому убийству.
-     Но мы так и не пришли к конкретному выводу.
-     Отчего же, - засмеялся я. – У нас есть основной факт, что во всём этом задействована целая система спецслужб с возможностями: прослушивать телефонные разговоры, входить в квартиры жителей даже ночью, контролировать деятельность различных инстанций, следить за перемещением в любой точке мира, применять к мирным жителям химическое, бактериологическое и высокочастотное оружие, тайно экспериментировать на людях. Эта система действует смело по безнаказанности; исполнители не боятся, что их возьмут с поличными , когда они сверлят отверстие в квартиру, или  пускают аэрозоль. Возможностей их лёгкой поимке не счесть, но, как и было запланировано в геноциде, правоохранительные и госбезопасности органы не откликаются ни  на одно заявление. Оставлены без ответа не только заявления нашей семьи, игнорируются резолюции международных форумов.
-    Возможно, ты хочешь одновременно выявить, какое отношение к искоренению специалистов имеют иностранные службы?
-    Так ставить вопрос, Юра, было бы слишком наивно. Это вопрос по поводу политической системы старого толка. Политики всегда выдавали свои личные инстинкты за народные  интересы. Удавалось им это раньше, удаётся и сейчас, но форма политических отношений изменилась.
-    Я думаю, тема глушения подобных разработок из-за границы или переманивания на свою сторону «мозгов» актуальны и сейчас, - возразил Юрий.
-    На поверхность это так, но только на поверхность. Вспомни, какой удар по оборонным силам нанесло НКВД само, без просьбы из-за границы. И сейчас нет смысла применять силу из-за границы. Такой силой истребления является клан мутантов: политики, науки, спецслужб, прессы, правоохранения. Это они будут сгребать всё под себя и услужливо предлагать народные ценности как свои. На торгах Отечеством ищите их! Эта шайка склеилась в среде пустобрехов. Скатившись до беззакония в беззащитной толпе мирных жителей, «гении» и не заметили, что перестали быть людьми. В закулисной возне они серьёзно планируют свои смехотворные дела. Но от этих дел слёзы народа льются с кровью.
-    А как быть со стремлением наших специалистов сбежать за границу? Представляю, что будет.
-   Будет, Юра, всё иначе, чем пророчат политические комментаторы. Не отсюда туда, а оттуда сюда будет поток идеологический, морали убийств, экономического порабощения  долларом.
-   Я знаю тебя, Василий, иначе подумал бы, что ты оригинальничаешь.
-   Представь, что ты бизнесмен и имеешь кучу денег, уже сейчас их называют «деревянные» рубли. С позиций устойчивости своего предприятия и смысла бизнеса, что ты сделаешь?
- Обменяю деньги на валюту и…
- И припрячешь их там где частная собственность неприкосновенна. Каждый бизнесмен  интуитивно чувствует государственный рэкет. За то, ты станешь магнатом. Так поступит каждый. Теперь не трудно догадаться, что произойдёт при открытии границ. Рыночные цены при закрытых границах будут издевательством над людьми. Купишь хлеб и по 100 рублей за килограмм, так как выбора не дано. Но кто станет покупать «свой» магнитофон, если можно купить японский.
-    Да, отечественный уровень низкий.
-    А теперь скажи, зачем бежать специалисту при  такой постановке вопроса? Не там, а здесь будет дефицит «мозгов» и коммерческих талантов. Какая разница, где жить, если выполняешь большой заказ? Бегут туда, где больше возможностей и меньше конкуренции, а тут условия, в этом плане лучше, чем в США.
-    А как западные инвесторы?
-    Инвестиций не бывает задарма.
-    Что ты этим хочешь сказать?
-    Я хочу сказать, что у них свой расчёт.    Во-первых, они бросили народы бывшего СССР себе в корм. Во-вторых, воруют ценные технологии. В-третьих, они поощряют геноцид, уничтожая талантливых авторов, как конкурентов. А остальных, таких как  мутантов, они прикармливают  договорами, поощрениями, инвестициями прикармливают. В-четвёртых, народы России для них быдло, на котором совместными с СС договоренностями отрабатываются технологии биоэнергетических воздействий.
-   Неужели  это будет незаметно?
-   Ещё раз повторяю: среди «благодетелей» и на торгах Отечеством ищите их! Не усидят в тени! Рано или поздно выпятятся.
-   Элита создаётся там, где не каждому дано, - не однократно говорил мне Юрий и многие другие.
На эту мораль я сочинил стих, чтобы к подобному высказыванию дополнить другую сторону.

Приплюснув нос к щели забора,
Внимал я чистыми глазами.
Глаза, не знавшие укора,
Сейчас кричащие слезами:

Из рук чужих, с подачки, хлеб
Пёс принимал как несъедобный.
Решил: жизнь на цепи как бред
И умирал в тоске, голодный…

Года идут. То там, то тут
Я слышу разные теории.
Одни похваливают труд,
Другие – прелесть бутафории.

Мутанты грабят как своё,
Чтоб утопить народ в невзгодах.
И рассуждает сволочьё
О человеческих породах.

Из рук чужих летит всё в корм:
Подачки, темы, идеалы,
Мораль людей пошла под слом,
Чтобы вскормить мемориалы.

Жуют духовность и друг друга.
Жуют объедки под столом.
Жуют тебя страна-подруга,
Коль шаришь взглядом ты кругом.


У России большая будущность, но она хватается за чужое перед выбором, перед лицом больной совести. Лишь одиночки вступили в схватку с мутантами.


2.3.  Правители



Телеграмма


Москва  Кремль  Президенту  Горбачёву
Председателю КГБ Крючкову

В третий раз обращаемся лично к Вам согласно
Резолюции Международного Форума
«Дом Земли третьего тысячелетия», требуем
не только прекращения геноцида методом
летучих ядов, вирусов и СВЧ, но и наказания как
разработавших его так и применяющих.

Поскольку на два обращения лично к вам
С сентября 1990 года вместо ответа усилились
террор и зверства, считаем необходимым
оповестить об этом правительства стран,
международные средства информации,    общественность
=Президент Координационного  Совета=Ленский=

Этот документ лежит у меня на столе среди кучи заключений, актов, обвинений правительства. Вот  обвинения Совета о геноциде  посланное Б. Ельцину. А вот и последнее, которое в конце 2001 года было   передано в Приёмной лично В.В.Путину.
Реакция на все акты, заключения специалистов, постановления Совета международной ассоциации Учёных и Интеллигенции одно – неописуемые зверства. В чём дело? Они клянутся перед народом. Когда они стали убийцами? Так ли было во всех временах?
Вот  старинный труд Светония. Он рассматривает характер и дела  двенадцати римских императоров. Характер  императора не отделим от его дел. Нечем совершать дела иные.
Твёрдый характер у Гая Юлия Цезаря, но в пользу великому Риму.
А вот Нерон. Тщеславный. Любит почести даже в том, чтобы его считали великим артистом.  Члены жюри, не воздавшие ему хвалу, тайно умерщвляются…ядами. Знакомый почерк. Циник. Считает, что народ это и есть он. Тоже знакомо.
Нерон довел страну до разрухи. Как по нотам.
В отличие от Светония,  я пережил восемь «царей». О их предшественниках знаю по истории.
Начнём с Николая Второго, то есть с момента падения предыдущей империи. Закончим моментом падения следующей империи.
Есть закономерность. Когда умирает старое тело государства, то может произойти одно из двух: или государство возродится в молодом  духе, или падёт в удобство более сильных держав.
Критерий возрождения  не сложный. Он не в силе оружия, а в жажде народа. Критерий падения тоже прост: и сильные государства падали с разложением духа народа.
Итак, империя России  умерла. Не случайно. Царь Николай Второй больше не чувствовал своей сущностью ответственность перед народом. Отсюда,  голод солдат, мракобесие, болтология. Единственное назначение правителя  - держать народ в созидательном духе и единении. Не нужен он больше ни для каких нужд. Но дух народа пошел в угнетение.
Как и положено, перед  концом вспыхивает последний рывок.
Он имеет два направления: словоблудие о демократии на базе интеллекта  и  человеческие функции. Первые начинают ворошить законы и законность. Второй путь  заложен в изыскании ещё какого-нибудь шанса к спасению в сущности самого Человека. Начался эзотерический бум. Григорий Распутин пришел на готовую почву. Не будь настроений на поиск запасных возможностей, не было бы и Распутина. Эзотерика - это симптом конца старого тела. Слои интеллигенции повально увлекались йогой, магией, спиритизмом, кабалистикой. Не хватало только НЛО. Сравните с концом Советской империи. Во всех уголках Российской империи  гадали, устраивали общение с умершими душами на спиритических сеансах, использовали пранайамы йогов. Это же случилось при падении  духа «советов». Как правило  на эзотерические «потусторонние» силы возлагается вся надежда. Одновременно наращивается насилие и гнет. Царь Николай вынужденно отпустил вожжи. Тут и началось  закономерное пустобрехство. Это тоже симптом. Словоблудие о законности и «демократии»  выплеснулось  в  гниющей России такой же рекой как и в издыхающем СССР. Это симптом шкурных настроев. Что такое законность и «демократия» для буржуазной прослойки в царской России? Дармоеды потеряв опору в  основах власти кидаются  сохранить «своё» и урвать  кусок от дряхлеющего льва. В том инстинкт шакалов.
А.     Но…  Как в сгнивающих листьях прорастает свежая трава, так в любом умирающем теле может появиться дух молодости. Зародышем в загнивающем теле стали революционеры. Чем больше разлагается старое, тем больше почвы для молодого ростка.
Не в эзотерических прогнозах о «потустороннем» вмешательстве эгрегоров и  духовных сил, а в молодом и жизненном  действительном  состоялся  расцвет. Посмотрите на  два противоположных характера. Когда дармоеды теряют почву «законного» паразитирования, то они  не покидают свою сущность и пытаются  получить дармовые блага от «потусторонних кормильцев». Так рождается мечта получить на халяву «энергии», духовность, космические и таинственные силы. Дармоед, даже в поисках новых возможностей, остаётся дармоедом. Это тоже симптом.
Противоположным этому являет себя действительно новое и молодое. Симптомом будет расчёт на собственные силы. Нет здесь веры в «энергии» на халяву. Нет попрошайничества помощи у  бога. Нет шкурничества и рабского пресмыкания.
Чем отличаются революционеры от шкурников?
Революционер не знает, как «должно быть». Благородный дух романтизма, отталкивающийся от грязи строя, и  из сострадания к своему народу,  ведёт его на личные лишения.
Шкурник не станет долго томиться в лишениях. Шкурник тоже возмущен, но тем, что кому-то досталось больше.
К счастью для России, именно затяжное время распада  стало  проверкой  на благородство. Шкурник не вынесет каторги и лишений. Его легко сломить, той простотой, что,  отняв и то, что у него было, можно заставить его  повиниться. Кроме того, наказаниями из него легко сделать ревностного служителя.
Итак, время отсеяло бузотёров  и натренировало такой дух у революционеров, что этого было достаточно для подъёма духа всего народа. Состоялось два момента: смерть старого тела государства и рождение молодого духа.
В.И.Ленин нёс утро и весну созидательного настроения. Чего проще может быть в призывах: «мир народам», «хлеб рабочим», «земля крестьянам»? Характер мечтателя, романтика. Идея справедливости в смысле…дать людям трудиться. Личный пример. Не нужны ему награды. Нет шкурничества.
Молодой организм вырастает из  отмирающего предыдущего именно за счёт его несостоятельности. Был бы состоятельным организм, государства не откуда было бы появиться  революционером. В этом закон природы: умирающее само порождает в себе  продолжение.
Обязательна ли революция?
Революция свершается всякий раз при смене фаз организма человека. Но мы это не замечаем. Не замечаем особенно тогда, когда нет остаточных функций от предыдущей фазы. Точно так же в теле государства. Меняются фазы по характеру развития народа. Если будет остаточность, то она приводит к заболеванию государства. И всё же смерть, не обязательна. В отличие от  индивида, общественное тело может обновляться,  даже совершив полный цикл.
Как инородное тело изгоями в молодом государстве становятся  те, кто  по своему назначению не должен быть просто дармоедом. Репрессии? Обязательно. Они заслужили того, превратя  кормящий их народ в быдло. В народе есть культура, неписаная культура выживания. Её законы чисты, так как  они позволяют рожать детей, сеять хлеб, изгонять врагов. Эти, неписаные, а точнее, не проявленные, законы нельзя нарушать. Находящиеся в надстройке  шкурники  не идут на войну, не сеют хлеб, и не кормят себя своим трудом. Они склонны гнать народ на бойню и грабить его. Вот в том  и есть мера.
После революции 1917 года начался медленный и свежий рост духа созидания. Как долго будет этот подъём. Он зависит не от мудрствования руководства. Он зависит от малости: не мешать трудиться! Своим настроем и законами руководство  всего лишь сигналит о благоприятствии. Заодно сопоставьте  дух сегодняшней прессы, которая тоже является глашатаем. Кто будет с радостью трудиться под эти вопли о невзгодах?
Искусство молодого государства оправдывало себя оптимистическими песнями и темами. Дух единения особенен тем, что нет конкурентов. Успех другого радует  больше личного успеха.
Есть ли в этом этапе шанс торжества шкурников? Обязан быть. При смене фаз остаются функции предыдущего. Одни  крушатся разом, другие имеют видимость процесса преобразований. Точно также в организме человека. Если предыдущие функции не будут сняты, то человек «загрязняется» тем, что только  было прогрессивным. Организм начинает хандрить. Организм будет сменять фазу одну за другой вне воли человека, но точность перехода по фазам и есть здоровье.
Против  сгнившего тела царской России были и шкурники. Нужна ли была зрелая мудрость В.И. Ленину? Нет. Самой великой мудростью является дух созидателя. Не спутайте. Не дух назидатели и управителя, а чутье, врожденная сущность, исключающая в себе шкурничество и дармоедство.  В этом и есть гений Ленина. Феномен Ленина - в природе его врожденных качеств. Остальное будет проявляться в политике и примерах личного поведения.
Б.   Когда прорастает зерно, то наступает пора укрепления ствола будущего дерева. Зерно революции прорвалось сквозь шкурников и террор старых сил.
Задача правительства -  угадать момент. Угадывают характером, а не размышлениями.   И.В. Сталин оказался ко времени. Характер силовика, но дух революционера.
Народ зреет сам в себе. Темы крепчания  и энтузиазма оказались  ко времени. Начался второй этап подъёма. Этот подъём очень характеристичен. После рождения человека формируется опорно-двигательная система. Такой «опорно-двигательной» стала промышленность и техническая мощь. Таким же стал дух народа. Зреет сила. Для созревания этой силы нужна почва. Она не может быть сторонней, в виде подкормок извне. Роль эту выполняет пресса и искусство. Нужно отдать должное они это выполнили с честью. Такую надстройку не назовешь дармоедами. Это надстройка созидателей. Нытиков, естественно, будут изымать. Как инородное тело изолируется и поглощается в организме человека фагоцитами, макрофагами, так же и в теле государства. Роль эту выполняют правоохранительные силы. В качестве соответствия движению народа их не назовешь СС. Они тоже  неотъемлемо нужны в общем теле государства. Они  заслуженные созидатели.
Напомню, что на каждом этапе есть шанс  порождения шкурников. После революции был шанс дележа прав. Теперь настал шанс дележа  власти, то есть права на силу. Изначальные революционеры не искусились. Но ко времени начала войны 1941 года  шкурные интересы уже начали прорастать в силовых  рядах. Это и есть недочёт Сталина. Теперь не были опасны те, кто  был остатком от фазы дележа прав.  Ещё не были опасны  деятели искусства. Фаза ценностей ещё не наступила. Опасность представили силовики.
Однако война вновь подняла дух единения.
Если на первом этапе искушением было торжество правоты. То теперь искушением стала сила. И.В.Сталин не оказался должным психологом. Ещё вернее сказать, что его врожденная сущность носила элемент насилий. Одно дело благородная сила. Мы не называем её насилием. Почему? Сила, поставленная на созидание, служит во благо процессу жизниутверждения. В Сталине было и то и другое. Созидательный процесс очернили шкурники-силовики.
Наступил кризис. Ход назад к силе означал не единение, а диктатуру. Кстати в любом процессе ход назад разрушительный. Л.Берия сделал попытку  продолжить силовую фазу. Это было бы крахом, но интуиция старых революционеров не подвела.
Н.С.Хрущёв делает прорыв сквозь кору силы. В этом его заслуга перед народом. Народ опять воспрянул духом. Кора силового давления была прорвана. Государство уже было на грани заболевания. Из крестьян выжимали все соки, для продолжения укрепления силы. Силой производительность не поднимешь. Народ застонал. Силой жали и на  рабочих. Труд становился в страх, а не в радость. Женщины, родившие детей, не имели возможность кормить их после родов.
Интуиция и врожденная сущность Н.С.Хрущёва гнала его на  неожиданные шаги. Разоблачая культ личности И.В.Сталина, он фактически нанёс удар по силовикам-выжимателям. Теперь они стали  дармоедами.
В.    Г.М.Малинков явно не подошел как активная личность. Народу он понравился за милосердие к нему. Народ ждал пощады. Устали все от силовиков. Жестокость дошла до меры. Нужно милосердие для передышки. Точно так же и вы, после усиленного труда, нуждаетесь в отдыхе, а после жестокости – в милосердии.
Не было милосердия у Сталина даже после войны. Уже в искусстве появились темы «ласковой песни», а стиль государственности остался от ушедшей фазы.
Это поучительный пример, когда одно и то же, только что несущее созидательную роль, превращается в наказание и разрушение.
Силовики  были прочны. Они  затаились, но не они представляли опасность. Но для этого нужен был активный правитель. Им оказался Н.С.Хрущёв. Рядом с  Хрущёвым ещё нужен был Булганин. Своим видом  он являл мягкость и душевность. Так произошла, необходимая для психики государства, передышка.
Г.     Новая фаза государства полагала всестороннее развитие. Наступил час искусству, как главенствующему. Народ стал чувствительным к красоте и разнообразию. Тема ценностей теперь не была  мещанской. Она была противоестественной после революции. Она была не своевременной  при Сталине. Теперь никто не заметил, что это уже иные люди по запросам и характеру.
И  опять дан  шанс шкурникам нового типа. Скопившиеся  в литературе и искусстве инстинктом ощутили свой «звездный час». Не все конечно. Созидательность искусства новой фазы несомненна. Народ становился культурнее в смысле разносторонности. Но, чванливость зрела. Сам факт успеха искусства вцелом, шкурники приписывали себе лично. Стали появляться диссиденты. Теперь они требовали привилегий. Теперь они стали дармоедами. И опять повторилось то же самое, что только что было с «правовиками», а затем с «силовиками». Теперь  привилегии требовали «ценностники».
Интуиция опять не подвела Хрущёва, но бороться силой с дармоедами означало сделать шаг назад. Неуместными оказались законы о тунеядстве и меры по борьбе с паразитированием.
Основное накопление непроизводительных надстроек свершается в городах. Напомню, что в созидательном процессе нет надстроек и нет нахлебников. Надстройка  начинается тогда, когда эти  же слои  перестают способствовать первоисточникам.
Города полнились не желающими трудиться.   В деревнях трудились; светились надежды.
Одновременно подобный же перевес произошел и в Китае. Мао Цзе Дун был ещё и мудрым политиком. Он тоже применил силу…молодого поколения. Хунвейбинам по их молодости были чужды дармоедство и шкурничество. Произошло  насильственное перемещение избытка непроизводительных сил в сельское хозяйство и  кустарное производство. Это был болезненный ход относительно  дармоедов, но он спас от болезни государственный организм.
Накопление нахлебников  и силовых  мер в  против дармоедов дало  в СССР плод.  Затаившиеся силовики тоже не могли отказаться от привилегий. Одновременно поднимали бузу  деятели богемы. И те, и другие были из  клана шкурников.  Они не составляли большинство, но сорвать созидательный процесс у них хватило сил. Произошел силовой переворот. Я уже говорил, что любой ход назад в цикле повлечёт заболевание организма. «Силовики» совершили смертный ход. Теперь заболевание государству обеспечил Л.И.Брежнев.
Д.    Л.И.Брежнев оказался по личному характеру не в фазе народного развития. Народу нужно было совершенствовать своё умение, мастерство, увлечённость, разносторонность. К этому тянулся каждый. По врожденной бездарности Л.И.Брежнев увидел в том  лишь внешнюю тень. Этой тенью были средства к жизнеобеспечению. Началась погоня за этой тенью как за главным. Зазвучали темы экономики.
Одарен Брежнев был в силовом характере. Зазвучала ностальгия: «генеральный» секретарь, «генеральный» директор, «генеральный» конструктор». Срочно повышал  себе военные чины. Вешал на себя награды. Млел от похвал. Чмокал каждого подхалима. Пил в радость водку; так положено победителю  по заслугам.
Народ перекинул свои ожидания радостей на  предлагаемую правительством тему жизнеобеспечения. Наступил «звёздный час» шкурников. Эти не могли быть разносторонними. Их ущербность была видна в том, что они захламляли квартиры  подписными изданиями, не  имея вкуса к литературе. Они заставляли квартиры мебелью, как склады, не имея вкуса к дизайну. Они хватали всё. Дачи стали убогим воплощением «моё». Фаза ценностей превратилась в патологию стяжательства. Несуны  поглупели до такой степени, что отказывались от лучшего. Смотри на прекрасные просторы, они тоже твои. Кто отнимет у твоего зрения? Кто запретит любоваться «чужим». Пройдя мимо сада с розами, ты уже унес с собой эту красоту.
Но деграданты  не только вне дара, но и вне осмысления. Начался абсурд. Борьба за «моё» превратилась в бушующее наводнение. Тащили  кто что мог: доски с заборов, шурупы с заводов, заслуги с государства, взятки со студентов.
Алчность стяжателей нужно было компенсировать продукцией. Не успевал ширпотреб. Для производства ширпотреба навешали нагрузки заводам по производству станков, экскаваторов, тракторов.
Не мог понять «гениальный», что этому стяжательству конца не будет. Блат стал в почёте по возможности распределения ценностей. К ценностям подходило всё: сочные места в обществе, элитарность, блат, «связи», дипломы, награды. Этот вид ценностей давал гарантии. Народу –труженику гарантировалась…пенсия.  Смешно? И этой малости оказалось достаточно, чтобы к пенсии готовились смолоду.
Не прошло и это мимо зоркого ока дармоедов-правителей. Стали пугать  пенсией, прерванным стажем. Увы, не пугали безрадостным трудом!
Дошло дело и до силовых приемов. На поверхности были «психушки», но в глубине  разрабатывались гнусные методы биологических, химических и электромагнитных средств против народа. Победил, всё таки, бездарь свой народ! Силовые структуры тайно свирепствовали уничтожая…созидателей. Шкурники-то были понятны по духу. Созидатель не может ползать на карачках; трудиться надо. Созидатель не  карабкается к похвалам; радость других и есть его радость. Созидатель не будет лицемерить; постыдно это. Но тогда, он отщепенец в стаде шкурников. Уничтожить его! Уничтожали изо всех сил. Тайно уничтожали и подло эти подонки, забравшиеся в «верха». Довольны были силовики и мутанты-учёные. Но…
Дефицит рос. Тут «гениальный» отбыл в мир иной.
Оставил он после себя не мёд. Алчущее население зрело даже в селе. Вот как глубоко проникла зараза паразитирования! Издревле народ находил радости в своём труде. Вот настанет весна, будем вспахивать  землю. Вот родятся дети, будут помощники. Летом глаз радует будущий урожай; колосятся поля. Подрастают дети. Осенью теплится на душе от собранного и заслуженного. Пора  организовывать свадьбы. Зимой уютно, да и внуки скоро появятся.
Разгромил бездарь народ! Не нужна война. То, что не смогли сделать фашисты, сделала кучка победителей в войне 1941-1945 годов. Они победили дух своего народа по своей жажде почестей, наград, привилегий. Они открывали блатные магазины и устраивали «заслуженные» пайки. Получилось так, что войну народ не выстоял тем, что женщины, вместо  лошадей впрягались в плуг, чтобы пахать землю. У станков падали и умирали от изнеможения. Работали наравне со взрослыми дети. Потеряли совесть победители. Пал народ. Теперь шкурники одолели государство.
Осталось или  излечивать глубокую рану, или добить окончательно беззащитных кормильцев.
Е.      Как и Г.М.Малинков с деликатным Булганиным, К.У.Черненко  дал передышку. В том его характер. Недовольных прибыло и из рядов  созидателей. Недовольны были настоящие таланты в искусстве; блат стал стеной перед ними. Недовольными были даровитые учёные; науку заполнили «заслуживающие», но  далёкие от готовности к неожиданной новизне. Талантливых инженеров теснили на работе, а дома жены тоже «стимулировали»  намёками на зарплату. Недовольными были благородные и честные люди. Они видели, что их дети деградируют по человеческим свойствам.
К Черненко можно было пробиться. Слабо. Не каждому везло. Но шел слух о справедливости. Что это за справедливость? Дать талантам возможность «пахать». Дожились! Чтобы трудиться в полную меру, нужно сначала пострадать от насилий СС. Таким стал удел созидателей.
Не долго была передышка. Стар был Черненко.
Затаились силовики. Выжидали. Вцепились в награбленное дармоеды. Выжидали.
Ё.       Вот тут и крикнули  силовики ура! Главой государства стал Ю.В.Андропов. В фазовом цикле государства это был уже второй ход назад. Государство и так уже болело. Но эту болезнь ощущали только созидатели на  своих невзгодах.
Никто не ждал такого «таланта». Даже дармоеды дрогнули. Из ресторанов, от пивных, с пляжей, на улицах, их отлавливали. Справедливо? Вроде бы по делу; не будь нахлебником, трудись. Но дармоеды отличаются от тружеников агрессией сопротивления. Это тебе не овечки в сёлах и на фабриках. Заслуженные права  паразитировать так просто никто не отдаст.
Болезнь государства ощутили теперь и дармоеды. Они считали себя свободными личностями. Диплом в кармане, служебное положение, уважение в обществе… Чего ещё?
Нужно усилить СС. Нужно усилить сами методы тайного  террора.
Терроризм стал  основным приемом и наследием. Всё, что позволяло уничтожать народ получило поддержку. Изверги от рода своего торжествовали. В них теперь была особая цена.
Но скоропостижно отбыл и этот «талант». Этот  тоже победил свой народ.
Ж.     Злодей явить себя не заставил. Все фазы  склеились у сжавшегося в  страхе народа в одну  тему «экономика». Не до развития и прогрессирования.
Почуял это М.С.Горбачёв. Высидел свой час.
Теперь пощады не ждите. «Не мог понять он в миг кровавый, на что он руку поднимал»- пишет М.Ю. Лермонтов на смерть поэта об убийце.
Горбачёв  поднял руку на весь народ. Он замахнулся на тяжело пораненное государство.
«Его убийца  хладнокровно нанёс удар.                                                                                                             
Спасенья нет.                                         
Пустое сердце бьётся ровно.
В руке не дрогнул пистолет».

Роль убийцы  в долю с Горбачёвым поделили главари с СС.
При смерти оказалось тело  государства. Удар рассчитан был по последней соломинке, за которую цепляется любой человек. Это кусок хлеба. Отнято этот кусок можно впрямую, а можно создать ситуацию ощущения, что он последний.  Разработчики концепций по «созданию ситуаций» попали в точку.
Можно уничтожать незримо и в этом уже преуспели СС. Оказалось можно отнять незримо.
Были и зримые злодеяния. Затрещали виноградники юга под топорами. Пустое сердце не дрогнуло и тогда, когда народ стал травиться  палитрой для разбавления краски, динатуратом, и всякой сивухой.
О таком разгроме не могли и мечтать фашисты, а затем, идеологи Запада. Три победителя народа подряд! К чему война?! Теперь бери их на… экономике. К чему «холодная война», если они уже чуть тёпленькие? Ездит самодовольный дуралей по «загранице». Жмут ему руки радостные дяди. Кудахчет пресса о великих подвигах. Изнемогают в самоупоении  умные политические комментаторы. Вещают о выгодах  экономисты. Социологи пророчат великое будущее. Они, кстати и теперь где-то тут. Поищите из  в толпе приспособившихся дармоедов. Да не ищите их в среде тружеников. Их там не было раньше,  и теперь нет.
Самый популярный мужчина в США! Ещё бы. Сдать страну без единого вздоха не каждому правителю удавалось. Множатся очереди за продуктами. Пьют валериану матери и отцы. Поникла молодёжь. Появились нюхачи и токсоманы. Что ещё осталось!?
-    От «горбатого» страну теперь только  могила исправит, - прокомментировал я такую великую победу. Не нужно быть пророком, чтобы видеть натуральные факты.
Сказать, что этот, никем не избранный бездарь, похоронил страну - означает  его похвалить.  Он нанёс удар силовой по созидательным  слоям окончательно. Никогда в истории не было такого! СС свирепствовали тупо и беспощадно. Фашисты бы только рот открыли от удивления. Им не удалось сломить народ концлагерями, а эти  успешно травят»химией», заражают вирусами, изжигают электромагнетизмом. И всё это узаконено инструкциями и правами. Всё это гарантировано тайнами. Убивайте ребята, никто не узнает.
Разложение  население  усилилось приобщением к этим делам:  кого шантажом, кого обманом, кого обещаниями  поблажек в бизнесе, кого запугиванием. Докатились до привлечения молодёжи. Ну сунул баллончик в карман и пустил что-то  в среде знакомых или  на сборищах. Зато герой! Дядя одобряет. Верят молодые в то, что можно пакостить. Действительно, никаких  наказаний. Да и сами дяди рады безнаказанности. Стали привлекать к такому шарму тётей. А чем женщины хуже? Стюардессы, проводницы, продавщицы, аптекарьши, медицинские сёстры,…Все пригодятся.
Не все согласны были с этим крахом. Прибалтике дала пример Литва. Созидательный дух литовского народа почувствовал крах империи и…. ускорил его своим примером освобождения из-под мозгов бездарей.
Упал дух созидания на колени в России. Не верят теперь народы. Осталось последнее - буза. Критиковать ума не нужно. Трудно созидать. Кричать о том, что созданное кем-то не годиться, проще пареной репы. Такими «талантами» всегда полнится государство, когда начинает дух нахлебничества крепчать. Созидать легко лишь созидателю, но созидатель никогда не станет угождать…
Крикуны торжествовали. Не умеют они ни сеять, ни пахать, но «правду» они знают. Они знают, каким должен быть «всенародный» закон. Честно никто не признается, что понимание закона всегда личностное. Закон  тружеников вообще незримый. О каком законе бузим? О какой справедливости речь?
Теперь сила стала в критиканстве. Она и легла  почвой для очередного «таланта».

З.     Уважил Б.Н. Ельцин республики Прибалтики. Обошлись бы они и без него.  Но  признание приняли, мало ли что взбредет на ум тем, кто только, что  силой войск  пытался раздавить волю народа?
Итак, после смерти государства  есть шанс возрождения, а есть шанс стать добычей хищников.
Как феникс из пепла поднялся народ после революции 1917 года. Это не философия и не поэтика. Это факт. Стали уважать страны мира такой народ не за силу, а за  справедливость. Все признали и даже враги. Благородство видно  и на расстоянии.
Теперь народы России вновь оказались на пепелище. Но где же созидательный дух? О новых «революционерах» следует говорить поучительно. Их пример характеристичен своими личными  интересами. Шкурный инстинкт, с одной стороны и привычки говорить именем народа, с другой стороны, наполняли их  мнением, что они борцы за справедливость. Были в этих рядах и благородные, но СС вскоре покалечили их так, что нет сил заниматься политикой. И опять, нет конкурентов у горлопанов.
Те, кто знают о центральной стратегии Запада - уничтожить страну изнутри, спрашивают меня: не было ли это  планированное идеологическое растление? Приходится отвечать, что СС сделали более важное дело в уничтожении. Не доводи они, до уровня неработоспособности,  благородных и умных людей, все злые замыслы идеологов Запада сыграли бы на пользу обновления государства в созидательном духе народа. СС очистили дорогу для шкурников и ставленников от бывшей партийной казны.
Новые «революционеры» вытеснили всё созидательное вполне искренне. Это не замысел. Это инстинкт разрушителей.
Когда Лев Николаевич Толстой сказал, что у злых сил есть свойство объединяться, то он добавил, что это же должны делать люди благородные. Толстой не учёл, что  если злые силы скопятся в органах правоохранения, то такой шанс исключен напрочь.
Роль подобную же  сыграл и Ельцин, отдав на растерзание шкурникам народы России. Предположим, что он не знал бы об СС, хотя напомню, что ему передал документы лично И.Волк, он обязан был заметить, что занявшие ведущие места «новые русские», ухудшают экономику своей бездарностью. К чему ещё нужен правитель?! Очередной дармоед?
Страх нагоняют шкурники из прессы. Лжет  правитель. Орудуют силы СС. Списанные с потолка законы не принимает никто. Сколько их  настрочил лично президент?
Теперь началась гражданская экономическая война.
Какой ещё гражданской войной пугает пресса? Ружьями уже отвоевали в 1917 году. Новые времена  требуют оружия по психическому состоянию населения. Экономический базис и есть оружие. Широким полем брани стало «ничейное» народное.
Охнули на радостях шкурники, хотя и побаивались по привычке. Так всегда бывает с шакалами, а вдруг лев ещё не дал «добро». Всё ещё тявкали и потихонечку подбирались к «ничейному»,  заработанному кровным трудом тех самых, кто неоднократно поднимал страну. Среди шакалов есть те, кто похитрее, а есть кто совсем глупый. Хитрый уже тянет в кусты «законности» брошенное, а глупый ещё тявкает в страхе. Это временно, конечно, шакалы же поймут вскоре, что они на равных.
Кто их устыдит? На тот они и есть шакалы.
Есть те, кто  сильнее  и благороднее шакалов, но СС  уничтожали их  беспощадно.  Некому стало защитить беспомощный народ. Растлением  нравов занялась пресса. За услугу им даже шакалы отламливали от щедрот своих. Не жалко. Не своим потом заработано. Скоро возомнят себя львами, если их роль шакалов заняли другие. Можно на этом примере сочинить  теорию биологической относительности в царстве зверей..
Нет феникса. Растоптали даже пепел.
Именем народа вновь пользуются. Кто избрал Ельцина? Критиканы и безграмотные бузотёры  захватили прессу и средства массовой информации. О созидательной культуре и речи не было. Забыли про народ все разом. Модными стали темы о заморских принцессах и  американском мордобое. Но ещё злободневнее то, что грызут друг друга в Государственной Думе. Не упустить бы свой куш.
Продавать страну, как и положено, стали везде, где купят.
Продавали секреты, технологии, народное достояние, природные ресурсы.
Но глупцы  оказались и  на западе. Вслед за гуманитарной помощью решили  инвестировать «экономику» России. Кто им виноват. Плакали их денежки. Не знают они таинственную и загадочную русскую душу. Им не понять, что завтра же деньги будут в их банках, но на счету у новых русских.
Вот и рухнула экономика страны разом. Всему есть мера.
Каждый знает, что деньги у «иерархов»  краденные. Кто заработает даже талантом за несколько лет миллионы? Но рыло у всех в пуху. Мчатся мимо исхудалых матерей. Зажали в кулачках инфлирующие копейки пенсионеры. Даже доллар прошел инфляцию в два раза по сравнением с курсом советского рубля. Если советских 100 рублей составляли  166  долларов США, то в пересчёте на новые времена 100 советских рублей составляет  332 доллара США.
Искусственная инфляция была единственным  вариантом «законных»  грабежей народа «законным» президентом. Отняли, по этой «законности», всё дотла  у честно  работающих людей  и у пенсионеров. Нет сил у стариков даже выживать. Смертность  возросла неимоверно. И для СС хорошо; под этой гибелью стариков легко спрятать  уничтожение. Пенсионеров ведь тоже, того…На это есть доказательства.
Только кому теперь доказывать? Тем, кто убивает, нести доказательства о них же самих!?
Не осталось ни одной инстанции, где есть дух созидания, то есть отказ от шкурных интересов, даже с риском для собственной жизни. Кто  на это пойдёт в местах «заслуженных»?! Любое доказательство шкурники примут как оскорбление чести. Да и по каким законам теперь оценка преступлений, если грабёж и растления узаконенные.
Разыгрывается спектакль законности. И слабому умом понятно, что  деньги отняты грабежами. Каждый «новый русский» не способен был заработать даже талантом. О каких незаконных деньгах тогда шумит пресса, если все они беззаконные? Трясти, так всех.  Амнистировать -тоже всех.
Даже «избранники» народа  потребовали отставки Ельцина. Но он, как и положено бандиту, плевал и на такой народ. Итак, труженики не народ, крикуны не народ, шахтёры не народ, представители крикунов а Государственной Думе тоже не народ, парламент он сразу расстрелял. Кто он,  народ для Ельцина?
Война в Чечне объявленная тоже по своему произволу подтвердила  окончательно узурпацию власти.
Почувствовал узурпатор, что не хватит у него сил нести ношу диктатора. Гаю Юлию Цезарю было легко, каждый готов был отдать за него жизнь. А тут требование отставки хоть и шкурных, но представителей.
Бременем легла война на  хилую экономику и нищий карман налогоплательщиков. Не иерархи же работают кайлом и добывают нефть. Но как отказаться от терроризма?
Покончить скоро не получится всякий, когда война идет вцелом против народа. Чеченцев я знаю хорошо. Прожил в соседстве и дружбе с ними 20 лет. Я знаю характер  и дух этого горделивого народа. Их нельзя покорить. Их можно только уничтожить. Даже раздавленные силой, они затаятся. Они могут затаиться на долгие годы. На охранение этой «пороховой бочки» нужны будут большие силы и после победы. Правда, сначала нужно раздавить их супер силой.
В новый вариант геноцида превратилась эта война.
Гибнут парни России. Для чего? Я ещё раз спрошу, для чего эти жертвы?
Относительно террора чеченцев сляпали хило. Террор СС страшнее любого «наивного» террора. То, что я пишу эту книгу, защищая свой народ, детей, стариков, женщин от уничтожения мутантами, тоже можно назвать террором. Я тоже рискую жизнью не ради своих выгод  и более опасно, чем на войне. На войне есть шанс погибнуть сразу. Садисты же  СС сначала  «вгоняют иглы под ногти» разрешенными им правительством средствами. Затем бьют по печени вирусами. Затем изжигают до адских болей электромагнитными средствами. Это не эпизодичное истязание садистов. Это совершает  СС каждый день.

И.        Нашелся «молодой и энергичный»,  словами Ельцина, который продолжит…
Что мог продолжить молодой и энергичный  председатель ФСБ? О каком продолжении печётся уходящий. Грабить? Куда уж более! Грабить можно теперь только самих грабителей. Экспроприация экспроприаторов, сказали бы раньше культурными выражениями.
Не в гордость себе скажу, что  за три года до В.В.Путина, я предсказал  избрание очередного президента из силовиков. Пророчество? Нет. Тупик, в который привел народы России Ельцин был очевиден.
Вспомните эволюцию этого «тупика».
1.   Брежнев разрабатывает  основу для будущих СС. Укрепляет силовиков и создаёт им моральный престиж. Государство начало  хандрить.
2.    Андропов доводит средства СС до уровня достаточного, чтобы совершить геноцид. Силовики становятся основной силой государства. В государстве начинается брожение и нахлебников.
3.      Горбачёв расширяет геноцид до уничтожения государства. Опять силовики в моральном превосходстве. Армия, ранее в истории не участвовавшая в репрессиях против своего народа, начинает делать пробы. Казахстан, Литва, Грузия, Латвия…,Москва.
4.      Ельцин, именно армией, расстреливает здание парламента. Права СС выросли до  повсеместности.  Каждый пятый житель Москвы попадет под тайную обработку. МВД в почёте, но и ФСБ не обижено.
Вопрос куда повернет свой взор Ельцин на поиск себе замены, если идёт убиение своего народа и война в Чечне, то есть внутри государства?
Ельцин политик и знает силу «протеже». Не на равных оказывается  В.Путин. Фактически и недалёкому умом понятно, что Ельцин поставил вместо себя Путина. Всё остальное - спектакль для малоискушенных. Но малоискушенных оказалось большинство. Так создалась видимость очередного «всенародного избрания». Выгодно избрать силовика. Ельцин не дурак, чувствует свои «заслуги» перед  тружениками. Кто сдержит возможный гнев народа. Средствами СС Ельцин всячески блокирует истинные сведения о роли тайной армии СС. Иначе,  гнева  ограбленных кормильцев не избежать. Не исключено, что на  «классический»  террор вспыхнет «наивный» террор. Это уже показала Чечня.
Убегающий вор кричит «Держи вора!». Нужно опередить в указании на беды и террор. Так не в первый уже раз СС  умело выдаёт белое за чёрное. Нужен «козёл отпущения». Террористы обвиняют в терроре целый народ Чечни. Не слабо! Стратегия простенькая. Представьте, что вас стали избивать сильные хулиганы. Рано или поздно, почувствовав, что всё равно погибать, вы  ударите по морде, даже слабыми своими силами. Вот что такое гнев. Вот что такое «наивный» террор. Мне это очень знакомо. Меня связали по рукам и ногам и  избивали не только меня, но и моих детей. Всякий раз, когда я пытался, всего лишь уклоняться от ударов, зверство садистов усиливалось. Какое я имею право защищаться! А что, если бы я «ударил» по морде СС, рассекречиванием  инструкций и методов… Впрочем посмотрим.

Великая беда пришла на Русь, люди. Нашествие алчных грабителей  вскормили матери своей грудью.
Издеваются они над кормильцами, над матерями и отцами своими.
Хуже татаро-монгольского ига и фашистов эти  мутанты.
Нет их ненасытности предела.
Некому стало защитить  Русь.
Прежде, чем писать книги «Садисты» и «Мутанты» я совершил очередной честный поступок:  собрал Совет ассоциации. В.В. Путину было написано два категорических и доказательных  обвинения по поводу геноцида. Вот их содержание.















Президенту Российской
Федерации В.В. Путину.




1.    С позиций экологии Человека террор спецслужб России средствами вирусов, химических соединений,  аэрозольных «накачек» организма и к ним электромагнитных средств  опаснее «наивного» террора.
2.     Преступно не только то, что под него попадают дети, беременные    женщины, старики, полезные обществу люди, но и непоправим ущерб от калеченья, смертей, моральный ущерб.
3.     Садизм спецслужб России (заключение психиатров Ассоциации) заложен в самом  стиле хронических «накачек».
Невосполним ущерб генетическому наследию (заключение        биологов Ассоциации ).
4.     Невосполним ущерб правовым достижениям человеческого общества.
Впрочем, садисты зачеркнули понятие правового государства, так как хроническими зверствами исключили даже случайность.
5. Тема смертной казни становится смехоподобной. Садизм, «знаменующийся» адскими болями, функциональными калечениями, моральным ущербом, ставит смерть в ранг избавления от мучений.
6.  За 12 лет нами накоплен четкий материал с научной точностью.
Нам известны секретные инструкции этой направленности еще СССР и их  последующие модификации теперь.
По обширным свидетельствам и заключениям, Совет Ассоциации неоднократно обращался с протестам  к правительствам стран, в тени структур которых свили сеть спецтеррористы. Не первое обращение и к правительству России, Лично к  Б.Н. Ельцину.
Лично к Вам это обращение второе.
7 .  Накопление достигло той меры, когда изначальное возмущение и человеческий протест перешли в качество разумной готовности,  чёткости и хладнокровию.                                                                                                         
Равняться с террористами нам, ассоциации Учёных и Интеллигенции, позорно. Интеллигенция во все времена обладала  талантом  и  силой  убедительности, а также умелым владением всеми путями информации.
По всем регионам мира объявлена готовность .
8.   Обострение событий обусловленных  «наивным» террором  Бен Ладена создало благоприятную почву для торжества «классического»  террора  СС и садизма по причинам:
8.1. Финансовому обеспечению правоохранительных органов вцелом, а, следовательно, и внедрившихся в спецслужбы садистов;
8.2. Бесконтрольности силовых структур со стороны общественности (кстати, тех, СС кормит);
8.3.Правового преимущества, поставленного так,  что  судейство аксиоматически принадлежит  тем, кто обязан всего лишь охранять права, что вольготно используют спецтеррористы;
8.4. Припрятывание  любых террактов  под  видом обеспечения правопорядка и безопасности государства. Об этом свидетельствует секретность  антиправовых  инструкций и служебных указаний.
9. Только что российские народы отходят от стресса неверия правительству, неверия в социальную защищенность и экономическую стабильность. Однако еще таится вера в то, что их кто-то может защитить. Мы понимаем, что повлечет за собой потеря последней веры.
Поэтому, несмотря на накопленные боль и возмущения, мы предваряем наши действия диалогом.
10.    Категорическим условием диалога ставится разумность и правовой паритет ( Ассоциация Ученых и Интеллигенции международная и не подотчетна  в общечеловеческих гуманных проблемах строю того или иного государства, тем более, имеющего террористический режим СС. ).
Любая форма реагирования на этот документ и, в том числе отмалчивание,  будет расцениваться как    ответ.

Президент, проф., писатель    
Василий Ленский.



Действительно, «ответ»  последовал тут же. Письмо было передано в «Приемной президента Путина» в конце октября 2001 г.
На  следующее утро  зверства СС обрушились всем комплексом и в неимоверных дозах  мышьяка и вирусов. Ударил боевой генератор. Этим мутанты и Владимир Владимирович  подчеркнули  событие «ответа», чтобы мы не сочли сие за обработку по графику.
Подождав, пока садисты натешатся, вновь   созван Совет ассоциации. Это не только московские представители, связь была по всем регионам мира. У нас своя система вынужденной конспирации. Сами понимаете, без этого не  мутанты уничтожат и остатки порядочных людей.  «Ответ» В.В.Путина тому  пример.            
Наконец, получен в форме издевательства «человеческий» ответ:
«Принято к рассмотрению»   

















Президенту Российской

Федерации В.В.Путину.

1.    Накопленный гнев, вызванный террором садистов, скрывшихся в системе спецслужб России, не может быть остановлен формальными отписками.
Тех, кто был свидетелем истязания беременных женщин, систематического подрыва здоровья детей, умирающих в адских муках людей, кто знает о широте размаха террора спецслужб России, набравшего уровень геноцида, тех могут удовлетворить только четкие конструктивные мероприятия и результативные действия.
2.    Нарушены конституционные и общечеловеческие правовые нормы с базиса государственных структур России. Поэтому, Совет Ассоциации не «уведомляет, а требует.
3.    Интеллигенция во все времена проявляла и разумность и великодушие, но в квартирах, «накачиваемых» вирусами и химическими соединениями, вся эта мерзость впиталась в детские учебники и предметы быта. Всё это чадит, и по-прежнему будет подрывать здоровье; садизм живет в последствиях своих «успехов»!
Характеристические поражения организма не восполнит  «гений» извергов. Садизм страшнее смерти!    
4.    По  причинам геноцида  мы ждем ответа на вопросы:
Будет ли осуществлена дезактивация жилищ и мест работы той же широчайшей сетью служб, которой  совершался  геноцид?
4.2.   Будут ли проведены мероприятия по деактивации  и   реабилитации поврежденных организмов в том же широком  масштабе, в  каком проводились поражения?    
Какую позицию займет правительство? Отнесется ли оно с благодарностью к тем, кто открыто вступил в смертельную схватку с супертеррором, или станет на сторону патологически маскирующихся спецслужб России под «секретностью» и «интересами государства»?
Будут ли поименно  разоблачены «авторы» и обнародованы те ошибки в государственной структуре, которые позволили психически нездоровым людям реализовать свои «таланты» в геноциде?
Какими  силами правительство станет на сторону разумного оздоровления своих структур и методов?
5.    Вне зависимости от ответа Координационный Совет начнет «рассекречивать» материалы с 1(первого) декабря 2001г.
6.    Категорически принято:
Формальные отписки расценивать как игнорирование темы выживания  народов России правительством и приветствие садистов из спецслужб.
Провокации, насилия явные и тайные, «несчастные случаи» (врагов у нас нет, кроме садистов из спецслужб) расценивать как заинтересованность правительства в геноциде и методах спецтеррора.



С уважением,
Президент, проф., писатель                 
Василий Ленский.                            



Допустим, что это не обвинение, а жалоба. Допустим, что это сигнал о неблагополучии в государстве. Как бы  следовало отреагировать по Конституции?
Реакция состоялась тут же. Члены ассоциации, находящиеся в Москве повально были обработаны  «химией» и вирусами. На этот раз применили ко мне и жене такие дозы, что даже я  удивляюсь, как мы остались живыми.
Перед нашим  побегом в Литву мутант «отметили» и мой юбилей 60 – летия,  24 декабря  2001 года. Из соседней квартиры, со стороны кухни и ванной, началось «классическое» сверление. Приборы и индикаторы показывали такие дозы и с такой наглой яростью, чтобы  мы почувствовали, что это тоже не рядовая «обработка», а  подарок СС и лично Владимира Владимировича.
Рано или поздно народ поблагодарит «спасителя»-террориста и «благодетеля».
Но будем справедливыми. Не равняться же нам с извергами. Они – это далеко не Россия!  Почему я  сделал такой деликатный ход, хотя нахожусь в положении, когда смерть является спасением от зверств. Народ устал. Хочется верить в честного правителя. Путину готовы приписать любые заслуги, лишь бы остановилась эта чехарда и грызня в правительстве и прессе. Эти смехотворные разоблачения  «неправильных»  грабителей надоели. Неужели не найдется хоть один порядочный человек. Наверное вот он…Наверное это В.В.Путин.  В том и есть всепрощающая душа народов России. Нужна-то всего элементарная порядочность…
Не хотелось мне  лишать иллюзии свой народ.
Мог бы ещё терпеть, все равно калечат. Нарушением  здоровья больше или меньше теперь не важно. Смерть для меня - спасение.
Не было бы этих страшных по обличению книг, если бы В.Путин хотя бы обманул  нас и дал слово прекратить немедленно зверства садистов СС.  Речь идёт ведь о геноциде  огромного населения России.
Есть ещё кое что, но пока я ставлю точку.
Сделаем ещё один благородный шаг не ради правителя, а для спасения  душевных ран народов России. Подождем.
Молчание В.В.Путина теперь тоже будет «ответом».
Впрочем, молчание, продолжение геноцида, насилия, провокации, фабрикации, шантаж…  Вся эта разновидность - один и тот же ответ.
Мы согласимся только на одно: гласное  и безоговорочное прекращение геноцида и ликвидация СС  вместе со всеми запасами  средств. Это не средства для военных целей против нападения врагов извне. Всё это для уничтожения шайкой  мутантов своего народа. Эти средства и методы должны  стать подконтрольным и открытым отныне и во веке веков. Только после этого переговоры продолжатся. У нас есть много ещё чего, чтобы разоблачать неописуемую преступность.


2.4.    Конфликт закона.

Чем дольше варится элита и вся надстройка в собственных дебатах, тем больше они теряют чувствительность к непроявленным законам кормильцев. Такое было во все времена истории.
Любое молодое государство наполняется в управлении, органах власти, правоохранительных органах прямыми представителями из  тружеников. Им не нужно учить юриспруденцию. Они своим инстинктом будут создавать порядки и дух в пользу созидания. Это  -диктатура созидателей.
Как ранней весной у вас вздымается свежим дыханием грудь и приходит радость вне  материальных  причин, так в молодом государстве  вздымается оптимизм труда. С чуткостью исполняют свой долг  охранители этого процесса созидания. Там не может быть СС. Правитель становится кумиром, легендой, личностью.
Великим становится  великодушие и радость за успехи других.
Молодость всегда красивая. Её красота не в форме, а в  духе.
Существует диктатура нахлебников. Мы свидетели и того и другого времени.
О количестве народа нет и речи; тружеников всегда больше и в том и в другом случае.  Поэтому, диктатура созидателей превосходит количеством единомышленников-тружеников  количество всей надстройки.
Диктатура надстройки, в отличии от диктатуры созидателей, опирается  тоже на «количество». Этим «количеством» являются  силовые структуры и законодательная власть.
Справедливости ради, сразу нужно сказать, что слово «диктатура» не применимо к созидателям. Они получают права «пахать». Смешно считать диктатурой  завоёванное право продолжать кормить дармоедов.
Вернемся к законам.
Два вида законов появляется после накопления  в государстве интеллигентной прослойки. Интеллект – означает умозрительный процесс. Чувствуете разницу? Умозрительное живет только в построениях мышления, а  непосредственное знание идёт от действительного.  Действительное  всегда не проявлено по отношению к интеллекту? Чем же тогда оно  превосходит? Самим фактом жизни. Если продолжает прогрессировать род, то такое биологическое творение подтверждает свою состоятельность. Что характеризует прогрессирование биологического вида? Биологи определяют просто: размножение в  изменяющихся условиях.
Переведем это на наше живое понимание. Радость в любой деятельности поднимает продуктивность. Одновременно появляется повышение рождаемости и она превосходит смертность. Дети рожаются в радость.
Усталость тоже в радость. Психика сигналит благотворным свершением. Человек наращивает сферу деятельности, а для этого нужна повышенная адоптация, то есть позитивное реагирование на неожиданные изменения. Функции  организма переводятся на пластическую изменяемость. Жизненный дух, рождаемость и адаптационные способности идут в одну ногу.
Нанесём теперь удар по  этому духу. Производительность  резко снизится. Рождаемость сократится. Дети будут не в радость, а в необходимость некоторого долга. Смертность возрастёт. Адаптационные свойства заменятся закреплением. Повышается заболеваемость организма. Контактность, великодушие, доброжелательность  сменят защитные реакции.
Теперь вам легко понять стиль насилий и назначение методов мутантов. Народ уничтожить они умеют.
На первом этапе молодого государства двух законов не бывает. Закон  не проявленный, по которому сеют хлеб, рожают и растят детей, поддерживают армию и уважают мудрость в виде традиций, проходит естественное осмысление.  Это осмысление ложится на бумагу. Молодая юриспруденция не бывает в готовом виде и не сочиняется грамотными и знающими людьми. Интеллектуальных отрывов ещё не бывает.
Такое произошло в 1917 году. Все «правильные» интеллектуалы были носителями  стиля жизни предыдущей прослойки. Они обязаны были стать своими законами против законов молодого организма государства.  Закон - это правило социальных взаимоотношений. Смена социальных отношений с преимуществ надстройки  в пользу  тружеников,  аннулировала предыдущие законы.
Проявляющиеся законы молодого тела всегда против законов старого тела.
Однако диалектика процесса содержит  трансформацию непосредственного на орган осмысления, то есть на интеллект. Так накапливаются  интеллектуальные носители. На первом этапе они  соответствуют созидательному процессу, так как  переводят свои народные инстинкты и традиции на язык осмысления.
Наступает мера. Она заключается в том, что на определенном этапе среда интеллектуалов ощущает  интеллектуальную сферу как действительную. Не как вспомогательную, а как главенствующую.
Свершается отрыв.
С этого момента, чем дальше по времени, тем более агрессивны будут интеллектуалы по отношению к труженикам. Эта агрессия начинается с выпячивания роли заслуг искусства, политики, правоохранения, средств информации, сферы распределения.
Интеллект подчиняется этой точке отсчёта инстинкта существования и теперь законы трансформируются на служению только этой надстройке.
Начинается конфликт двух видов законов.
А.      Непроявленные законы живут в традициях. Эти традиции идут в два слоя.
Самый глубокий и незримый слой заложен в психических сигналах, таких как совесть, умиление на созидательные поступки, великодушие,
Вторым слоем ложатся традиции. Их назначение в тренировке психических свойств. К ним относятся праздники, ритуалы, сказки,  сказания, легенды.
-  Вы что верите в  Иисуса, - спросил я,  ещё во времена юности старушку, идущую в церковь на  ночь, чтобы к утру освятить куличи.
-     Верю, милок, по-своему.
-     Как, по своему. Вы разве не читали Евангелие?
-     Где же его возьмешь. Не купишь такую книгу.
-     Во что же Вы тогда верите?
-     В  радость и светлый дух. Иисус был его носитель.
-     Но вы же не читали Евангелие.
-    Я это чувствую сердцем. Как без этого жить? Народ силен чистотой. Не будет чистого сердца и жить не зачем.
Я знал, о чём она говорит. Это не знание умом. Это знание напрямую. Светлый облик старушки  подтверждал отсутствия в её словах неискренности.  Про такую говорят бабушка. Светлая и чистая старость.
Такие люди перенесли тяжелейшие испытания войны. Они сдружились с казахами, чеченцами, ингушами, уйгурами, турками, курдами.
Их руки стоят корою от мозолей…. Но дух остался светлым.
Вот за что уважали русского человека даже глубоко обиженные  народы.
Русский народ  нес чистоту помыслов и честность дел. Народ был великодушным и совестливым.
-   Для чего вы кидаете за ворота  в ночь перед старым «Новым годом» валенок? -  спросил я как-то зимой  молодых женщин.
-    Гадаем,  - последовал  с задорным  смехом ответ.
-    На кого гадаем?
-    Каждый на своё.
-    Если на парня, то вот он я тут.
-    Ты тут, а они там.
-    Где там и кто они?
Тут вмешалась проходящая к речке  за водой  женщина. Она остановилась и с теплотой соучастницы сказала:
-    Ну что привязался к девчатам. Им нужно во что-то верить. Вот они и упражняются в том. Без этого они засохнут. И вам парням они тогда без живого сока не нужны. Сок и азарт им нужен. При таком состоянии и сморчок  принцем кажется.
-    Вот он я не сморчок.
-    Чудак ты безмозглый.  Если твоя будущая жена не будет носить в себе тайны, то и ты для неё не будешь мил по-настоящему, даже если ты превзойдешь всех парней. Да и дети у вас будут искусственные.
Хорошо сказано. Вот что такое мудрость. О мудрецах мы приучились думать как об интеллектуалах. Мудрость не в  изощренности понятий и слов. Мудрость поддерживает  костёр жизни осмыслением  тех качеств, которые не проявлены. Мудрый человек поможет своим словом. Мудрый человек окультурит ритуал. Глупец сделает из ритуала,  или сухое и показное, или догму в наказание.
-   Ты уже в десятом классе, а всё читаешь сказки, - сказала мне мать, - Ты же их уже наизусть знаешь.
-    Знаю, но рассказать не могу.
-    Почему?
-       В них заложено что-то такое, что наполняет меня разными  чувствами. Как я расскажу об этих чувствах?
-       А ты рассказывай искренне. Тот у кого есть благородство, тот ощутит в себе сам.
-       Какое благородство у детей?
-       Не будь так категоричен. Я помню, как ты в детстве реагировал на сказки. Однажды ты сказал про новые сказки написанные для детей современными авторами: «Плохие сказки». Я спросила почему. Тебе тогда было не многим больше года. Ты ответил: «Не может богатырь так поступать». Там богатырь убивал всех.  Тебе было уже два года, когда  я прочитала тебе сказку про волшебную щуку. И ты сказал: «Но ведь он этого чуда не заслужил».
Получается, что алгоритмы жизненных поступков передаются в наследие. Догадываюсь, что нежизненные алгоритмы тоже наследуются. В чём тогда роль воспитания? И в чём тогда роль межчеловеческих отношений, выражаемых законами?
Созидательного юношу от рождения тянет к романтике. Труд никогда не будет ему в тягость. Даже «грязь» он переваривает в развитие. Чем его воспитывать? Когда против него станут законы? Что это за законы?
Воспитание носит характер корректировки для юноши, склонного к разрушительным инстинктам. В таком воспитании заложен интеллект в виде алгоритмов поведения. Нет души - компенсируй умом.
Тот, кто не чувствителен и к алгоритмам ума. Ставится в жесткие рамки  с угрозой сокращения его жизненного пространства. Вот что такое закон в виде юриспруденции.
Б.   Посмотрите внимательно на  томики законов. Все они о наказаниях. В отличие от Ветхого Завета, в них нет правил на  исполнение  созидательных  процессов. В Пятикнижии Моисея даются правила питания, поведения, реагирования. Они писаны для знойных и каменистых  условий. Они писаны для выживания народа и его адаптации. В них созидательный дух.
Полистайте теперь томик свода законов Российской Федерации. Хорошо будет если вы не чувствительный человек. А то, если не стошнит, то все равно жизнь потемнеет в вашем миропонимании.
Назначение этих законов только в ограничениях. Уже этим они не несут в себе созидательность.
Главным законом считается Конституция. В ней заложена созидательность. Но Конституция противоречит  юридическим законам и ещё больше противоречит фактам действительного. Почему?
Например, в созидательных процессах «равноправие» не полагает ни какого насилия. Другое дело, когда «равноправием» козыряют, чтобы оттяпать себе выгоду.
Конституция написана в духе единения. Юриспруденция жива только тогда, когда  существует дух  отрицания, то есть резко за гранью единения.
Своей сущностью Конституция и юриспруденция отрицают друг друга. Если взять из Конституции  любой тезис, то в руках юриспруденции это будет орудием. Поэтому говорят в народе: «Закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло». По одному и тому же тезису можно наказать  человека и по нему же поощрить. Остаётся вопрос силы. Юриспруденция вынуждена служить силе.
Конституция в себе не может трактоваться  произвольно. Для единения там всё поставлено непротиворечиво.
Суд же определяет степень нарушения этого принципа, то есть единения. Но судьи кто?
Законы единения  юриспруденции чужды. Точнее, они не изучаются ею, и не проистекают в осознанных правилах из непроявленных законов жизни народа-созидателя.
В таком состоянии  юриспруденция становится орудием произвола. Произвола кого?
Предположим, что государство находится в созидательном процессе.  Тот же самый закон будет очищать народ от злостных дармоедов и вредителей созидательному процессу. Почему? Потому что сила власти несёт созидательный характер.
Суд поэтому всегда условный. Вспомните, как судили фашисты. Народ ликовал. Вспомните, как судили  врачей «врагов народа». Народ радовался.
Сменилась власть. Фашисты  на скамье подсудимых. А как быть с тем искренним судом, которому рукоплескал народ германии?
Хрущев вскрыл угнетающую природу культа личности Сталина. А как бать с судьями осуждавшими «врагов  народа»?
Почитайте внимательно Конституцию Российской Федерации. Много в сути своей она отличается от Конституции СССР, или  от заповедей Иисуса Христа. По духу единения это одно и то же.
-       Вы имеете юридическое образование, если не специальное, то обязательное, - сказал я при встречи с представителями  из спецслужб и разведки.
-    Входит в специальный курс, - сказал Олег.
-    Как вы находите вечное несоответствие между основным законом государства и юридическими законами?
-    Слабо изучают законы, - ответил Борис.
-    Думаю, что  закон служит власти, - сказал Олег.
-    А если власть фашистская?
-    Тогда и законы фашистские.
-    Вы смотрели на, базе каких законов фашисты приговаривали коммунистов?
-    Таких же, как и у нас, - неожиданно сказал Юрий.
-    Уточни.
-    Я не имел в виду, что наши законы фашистские. Просто каждый суд вершится по  принципу соответствия государственному строю. Сменится строй и эти же законы будут уничтожать тех, кто только что находился в почёте.
-    Не плохо. По крайней мере, не предвзято и искренне. Тогда ставится вопрос уже совершенно иначе: кто пришел к власти?
-    Руководство избирается народом.
-    В идеале это так. Реально это? В СССР  были выборы. Кто избирал Брежнева? Кто избирал Горбачёва?
-    Я скажу так, в идеале выборы всенародного вида не реальны? - сказал Олег.
-    Почему?
-    Вот нас здесь группа. Мы доверяем друг другу я считаю Юрия более  подходящим. Где-то тоже есть группы людей, но мы их не знаем. Они выдвинут своего кандидата. Теперь мы начнём расширять свою группу. Наступит момент когда нам вынуждены новые члены всего лишь доверять. Они не знают Юрия.
-    Ты хочешь сказать, что существует мера достоверного доверия, а есть  видимость.
-    Да.
-    Ты можешь определить количество тех, кто истинно знает того, кому доверяет.
-    Не больше ста человек. Да и то с натяжкой.
-    Почему?
-    Не реально уже ста человекам находиться в тесном контакте. Дальше играет роль авторитет.
-    Что это такое. Получается что авторитет это нечто оторванное от  конкретного человека. Если есть группа людей, то авторитет это место в  общественном  единении.
-    Я думаю, что авторитет это человек несущий всеобщий настрой, - сказал Олег.
-    Настрой группы, - поправил я его. - Не будем торопиться обобщать.
-    Почему? - возразил Юрий. – Борис Николаевич Ельцин соответствовал всеобщему настрою народа.
-    Какого народа? Опять вы обобщаете. Партийных?
-    Нет. Хотя и некоторых партийных тоже.
-    Некоторых… Крестьян?
Присутствующие засмеялись. Ясное дело, где им разбираться в политике?
-   Детей и подростков? Студентов?
-   Понятно куда вы клоните, - сказал Олег. -  Россия большая. Какая часть населения доверяла Ельцину.
-    Позволю себе опять поправить. Ельцина знать они не могли. Вопрос ставится иначе: какая часть населения России находилась в духе отрицания предыдущей власти.
-    А Вы что, коммунист? – шутливым тоном сказал Борис.
-    Вот я-то никогда им не был. Поэтому мне и отказываться было не от чего. Не пришлось ходить в героях, которые осознали и бросили партийный билет. Я не герой. Я просто честный человек.
-    Отрицали власть многие, - продолжил Олег.
-    Учителя школ? Преподаватели  в институтах и академиях?
Все опять засмеялись.
-    Может быть учёные? А может быть военно-промышленный комплекс или армия? Сколько их «народа», которые  взяли на себя смелость говорить именем всего народа?
-    Но факт состоялся, значит была потенция, - возразил Юрий.
-    Против факта я «пас». Но я хорошо знаю послушничество работящих людей. По числу они и есть народ. Кто их спросил?
-    К чему эти слова, они же в политике не разбираются.
-    Дело в том, что тот, кто работает, тот будет работать при любой власти. У них нет склонности бузить. Поэтому их никто и не спрашивает. Вот меня спросили, не коммунист ли я? Я работал с детства.  О руководящей власти никогда не думал. Я доверял. Затем работал на рабочих местах. Тоже доверял. Затем работал руководителем и учёным. Скажи мне для того, чтобы работать честно и с удовольствием,  нужно знать кто правитель, тем более что  лично знать его  шансов никаких?
-    Получается, что не надо.
-    Кто тогда начинает бузить?
-    Кто работает без удовольствия?
-    Работа зависит от правителя?
-    Как сказать…
-    Очень честно. В человеческом обществе функции распределены. Это означает, что виды деятельности конкретные. Может правитель выбирать профессию каждому человеку?
-    Понятно, - сказал Олег. – Бузят те, кто «промахнулся» в выборе профессии.
-    Опять позволю себе не согласиться. Откуда школьнику знать о содержании предлагаемой профессии? Как он будет выбирать то, чего не знает. Это не костюм и не ботинки, которые можно сперва померить, а уж потом носить.
-    Так кто же тогда бузит?
-    Мы уже определили: у того, у кого безрадостный труд. За радости деньги, наоборот, платит тот, кто их получает, например  за туристическую путевку. Там придется бегать с высунутым языком. Но «как здорово было!».
-    Ничего не пойму, - сказал Олег. - Откуда берутся тогда неудовлетворенные? Профессию они не знают, но выбрали. Радости труда потом нет.
-    Профессию ли выбирал ты сам?
-    Меня манила…
-    Вот, вот. Что тебя манило? Романтика? Тогда ты рад будешь, что тебе повезло. Трудиться, точнее, служить, будешь в радость себе и людям. Или почести, оказываемые этой профессии, манили тебя? Если почести, то радость ты будешь испытывать лишь тогда, когда будешь получать повышения по службе, награды, зарплату. Редкие моменты, а на работу нужно ходить каждый день. Зарплата два раза в месяц. Повышения по службе раз в несколько лет, а награды… Могут и не быть. Но даже не это главное, что ты теряешь радость труда и радость жизни. Ты теперь «на привязи».
-    Как это?
-    Если я нахожу удовольствие в труде, то какая разница на кого мне «пахать». Получается, что я «пашу» сам на себя. Я же в удовольствии. Можно меня уволить или наказать?
-    Можно.
-    Я всегда найду где «пахать». Нет проблем. Честные «пахари» были и будут в почёте, а теперь на них вообще спрос. Дефицитом стала честность сперва, а зарплата потом. А вот что будет делать тот, который зависит от  милости шефа? Есть милость-рад. А если милости нет?
-    Будет бузить.
-    Итак, кто выдвинул Ельцина?
-    Да. Не хорошо получается.
-    Отбросы общества, - резко сказал Борис. – Неудачники в своей собственной жизни.
-    Какие интересы они будут преследовать?
-    Личные.
-    Вот мы добрались до сути и лидера и интересов. Но почему они говорят именем народа, хотя их незначительное число? Кроме того они не любят работать, а рвутся к потреблению и почестям.
-    По тому и прикрываются, - саркастически сказал Олег.
-    Теперь вернемся к юриспруденции. Кому служит суд, мы уже выяснили. Кто может прийти к власти, мы тоже выяснили. Кому вы служите? Народу? Какому «народу»?
-     Так что же, наша профессия сплошное…
-    Ни в коем случае. Как раз напротив. Давайте вспомним  революцию 1917 года. Юриспруденция  умершего государства была не пригодной, но враги духу созидания были. Кто будет их  изымать. Сами же созидатели выделяют своих представителей. Идет расслоение. Дух один, но функции расслаиваются. Нет там противоречий. Противоречии не лежат в профессиях. Они лежат в духе. Конфликта не будет или тогда, когда у всех  живут незримые законы созидания, или тогда когда все преисполнены  незримыми законами  угнетения. Конфликт бывает только тогда, когда есть и то и другое.
-    Если будут только законы угнетения, то кто будет кормить? – резюмировал Юрий.
-    В таком случае государство становится добычей других государств. Идет поглощение.
-    Военное.
-    Это в прежнюю эпоху было  силовое поглощение. Настала, по циклу населения земного шара, новая эпоха. Теперь силой стала экономика. «Танками» будут банки.  «Пулями» будут денежные единицы. Но полем битвы будет идеология. Дух созидания не обращает внимание на экономические лишения. Деньгами его не расстреляешь. Дух разрушения можно купить и перепродать. Продавать будут свои же. Не нужна диверсия в подделки национальной валюты.
-    Выходит, что армия начинает моральное старение.
-    Всему есть мера. Армия это тоже тело. Оно имеет молодость, зрелость и старость. Вскоре это поймёт каждый.
-    Когда?
-    Когда любой специалист  поймёт, что вырастить смертоносные бактерии можно и у себя в домашних условиях. Запретами это не  удержать.
-    А чем же?
-    Начнём с законов. Предположим, что не тайные указания для СС, а в живом и открытом виде выйдет законодательство о преследовании за  те увлечения, которые стоят теперь в секретном реестре.
-    Какой же тогда это «секретный реестр»?
-    В том и есть ещё один конфликт закона. Именно отсюда начался террор по уничтожению талантов России.
-    Если уничтожать таланты, то государство станет примитивным, то есть добычей.
-    Да, именно так оно становится добычей доллара. Вот вам и пули… Вернемся к «секретным» законам в виде инструкций.
-    Разве инструкции это законы.
-    Подумай. Ты откажешься выполнять их?
-    Нет.
-    Следовательно, для «органов»- это законы. Но под эти законы попадёт и население. Оно не выполняют инструкции. Они становится единственным  материалом,  ради которого и пишутся эти указания.
-    Спора нет.
-     Значит, эти законы создаются вопреки  гласным законам?
-    Это становится беззаконием.
-    Однако вернемся к талантам. Они знают эти инструкции?
-    Нет.
-    Следовательно, парни остаются  в произволе своего таланта. Сразу их не покалечишь. Это запрещено инструкциями, так как убийства будут заметными. Медленное уничтожение развивает  характер озлобления. Так спецслужбы сами  становятся провокаторами возможного террора.
-    Вы не могли бы уточнить, - попросил кто-то из сидящих.
-    Вас послал ко мне Сергей?
-    Да.
-    Разве он вам не объяснил ту простоту, что созидатель и есть талант? Только благодаря раскрытости и повышенной адаптации он способен обнаружить необычное. Это необычное более жизненное, то есть более эффективное. Его  берут в созидательную защиту. Так прогрессировали защитные  силы советского государства. Вернемся к даровитому одиночке. Таких одиночек рожала Русь неисчислимо. В том была её несравненная сила. С искоренением этих «одиночек» созидательная сила иссякнет. Но на это нужно время.
-    А как теперь?
-    Теперь закон работает гильотиной против этих одиночек.
-    Вы имеете ввиду тайный закон?
-    Да. Но так как уничтожение ведется садистским методом, то талант начнет звереть. Наступает перелом. Нового теперь он не создаст. Но того что было создано достаточно для неимоверного террора. Здесь тоже парадокс тайных законов, то есть инструкций.
-    Какой?
-    Если бы можно было обнаружить талант  ещё в колыбели, то там его и  вырубили бы. Но его обнаруживают уже после того, как он создаст нечто превосходящее. Теперь его нужно убивать мгновенно.
-    Но тогда это будет заметно.
-    Верно мыслишь.
-    Неужели гениальные вещи даются только честным людям?
-    В том закон природы. Это закон прогрессирования биологических видов. Даже в царстве зверей есть этика и порядочность. Зверь, если он сыт, не станет губить  другого по «инструкциям», или из-за  ревности.
-    А как быть с парадоксом? – вернул к теме Олег.
-    Их три. Первый парадокс в том, что, радея во благо,  спецслужбы уничтожают государственный потенциал  будущего превосходства. Государство слабнет. Талант не назначишь приказом, или по блату. Второй парадокс в том, что  сами спецслужбы готовят своим террором встречный террор. Они его растят и упражняют.
-    Каким образом, если делается это тайно?
-    В том третий парадокс. Созидатель, который потому и гений, что муху не обидит, начинает менять характер  на отрицание. Это потенция. Рано или поздно он узнает причины. Отрицание, вызванное ядами и вирусами, вспыхнет гневом. Теперь он и есть превосходящая армия. Такие объединятся по духу несправедливости и беззакония. Нужно всегда помнить, что талант превосходит других и в своих открытиях тренирует это превосходство. Гегель мудро сказал: «Единственное спасение от гениев - это любовь к ним». Не делайте из талантов калек. Гнев их страшен. И появится тогда четвёртый парадокс.
-    Какой?
-    Может быть сами догадаетесь?
-    Гнев сильных всегда заставляет задуматься, - сказал кто-то из угла, - Конечно, если это гнев, а не злопыхательство.
-    Согласен, но с оговоркой. Злопыхательство исключено уже тем, что мы говорим о  только что бывшем созидателе. Злость это отрицание самого отрицания, но в сторону  уничтожения. К такому приходят лишь через ступень в ломке характера. В нашем случае гнев сильных талантом или духом заставляет задуматься тоже сильных, но преимуществами изначальных технических средств террора. Так в противоборство становится живое против технического.
-    Поясните, пожалуйста.
-    Носителями гнева являются люди. Начинатели «правильного» террора тоже люди, но у них  техника инструкций  и техника средств. Сами же они живого духа гнева не несут к своим жертвам. Они -приложение к техническим средствам насилия. Изначальный террор всегда незрим, так как исходит от имеющих  техническую силу. «Наивный» террор не имеет технического превосходства, но уничтожить его можно только с уничтожением носителей гнева.
-    Но факты показывают, что «гневный» террор, тоже вызывает искренний гнев.
-    Хорошо бы вам знать психологию имеющих техническую силу и силу власти. Хулиган силён не духом, а физической силой и пресмыканием  «шакалов». У него не гнев, а злость. Причина его  злости кроется  в возмущении, что кто-то не является ещё «шакалом», то есть нарушает завоевания свобод. Вспомните США. Чем дальше, тем больше хулиганского насилия.
-    И чем это кончится?
-    Гневом живого духа. Здесь работает кумулятивный эффект.
-    Какой?
-    Гнев имеет свойство накапливаться у благодушных людей. Сперва бомбили Вьетнам по своим интересам и «свободам». Убивали народ. Убивали конкретных людей. Затем бомбили Ирак «по справедливости». Тоже убивали мирных жителей. Затем полезли ещё дальше, Стали бомбить Югославию. Тоже «правильное» убийство. Как долго этот террор будет продолжаться?
-    Думаю, что правовые силы общества поднимут вопрос…
-    Не нужно, Юрий, читайте басни Крылова. Настоящий взрыв они получат не от «правовых сил», а от  живого гнева народов более слабых. Не знаю как это произойдёт, но уже скоро. Гнев будет вне американских и подобных же «правовых норм». На террор хулигана всегда находится  слабее силой, но сильнее духом. И кода даст хулигану по морде, то тот будет призвать свидетелей на свой синяк. Призывать, конечно будет «шакалов». Обращаться будет к тем правовым нормам, по которым и вел свой «правильный» террор. Но гнев на то и живой, что он «нормы» хулигана признает  злодейскими. В этом и есть разница между гневом и злобой.
-    Будет война? – спросил Олег.
-    Смотря что называть войной. Хулиган, наткнувшийся на силу духа, или обязан убить, или пересмотреть свои «правовые нормы» не в свою пользу. США не знают силу настоящего свободного духа. Мы жили в США с женой. Свободы там вымученные ми «липовые». Они провозглашаются, но  не живут в естестве. Мы  тут же уехали, несмотря на предложение остаться. Там тоже СС, но к «серому» террору США ведёт международный террор. Вскоре это приведёт к краху таких «правовых норм». Представляю, как дрогнет  народ США. Будет паника. Они привыкли к безнаказанному насилию. Хулиган всегда таращит глаза в недоумении, когда получает от слабого по морде. Требует возмездия, но, наткнувшись на стенку силы духа, будет дрожать коленями. Войны не бывает, когда усмиряется хулиган. Шакалам тоже будет урок.
-    Когда произойдет это маловероятное событие?
-    Думаю, что к средине 2001 года, или ближе к его концу.
-    Как вы определяете?
-    Ещё в юношестве, после пребывания в монастырях я разработал систему «Талгар».
-    Сергей говорил, что в вашем досье указывается на не реальность такого…
-    Чего «такого»?
-    Переход через границу в горы.
-    Это делает мне честь. Значит я действительно талант, если  смог на то, что «невозможно». Я шучу. Вы были в настоящих горах? Какая там граница? Особенно это касается границы с Китаем. Но вернемся к системе «Талгар»….
-    Сергей тоже считает, что КГБ в Вас крупно ошиблось.
-    Ошибки  в рядах угнетателей на пользу созиданию… Система «Талгар» построена на психологизме Человека. «Каков человек, таковы и события» - говорится в китайской Книге Перемен. Это я перенёс и на организм государственного тела. Любой организм движется по спирали. В малом промежутке времени это выглядит как цикл. Отменить это у человека означает его уничтожить.
-    Почему?
-    Он адаптирован на циклы  Природы. Несоответствие этим циклам означает - встать на борьбу с погодой, сменой сезонов года, сменой климата. Нельзя победить весну или осень или снег. По циклу есть четкие различия как, например, весна отличается от осени. Таких различий двенадцать.
-    Почему двенадцать?
-    Хоть сто. Это сути не изменит. Есть достаточность и мера. Можно лето назвать продолжением весны, а можно его раздробить на части. Но характер лета отличается чётко. Предположим, что вы прилетели на Землю, узнав, что сейчас лето, вы чётко скажете, что  скоро будет осень. Уточнив характер лета, вы точно назовёте начало осени. Вот так, можно по характеру человека или государства определить его состояние теперь и последующие события. Практика в этом повышает точность вашего прогноза не в сути, а в указании времени.
-    Я думал, что Ицзын для гадания.
-    Дети тоже играют в родителей и врачей.
-    А что, государства имеют разные периоды?
-    «Период» это характеристика цикла. Циклы смещены по продолжительности фаз. На севере лето короче, чем на юге. Однако число фаз будет одинаковым. Характер фаз тоже отличается. Нельзя измерять мусульман мерками северных народов. Нельзя распространять правовые нормы  народов западного характера на все народы мира. Будет конфликт. Это духовный конфликт. Его победить нельзя. Мы свидетели тому, как Ельцин распространил свои понятия на Чечню. Этой войне не будет конца. Никакие «зачистки» не помогут.  Это тоже разгул имеющего силу хулигана. Он, конечно, обоснует это…правовыми нормами. Но грош цена такому обоснованию. Оно нужно лишь для бойни, но не для мира. Здесь мы имеем ещё один конфликт. Ещё в Конституции СССР говорилось о праве народов на самоопределение. Есть в Конституции противоречие.
-    Есть, - сказал Борис.
-    Не торопись с выводом. У каждого из вас есть друзья. Можно сказать, что каждый из вас имеет право на самостоятельность.
-    Можно и не говорить. Это происходит само по себе.
-    Отлично. Когда есть единство, то  нет надобности в Конституции. Она свершается сама собой.
-    А когда нет  единства?
-    Тогда Конституция становится инструментом раскола.
-    Почему?
-    Дружбы нет тогда, когда появляется  чьё-то превосходство. Уходя, вы скажете:  «А я считал, что мы друзья». Но была ведь перед этим дружба.
-    Кто-то её нарушил.
-    Теперь представьте, что этот кто-то ещё и начнёт вас избивать. Нк подчинитесь вы силе. Но дружбы уже не будет никогда. Конституция фиксирует факт дружбы. А когда дружбы нет? Разве это сложно понять?
-    Действительно государства ведут себя как люди.
-    А из чего они состоят? Из людей. Такое происходит в любом сообществе. В семье то же самое. Теперь представьте, что жена заявила о разводе, а муж её избивает и заставляет насильно жить вместе. В радость ему самому потом жить с ней силой? Подчинить, как видите, ему удалось. Ну и что потом? Может это нужно детям?
-    Серьёзная тема.
-    Наоборот, очень простенькая и лёгкая, когда нет духа бесполезного насилия. Насилие против единения, следовательно, против Конституции. Обосновать насилие не сложно, но жизни всё равно от этого не будет. Попробуйте избить жену, а затем обосновать, что били её для её же пользы. Даже соседи усомнятся, хотя не знают уклад этой семьи. Попробуйте обосновать своим детям, что бьёте её ради них.
-    Это уж точно, ничего не выйдет.
-    Кому обосновывается война в Чечне? Народу, который теряет там сынов. Грош цена всем этим «правовым» обоснованиям. Позор возложил Ельцин на русский народ. Сам он благополучно удалился. Кто расхлёбывать будет всё эту несъедобную кашу. Не философия. Нужны жертвы жизней и труд  тружеников на обеспечение войны, и восстановление её последствий. Вот вам и закон. Страшен закон в руках узурпаторов власти.
-    Можно по системе «Талгар» предсказывать.
-    Эти предсказания не гадание на кофейной гуще. Приведу пример. Еще не подошла волна первой инфляции при Горбачёве, как более чем за год я оповестил своих ближних, чтобы они перевели все деньги в ходовой товар.
-    Перевели?
-    Нет. Никто не поверил. Слово «инфляция» никто и не знал.
-    Почему не поверили?
-    Привычка к стабильности.
-    Выходит, что предсказали зря.
-    Не совсем. В их памяти отложился факт точности предсказания. Вот второй пример. За полтора года до «знаменитого»  обвала Центробанка я опять предупредил своих ближних.
-    Поверили?
-    Нет.
Сидящие, засмеялись.
-    Кроме подобного из области экономики, конечно, были и другие точные оповещения. Например, я с точностью сказал задолго до избрания Путина, что следующим президентом будет  представитель силовых структур. Я имел в виду дух стиль и характер, с соответствующими профессиональными навыками. Более того, об этом я говорю до будущего события на своих популярных лекциях.
-    Верят?
-      Доверяют. Слушают как сказки. С интересом слушают. Но применять будут не сразу. Не настолько я наивен, чтобы гордиться своими прогнозами. Я нарабатываю авторитет как человек. Это надёжнее, чем авторитет, присвоенный вместе со званием, или с  избранием  Премьером. На авторитете функционального места устойчиво себя не почувствуешь и созидателем по своему желанию,  или по врожденному духу, не станешь.
-      Расскажите о системе «Талгар».
-      В следующий раз. Не будьте и вы наивными, как это делают астрологи. Нет схем ума, по которым можно  «рассчитать» то, что касается сущности. Со школы вы приучены только к такому стилю  познания. Это и есть неживой, технический интеллект.
-      А какой ещё есть интеллект?
-      Я не имею желания вас принижать. На эьом срывались и академики.
-      Как?
-       Когда я им преподносил очередной «фортель» на факте приборов, то они говорили «объясните». Этим они аксиоматически полагали, что в их мозгах уже есть, чем понимать новое и неожиданное. В том парадокс науки. У вас такая же аксиома. Мнится, что стоит только что-то  обоснованное узнать и всё будет понятно. Такое верно только в пределах вариаций уже имеющихся свойств ума.
-       Сергей говорил нам о каком-то расщеплении  «добра» и «зла».
-     Ну и как, поняли?
-      Не совсем.
-       Потому и «не совсем», что такой ячейки в нейронах мозга ещё нет. Её сперва необходимо  создать.
-       Как?
-     Если нет такой нейрохирургии, то «операцию» придётся проводить самим себе.
-   Как это?
-    Сперва  нужно выполнить условия. Очень сложные эти условия с позиций привычек. Нужно стать никем. То есть, не иметь своего мнения. Свое мнение- это уже находящиеся  в работе старые принципы мышления. Есть мнение, нет новизны. Есть знание, нет развития.
-    Все говорят что развиваются через знания.
-    Какое мне дело до догм!? Но отвечу… Нет знаний на то, чего ещё нет. Есть знания только на то, что уже было. Есть повторение, того, что уже было, но оно вчера и сегодня одно и то же в своей сущности. Это повторение фиксируют законом. Для повторений открывают законы физики, химии, социального общества. Повторение  отрицает новое. Новое не имеет ещё явлений себя  в повторяемости. Когда оно станет повторяться и будет установлен закон, то тут же оно станет вчерашним, а не новым.
-    Красиво! Как в сказке.
-    В том и есть волшебство жизни. Пойманная жар- птица, уже воробей. Жар-птица она, пока непостижима. Пока есть тайна существует сказка жизни. Тайна это не секрет. Чувством тайны владеют гении от своего рождения. Нельзя стать гением по образованности, или по объёму знаний. Напротив, знание - это свойство закреплять. Поэтому гении всегда будут гонимы в среде образованных людей. Образование уничтожает адаптацию, поэтому в монастырях говорят категорически: «Знающий, мёртв». Поэтому Восток не постижим для Запада. Нечем постигать. Постигают не знаниями и умом, а свойствами ума.
-    Разве это не одно и то же, - сказал Юрий.
-    Ты не обижайся, Юра, тебя назвали тут лидером. А я не взял бы тебя в ученики. Почему? У тебя уже свершилось заполнение. Заполнение, это первая стадия движения ума. Второй стадией является отражение, то есть имение своего мнения. Такое начинается на базе жестко закреплённого ума. На адаптацию ты не способен. Тебя легко сломать. Ты уязвим.  «Мягкое и гибкое развивается, а твёрдое и сильное разрушается», говорит Лао Цзы. Твоя твердость в твоём знании. Но оно против сказки. Поэтому, даже при наличии мастера-чудотворца у тебя в учителях, ты будешь бесперспективным. Так будет до тех пор, пока ты не станешь никем. Ты будешь прост  и в восторге от всякой чуши. Ты будешь неуязвим, так как тебя нечем зацепить.
-    Интересно, - сказал  Олег, - Здесь тоже парадокс. Если Вы нам всё это рассказываете, то это знание.
-    Следовательно, я «уже мёртв». А значит, нового я вам ничего не преподношу. Хорошо отметил. И всё же здесь парадокса нет. Кто это заметил?
-    Можно скажу я? - встал парень из среднего ряда, хотя у нас сразу была договоренность не вставать, чтобы не мешать теме беседы.
-    Говори, только не вставай больше.
-    Всё просто. Парадокс наступает на переходе из двух крайностей. Волшебство  базируется на качестве неопределённого влечения и ожидания. Ему противоположно закрепление, то есть знание. Ни в том ни в противоположном противоречий нет в себе.
-    Как ты к этому пришел?
-    Не я, а вы раньше сказали, что Конституция имеет назначение для единения и дружбы. В дружбе само по себе выполнено равенство и самоопределение. Законы пишутся для стабильности, то есть закрепляют. Вот и получилось, что законы  служат своему, а Конституция своему. По своему духу они противоречивы.
-    Как твоё имя?
-    Владимир.
-    Для начала не плохо. Действительно,  неопределённость и сладостное ожидание отличается от полученного результата противоположно. Не гоняйтесь за результатами, иначе не увидите жар-птицу. Качество ожидания необычного включает молодой процесс в организме. Без него нет развития. Но результат придёт по степени  меры самого этого качества. Наступит другой этап-формирование. Бесформенное - это овладение новым пространством, то есть,  для организма, оно вскрывает новые возможности. Отсюда, повышенная адоптация. На увлечении этим «сорвались» даже великие мастера шуньявады. Само ожидание сказки, необыденного, тайн сознание любит и это даёт наслаждение. Посмотрите, как дети просят читать одну и ту же сказку. Им нужно не содержание, а качество. Продвинутое в новую область неопределённого пространства, тело начинает его формировать. Это даёт содержание. Начинает работать  противоположное  свойство -закрепление. Эти два свойства несовместимы. Конституция назначена для развития. В ней заложены качества, которые позволяют свершаться в необыденном. Она- основной закон молодого процесса. По Конституции идёт прогресс в выявлении небывалых возможностей и отсюда вершится  следом формирование  повышенных, в сравнении с предыдущем  возможностей государства. Выявление законов упрочняет  инструмент формирования. Тело государства от этого крепнет. То же самое происходит в семье. Встречаясь до женитьбы, молодая пара слагает Конституцию Семьи во время непринуждённого общения. Уважение, равноправие, суверенность, право на самоопределение, то есть на личную жизнь, личное мнение, личные увлечения и интересы… После свадьбы свершается резкий скачёк - начинается закрепление. Вот тут и рождается парадокс, может почувствоваться посягательство на свободу. Для сохранения дружбы теперь нужно мастерство  перескакивания с одного качества в противоположное. Поэтому говорят, что дружба между мужчиной и женщиной продолжается только до постели. Подмечено верно. Свадьба, или просто «постель» полагают формирование, то есть закрепление. Свободные отношения тут же превращаются  в конфликт. Начинают формироваться законы семьи. Вот поэтому семья будет конфликтовать, если не будут определены чёткие законы тела семьи. Они обязаны быть проявленными. Там, где нет проявления, там будет ориентир на Конституцию. Вернемся к уничтожению в России талантов. Талант может открывать новое только по Конституции Творчества. Общественное мнение его формирует, то есть уничтожает талант. Получается, что открытие будет не от заказа, а от произвола. Учёные, попавшие в «заказ», или больше уже не учёные, или они будут  конфликтовать с общественным мнением. То же самое можно говорить о деятелях искусства и прессе. Другое дело, примет ли базис общественного тела  продукцию свободы. Не уничтожайте таланты силой, не подчиняйтесь тайным указаниям. Почему? Посмотрите на себя. Много из вас тех, кто имеет свойства  адаптации?
-    Приспосабливаемся.
-    То есть, ты говоришь это так: «В нас есть свойства, манящие к необыденному в жизни. Но, когда мы  входим в необходимость формы, то  кристаллизуем себя, согласно поставленным условиям». На инстинкте вы «мелькаете» между своими двумя противоположными свойствами. То же самое происходит в семьях, которые научились «балансировать». Бывает, что и поругаются, но мериться на «правде» нельзя. Доказательство  справедливости приведет… к перевесу. Единство уничтожается  доказательствами, объяснениями, разбирательствами. Нужно знать меру и того и другого.
-    Где эта мера?
-    Мера доказательств и законов лежит в единстве.
-    Что, опять парадокс?
-    На сей раз не парадокс, а диалектика. Парадоксы бывают лишь в примитивном уме.
-    Что это за ум?
-    Ум может служить формированию, а может служить единению. Ум формирующий уплотняется, совершенствуется, доказывает, спорит, обосновывает, создаёт законодательства, но…уничтожает единство. Здесь начинается беспредел. Здесь мерой является болезнь, а затем смерть. Так умирают законодательные государства, так заболевают «правдоискатели». Но есть в уме свойство ощущать единение. Единение умом не создашь. Но мерой ума будет та чувствительность, когда есть совесть. Совесть это и есть сигнал, когда совершенный в формировании поступок или слово, сейчас повернет процесс против единения. Поэтому нет совести у  законников. Совесть им заменяет обоснование. Обосновал и… можешь убивать. Совесть есть у созидателей. Поэтому у Горбачёва и Ельцина не было совести, но зато любое разрушение обосновано «по закону».
-    А есть совесть у Путина?
-    Сначала была. Это заметно было по его поведению. Но теперь я начал сомневаться. Бессовестность, то есть «законность», тоже тренируется. Посмотрите на семью. Если кто-то научился обосновывать свои поступки, то он тут же теряет совесть. Обоснование не обязательно высказанное и в словах. Так появляются изменяющие жены, мужья, тираны над детьми. Так появляются тираны над народом.
-    В чём мера  единства? – спросил Владимир.
-    Итак, мы разобрали меру формирования, то есть законов. Мера  законов заложена в Конституции. Тут нет парадокса, хотя они противоположные по духу. Мера Конституции заложена, наоборот, в законах. Конституция может быть такой, что формирование не произойдёт.
-    Как это? Поясните.
-    Возьму опять для примера семью. Во время встреч могут быть заложены сразу  поведения, которые исключают семью. Например, кто-то тут же берёт назидательный тон, диктует, позволяет себе свободы, но навязывает повиновение другому. Это свершится лишь потом, в семье. Там это будет контролироваться  взаимностью, то есть единением. Здесь же правила идут тогда, когда единения ещё не состоялось. Такое произошло при первом президенте России. Предположим, что семья всё же  образуется. Ей пора замуж, ему «порядочность» не позволяет, для неё это подходя пара, для него она выглядит лучше других…всякое бывает. Так организуются антагонистические сообщества одиночек. Семья формально есть, но по сути её нет. Так и грызут друг друга, доказывая свою правоту, и ссылаясь на детей.  Я привёл пример Конституции в её смерти. Смерть  единства лежит в правоте составляющих. Здесь тоже беспредел. Так мы имеем два беспредела: в законах и Конституции. Беспредел в Конституции лежит ещё в нереальности. Помните, как я говорил вам о буддийских ламах. Поэтому, я ушел из монастыря. Я видел смерть в беспределе бесформенности. Это тоже тупик. Аксиомы буддизма, то есть Конституция  Духа закладывает в себе  смерть.
-    А как такое выглядит в семье?
-    Инфантильность мужа или жены.
-     В чём созидательная мера Конституции?
-    Вторым лицом Конституции является  способствование созидательному формированию. Иными словами, мерой Конституции является её остановка законов.
-    Не понятно.
-    Давайте вернемся к дружбе. Отношения между друзьями будут всё точнее и точнее по времени дружбы. Появляются правила. Но эти правила постоянно контролируются дружбой. Может случиться так, что  ситуация потребует выбор. Например, тонет корабль. Мужчина может спасти только одного человека или мать, или тонущую любимую жену. Как быть? По Конституции Рода они погибнут все. Он начнёт спасать их обеих и утонет сам. В том пример меры Конституции Рода.
-    Так кого же спасать?
-    Есть выбор, - сказал Юрий, - Жена продолжит род.
-    Но тогда будет мучить совесть, - возразил Владимир.
-    Спасать нужно мать. Жену всегда найти можно, а мать одна, - сказал  Олег.
-    Вот вы и поймались на применении понимания к качеству. Мы же уже установили, что конфликт бывает только на  вмешательстве одной противоположности в другую. Так же болеют люди. Вхождение одних функций, или свойств, в другие, порождает конфликт. Но конфликт есть ещё и между Конституциями, когда их несколько. Не все Конституции  включаются одна в другую. Незаметно, я предложил вам несколько Конституций и ждал, пока вы на них поймаетесь. Новая эпоха требует и в этом разбираться. Существует ещё общечеловеческая Конституция. Но надо всем стоит Конституция Жизни. Чем глобальнее Конституция, тем  дальше она от определений. Даже Конституция Семьи содержится только на чувствах. Качество становится более существенным в Конституции Государства. Больше шансов конфликта  здесь, чем в семье. Я не говорю о видимых семьях, когда семьи не было изначально. Я не говорю о видимых государствах. Это больные семья и государство. Таким  больным государством является теперь Россия. Есть семья, но она для показухи, для видимости и службе, чьим-то интересам. Общечеловеческая Конституция будет противоречить Конституции государства.
-    Почему?
-    А вы возьмите в пример США и мусульманские страны.
-    Разве Конституции здесь сильно отличаются?
-    Они не совместимы. В основе жизни мусульман лежит Коран. По Корану категорически мусульманин не может  насиловать мусульманина. В США  нет такого правила. Поэтому СС  в США, так же как СС в  России  на «законных основаниях» уничтожают сограждан. Россия в этом превзошла все страны мира. Кроме Ельцина, который  не превзошел лишь Пол Пота. США навязывают законы. Эти законы не вписываются в  законы Корана. Они не впишутся в законы индуизма и буддизма. Назреет мировой конфликт.
-    Будет война?
-    Война духа  требует полного уничтожения. Такой войной хулиган уничтожит сам себя.
-    Так как, всё же, быть с тонущим кораблём? – спросил Олег.
-    Разве я не ответил. Качество выживания не подлежит осмыслению, когда оно глобальное. Мозгов не хватит. Здесь становится ребром сущность. Или инстинкт совершит жизненный поступок, или промахнется. Рассчитает это  за того, кто совершил поступок тот комплекс, который называется Природа. Но к глобальному выживанию есть тоже таланты. Поэтому не уничтожайте пророков.
-    Как их определишь?
-    Умом, никак. Если есть дух созидания, если есть качества единения, если  нет перекоса  в формировании, то пророка вы не поймёте, а почувствуете по своим качествам. Поэтому пророки составляют ещё больший конфликт с «законниками». Так было с Иисусом Христом, так было с Мухаммедом, так было с Буддой. Выживание пророка  означает снятие грехов с человечества. В том нет мистики. Подумайте?
-    На мистику очень похоже, - сказал Олег.
-    Нет здесь мистики, - возразил Владимир.
-    Почему, - повернулся я к нему.
-    Само появление пророка это симптом.
-    Чего?
-    Конфликта.
-    Поясни.
-    Пророк не является чучелом. Он общается и конфликтует. Собою он проявляет сразу две стороны: глобальную Конституцию выживания Человека, с одной стороны и конкретную Конституцию на месте.
-    Ты что читал о  жизни Мухаммеда, или Будды?
-    Нет. И так понятно.
-    Вот мы и пришли к ещё более глубокому базису, который называется религией, - сказал я, - Нет, следовательно, законов вне согласования с базисами  качеств. Они противоположны, но в каждом  базисе есть одно из двух: или базис работает только на себя и тогда патология неминуема, или базис жертвует себя в пользу другого.
-    Теперь совсем ничего не понятно.
-    Для меня это просто. Почему?
-    Вы привыкли  к таким темам.
-    Нет. Я никогда не готовлюсь к лекциям и не составляю план книг. Я не планирую встречи и темы бесед. Это лучшее, что есть в ненасилии духа умом. Сначала должна быть контактность, то есть настрой на единение. Если это удастся, то только тогда есть смысл формировать, то есть включать знания и вести беседы на равных. Я особо подчёркиваю слово «на равных». Уже этим гарантируется отказ от  своих знаний. Видите, я сказал отказ, то есть я жертвую своим умом. Станем на базу интеллекта. Если в нем нет свойств отказа, то он уничтожит жизнь. Так люди страдают, так они болеют, так они умирают.
-    Значит, в отрицательном нет отказа?
-    Да.  Именно поэтому  отрицание я расслаиваю на два типа. Положительное тоже расслаивается на два типа. Если  добро служит себе, то оно становится злом.
-    Поясните.
-    А чего тут пояснять. Посмотрите на праведников. Их два типа. Одни готовы пожертвовать своей жизнью ради других, а другие  отрицают ради укрепления себя. Лао Цзы говорит: «Когда люди узнают, что добро есть добро, то появляется зло». Вы любые дела начинаете во имя лучшего. Откуда появляется зло в семье, на работе, в общениях. Как только вы  узнаете, что совершаете добрые дела, то вы тут же совершать будете видимость добрых дел, то есть зло.
-    Почему?
-    Потому человек и узнаёт о добре, что теперь он сменил характер. Иначе, добро для него простое само собой разумеющееся естество. Об этом говорит и Иисус Христос.
-    А как быть со злом?
-    Тогда вы и узнаете, что творите зло, когда смените характер. До этого «зло» не способно отпустить себя.  Вот мы и пришли к пониманию отказа. Раньше об этом говорили как об отречении. Какая разница между отрицанием и отречением.
-    Огромная.
-    Не совместимая, хотя и то и другое принадлежит отрицательному.
-    Я помню, как однажды меня впечатлило высказывание, что человек, сказавший, что он дурак, показал этим, что он умён, - сказал Владимир, - теперь я понял, что он совершает отказ от своей правоты.
-    Понятно почему и умных называют  «твердолобыми», - вставил Олег, Ум правильный, но игнорирует другого человека. Для единства придётся отказаться от своей правильности.
-    Так и получается, что разрушители всегда правы. Для того, чтобы они стали созидателями, для этого им нужно отказаться от своей правоты.
-    Не реально, - вставил Олег.
-    Я не согласен с этой категоричностью. Есть механизмы вне власти праведников.
-    Мистика? Божья воля? – саркастически сказал Юрий.
-    Никакой мистики. Будьте наблюдательны. Праведник в семье разрушит семью…
-    Вы хотите сказать злодей?
-    Нет, я имею в виду порядочного человека. Если он не станет на простоту  отказа от себя, и не превратиться в обыкновенного семьянина, то семью он натянет своими добрыми поступками до разрушения.
-    Вот здорово! – выкрикнул Владимир, - Мне понятно, почему очень умные люди вызывают к себе антипатии. Они не умеют отказаться от своей умности.
-    Но так будет усреднение, - возразил Юрий, - Слабый будет совершенствоваться, но сильный пойдет в деградацию.
-    Точно до этого дошел Ницше. Он не учёл, что человек живёт не понятиями, а качествами. Какие понятия в непроявленных законах, к примеру, продолжения рода. Александр Сергеевич Грибоедов словами Чацкого говорит: «Детей иметь, кому ума не доставало!». Упаси вас бог рожать детей по уму.
-    И что будет.
-    Вне всякой мистики станете импотентами. Вот это и есть те ограничения, о которых я говорил. Злодей, не отказавшийся от злодеяний, сперва потеряет эмоции и вкус к жизни, а затем начнёт болеть. Здесь биологический запрет на право существовать.
-    Так что больные это злодеи?
-    Не нужно так жестко. Они отрицатели, не умеющие отпустить отрицание. Их накажет собственная физиология. Организм идёт по циклу смены физиологических фаз. Даже тематическое закрепление, требует преимущества только определённых функций в организме. Остальные функции не дополучают своё по циклу суток. Однако только за их счёт может  питаться и данная функция. Это ещё один фрагмент из системы «Талгар». Понаблюдайте за сегодняшней прессой. Всё внимание стянуто на узкий сектор уже много лет. Следствием будет рост преступности, бездомность детей, нестабильность экономики. Внешне же это выглядит безобидно. Посмотрите на законы. В  деятельности  всего института законности нет  качества отпускания. Это приведёт к обострениям, хотя внешне всё выглядит законно.
-    Что прощать преступникам?
-    Никогда не обобщайте. У вас есть такой  стиль. Преступлением было ограбление народа. Факт? Но фактом стало законность этого дележа. Как мы теперь отнесёмся к грабителям? Они действовали по разрешенному Ельциным закону. На базе закона «грабить» они отпустили  Конституцию и интересы кормильцев. Они чувствуют себя правыми. За  злодеяния  над народом отвечают не они в государстве, а правительство. Уверен, что в семье, кругу друзей, это очень порядочные люди. Вот вам конфликт: порядочный человек становится сволочью. Как быть?
-    Поэтому они будут привлекать понятия правового государства.
-    Вот мы и стоим перед дилеммой: или отпустить этот «грабёж» и воровство, или тиранить можно на выбор абсолютно любого из тех, кто за десять лет падающей экономики страны накопил  больше пяти тысяч долларов.
-    Может быть установит регламент в суммах?
-    Не поможет. Знаете парадокс древней Греции? Он называется «Куча». Три зерна это не куча. Сто зёрен это тоже не куча. Тысяча зёрен это тоже не куча. Когда мы имеем право сказать, что вот на этом количестве и начинается куча?
-    Понимаем. Значит нет той суммы, которую можно определить как «правильную». Нужна амнистия? Но тогда понятия «незаконных денег» и «грабежи» тут же отпускается.
-    Это верно. Какой может быть конфликт  теперь.
-    С Конституцией. Она исключает привилегии. Придётся Конституцию переделать с учётом…Привилегий?!
-    Что и требовалось доказать, - закончил я встречу, - Сегодняшние законы оказались вразброд и мёртвыми. Жди насилия. Конституция использовалась как ширма. Жди негодование. Это и есть крах государственности. Остаётся одно из двух: или Путин постигнет созидательность, или  увеличит насилия. Государство находится на волоске. Народ работал и будет работать даже без правительства. Вот когда появляется тема о роли личности в истории. Три личности  поставили народ на колени и разорили его. В этом направлении дальше следует полное…
-    Уничтожение.
-    Нет. Народ нельзя уничтожить. Его можно сделать добычей для других.


Глава 3.

Осколки империи.

3.1. Процесс расследования.

-   Они разрушили мою жизнь, и единственным стимулом у меня осталась месть, сказала бывший специалист-химик в эстонском городе Тарту.
-   Кому мстить? – спросил я её, рассматривая обширную и давно заброшенную квартиру, расположенную в центре города. – У вас отличные условия, – добавил я, как бы мимоходом.
- Всем им. У меня нет интереса к жизни, - ответила Ирина.
- Вы говорите о некоем безликом виновнике?
- Нет, виновники конкретные. Это прихвостни в тартусском университете, которые и теперь умело приспособились.
Им всё одно кому служить. А вот их управителями был КГБ. Эти в тени и тогда и теперь, - отвечая, Ирина не охотно стала приводить кое-что в порядок.
- Вы всех в «органах» считаете преступниками? Согласитесь, что есть «авторы», а есть «исполнители». Есть, наконец, всеобщие нахлебники, целостный курс по ходу интересов элитарной клики, - не мог согласиться я в душе, так как никогда не имел к мутантам зла. Презрение было и есть сейчас. Их мерзостные дела я не оправдывал, но, по своей личной природе, я не склонен к яростному отрицанию . Мутантов наплодила система. Их нужно компенсировать другими, человеческими качествами, как в обществе, так и в семьях. Всё значительно проще с позиции понятия, так как мутанты – это люди, до безобразия лишившиеся совести. В своей слепоте они поворачивают человечество к гибели.
Значительно сложнее простой злобы, раскрытие глаз людям, уже начавших вторить мотивам мутантов. Сарказм, психозы, пессимизм, потеря уверенности и вкуса к жизни. Всё это - плоды оперирования  СС дефицитами, шкурничеством, алчностью. Плоды разжигания вражды и преступности.
- Для каждого человека личная жизнь является мерилом социальной системы. Сколько таких жизней они загубили у меня на глазах, - ожесточённо настаивала Ирина.
- Однако, Ирина, этим они создали благоприятные условия другим – тем, кто высказывал готовность служить элитарной клике беспрекословно и рабски. Из стараний СС вопрос ставится иначе: мерилом становится геноцид. Любая система содержит защитные органы, но не везде, например, есть смертная казнь или безнаказанная преступность самих «органов». Не везде истязают детей. Другой разговор, когда те или иные меры применяются к активному участнику системы. Насколько я понял, вы занимались научной темой, вызывающей интерес у первого отдела, - определял я зрелость сознания Ирины.
-   Согласна. Однако они уничтожают инакомыслящих морально и физически до конца. Беспощадность, жестокость, ложь, фабрикации, подлоги – вот черты их лица, - Ирина была возбуждена и я подумал, что стимула и жизненных сил она не лишена, как считает сама.
-    Как химик Вы занимались, следовательно, темами не мирных назначений?
-    Не мне было решать.
-    А кому?
-    Я выполняла заказ.
-    Чей?
-    Не знаю.
-    А если бы Вам предложили убить ребёнка?
-    На такое я не способна.
-    Ножом?
-    Никак.
-    А химическим ножом?
-    Мне не говорили о назначении работ.
-    Почему тогда Вас взяли в «оборот» СС?
-    По их мерзости.
-    Пекарь, пекущий хлеб их не интересует.
-    А какой в нём интерес.
-    Вот видите. Их интересовали средства уничтожения.
-    Я на это не соглашусь.
-    Они, так же как и Вы исполняли своё.
-    Есть разница.
-         Думаю, что есть в «органах» и гуманные люди…, - начал я, но Ирина прервала.
-       Вы не знаете истории Эстонии. Во все времена советская власть держала их как в колонии усиленного режима. Неустанный контроль был, есть и сейчас во всём. Однако только это унижает народ. Гуманность проявлялась по отношению к единицам, к тем прихвостням, которых с общечеловеческих позиций можно отнести к моральным преступникам.
Мы сели обедать. До начала практических занятий, которые вёл я, по развитию внутреннего зрения, и биоэнергетическому саморегулированию, оставалось два часа.
Татьяна Николаевна, помогавшая и присутствовавшая здесь, посмотрела на меня: замечаю ли я начавший поступать в квартиру летучий яд. У неё уже был опыт и практическое знание в проявлении газа. Вообще нужно сказать, что мы уже были оснащены приборами, индикаторами, противоядием.
Я не ответил на её взгляд. Ситуация была сложной. Ирина искренне приглашала на обед. Отказаться? Объяснять, рассказывать, что её «друзья» от метода «психушки» перешли к методу отравляющих аэрозолей, вирусов, частотного  излучения и что нам лучше уйти из дома? Её горе и без того лилось через край.
Ирина стала кашлять и тереть глаза. Я предложил не засиживаться за столом и прийти в спортзал пораньше.
После того, как спецслужбы пускали газ в лекционные залы городов Москвы, Алматы, Ташкента, Киева, Одессы,  Таллинна, Вильнюса, Кохтла -Ярве и здесь в Тарту было понятным, что им на здоровье людей наплевать. Я беспокоился, что отравляющие вещества будут пущены в спортзал: было много слабых здоровьем и подростков. Деятельность свою, в направлении повышения здоровья у страждущих, я избрал осмысленно. Была слабая надежда, что, оставаясь полезным людям, я выведу себя из под «опёки» спецслужб, так как устраняюсь от направления приборной многополярной энергетики. После пускания спецслужбами отравляющих веществ в лекционный залы можно было ожидать, что яды пустят и в спортзалы, где основная часть людей была со слабым здоровьем. Так оно и произошло. К счастью, залы на птицефабрике и в педагогическом институте г.Таллинна оказались огромными. Хорошие по объёму залы были и в Вильнюсе. А вот в Алматы  Н.Назарбаеву повезло, травить больных  людей там легко; залы маленькие. Легко травить их и а Москве, Б.Ельцину тоже повезло. Пришлось повысить сосредоточение у занимающихся на внутренних биоэнергетических способностях и всё обошлось относительно благополучно. Спортзал в Тарту был меньше. Сначала присутствующие стали  покашливать, а затем юношу, находящегося близко к двери, вырвало. Задыхаясь в кашле, мужчина и юноша ушли из зала. Занимающиеся посматривали на меня с тревогой. Что-то бередило их изнутри.
- Может быть, такое ожесточение связано с вашим пребыванием и деятельностью в Эстонии? – высказал своё мнение Алекс.
- Для проверки мы поехали в г. Котхла-Ярве. Город и область русскоязычного населения и составляют оппозицию правительству Эстонии. Там, в первый же день пустили газ в лекционный зал. В гостинице жить было не возможно. Спасибо местным корреспондентам, прятали ночью у себя. Тогда для контраста, мы поехали в г.Тарту. Здесь, наоборот,  80% эстонского населения и даже русскоязычные - на стороне эстонцев. Результат  тот же. Но скажу сразу, что в литовском городе Вильнюсе было не лучше. В чисто литовском городе Каунасе СС свирепствует не слабее. В русскоязычном городе Москве кошмар тот же самый.
- Возможно, вас «выбивают» в целом из Прибалтики?
- В течение года отравление ядохимикатами и вирусами следовало в Москве, Алматы, Тарту, Таллинне, Котхла-Ярве, Вильянди, Вильнюсе, Каунасе, Киеве и других городах. Не было ни одного города, где спецслужбы не использовали бы отравляющие вещества и вирусы. Это наводит на мысль другого плана. После следующего Форума в  Вильнюсе будет проведена её проверка.
Второй международный форум «Дом Земли третьего тысячелетия» был проведен в г. Таллинне на 6-8 сентября 1990 года. Он был не меньшим, чем первый форум в Москве 1989 года.

№ 6  Сведения из  инструкций СС.
Подозреваемые «метятся» химическим составом, который «светится» на радиоприборах специального назначения. Их работа построена на принципе радара. Есть приборы «универсального» стиля.  Меченный человек или автомашина всегда попадают в полосу частот излучаемую спутниками, как это происходит в мобильной связи. Происходит отражение, которое фиксирует прибор.
Оригинальность такого метода заключается в том, что имя и фамилию жертвы знать не обязательно. На железнодорожных вокзалах, в метро, на автобусных станциях и просто на улице вы постоянно «светите». Вы преступник. Вам не предъявят обвинения или претензии. По инструкции положено делать  милиции или полиции вид, что вы хороший человек. На вас не обращают внимание. Но ваше «приземление» будет зарегистрировано. Теперь дело за участковым исполнителем. Лишь в гостиницах и самолётах регистрируется ваш паспорт. Там будут знать ваше имя. Даже тогда, когда вас не «ведут» вы будете найдены в течении считанного времени. Сеть участковых разбита на секторы.
Сперва определяется дом, в котором кто-то «светится», а затем уточняется квартира.
С личным или служебным автотранспортом то же самое. Разница лишь в том, что вас будут «накачивать» во время мирного сна, а машину «зарядят» химикатами или вирусами  для следующего вашего рабочего дня.
Для того, чтобы организм «светился» целостно, жертву накачивают аэрозольной смесью. Сама по себе эта смесь делает дополнительно организм чувствительным к электромагнитным  частотам. Это «подкорма» тоже входит в  обязанности участкового или участковой. Не удивляйтесь,  растлению  подлежал и «прекрасный пол», женщинами их конечно не назовёшь. В общем, особи женского пола.
Накопление в организме электропроводных составов происходит по лимфатической системе, в первую очередь, это даёт условие для жизнидействия тех микроорганизмов, которые активизируются в  электрическом поле. В случае сбрасывания организмом этой мути, участковый беспокоится о «подкормке».
Когда вы видите на экранах толпы «свободных» демонстрантов с лозунгами: «Ельцин-убийца», «Путин продал Россию», то не удивляйтесь спокойствию милиции. Эти смельчаки сейчас «накачиваются». Дома они получат своё. И видимость демократии соблюдена и наказание последовало.
Кстати, для информации. Этот газ разработали японцы для  своих демонстрантов ещё в восьмидесятых годах, как сообщили мне из разведслужб. Эта идея понравилась «товарищу майору», затем товарищу Горбачёву, затем товарищу Ельцину, затем товарищу Путину.
Талантливо, не правда ли?         
&

Страсти разгорелись задолго до Форума.
Мы приступили заодно и к проверке методов спецслужб. Моё предположение подтвердилось. При отсутствии «хвоста» нас находили на новой квартире и в ту же ночь сверлили нагло отверстие со стороны обманутых соседей. Это говорило о том, что мы носим с собой сигнальные устройства либо «накачены». Для проверки я стал перемещаться в спортивной одежде. Отслеживание оборвалось. Стоило при подобных манёврах надеть костюм и взять спортивную сумку или дипломат, как находили тут же. Находили на расстоянии 20-30 километров. Правда, при выезде за пределы Таллинна случалось, что отравления следовали на второй день.
Уклоняться от «накачек» мы могли только постоянной сменой квартир. Ни одну ночь мы не ночевали повторно в одной и той же квартире.
Как счастливые времена я вспоминал подготовку к первому форуму в сентябре 1989 года. Там я мог жить на одной и той же квартире неделю. Применяли отравляющие вещества два раза в неделю, да и то вяло. Здесь же, при  поселении в частной доме или на даче, стреляли газовыми снарядами по окнам издалека. Концентрация ядов повышенная. Из десяти дней, без отравлений удавалось проспать всего одну-две ночи. Повторный манёвр с поездкой в Тарту, Валгеметсе, на дачи не давал результата. В такой молчаливой борьбе накапливался опыт. Впрочем, борьбой это назвать трудно, так как ответить нам или невинным детям в семьях было нечем.
Уместнее и дальше употреблять понятие геноцида со стороны паукообразной клики и её ядоносных щупальцев в виде органов СС.
Так международный форум в г. Таллинне предстал в двух сущностях: всестороннего поиска по инструментальному решению экологической, здравоохранения, энергетической проблем человечества, с одной стороны, и препятствие этому со стороны СС, пусканием отравляющих веществ на сцену и в залы, мафиозной шайкой – с другой. Оргкомитет форума работал в экстремальных условиях. Его члены была молодёжь г. Таллинна. К их чести и нашей гордости работали они бескорыстно и никто не дрогнул на зверства, хотя и были случаи, когда с постели не возможно было подняться: ночь – излюбленный период садистов, истязающих мирно спящих людей.
Оповещали они спокойно:
- Газ пущен по коридору, на сцену и в комнату оргкомитета, - сообщает пожелтевший от перегрузок Андрей Макаров.
- Вчера вечером СС пустили газ на сцену и в артистическую так, что мои «артисты» чуть не угорели. Сидели в ошалелом состоянии, - сказал я Татьяне Николаевне. – Да, Инна говорила, что услышала разговор этих мерзавцев, когда один похвастал своей «работой», а второй сказал, что пока достаточно.
-    Мы не верили Василию Васильевичу, когда он рассказывал в Тарту о применении отравляющих веществ, пока не обнаружили, что во время работы секции в зал на тысячу человек был пущен газ, - сказали химики, приехавшие на форум из Тарту. – Яд подан по вентиляционной системе.
Стали появляться грамотные специалисты с научными методами доказательств. Это было началом. В последствии ассоциация наполнилась первоклассными специалистами. Не скрою, многие из них знали, что к чему. Поэтому они отлично пользовались методиками тестирования и бактериологических посевов на уровне знаний, который не имеют  «рядовые» медики и биологи. Вскоре появились даже психологи и психиатры. Это они дали определение методам СС как  садистским.
Запах пропана образуется в результате реакции. Не спутайте, это не тот газ, который подводят в квартиру, для кухонных нужд.  Не приходиться удивляться, когда в доме, где подведено электричество, пахнет в квартире пропаном. Окислы тяжелых металлов дают схожий запах.  Для распространения тяжелых  металлов используются «наполнители». Поэтому полотенце в вашей ванне может иметь запах окислов металла, когда садисты угнездились в верхней квартире. Комфортно. Пробил, просверлил маленькое отверстие и дежурь в тепле. Ночное дежурство ему оплатят из труда народа. Увеличенный отпуск. Ранняя и большая пенсия тоже будут обеспечены. Как видите, преступление – понятие относительное: за одно и то же уголовное дело одним назначается безжизненный Север, а другим – мирный курорт юга. Более того, эти уголовники требуют, чтобы их держал народ во славе и чести, а других уголовников, чтобы ненавидел лютой ненавистью. Это тоже для удобства.
-  Нас удивляет, Василий Васильевич, что вы их защищаете, - обратился в беседе Миша Ильин.
-   Остаётся только уточнить, кого «их», - засмеялся я. – Этим я подчёркиваю, что по роду исполнения обязанностей сотрудники «органов» различаются. Не исключено, что многие из них не знают о коллегах-сволочах. Те, кто нас отслеживает, могут не знать, что после них примутся за ночную работу другие. Преступление стратеги поделили на многих подонков. Одно бесспорно, что каждый в этой цепи мутант.
-    Может они не знают о цели?
-    Достаточно того, что они травят мирных людей. Однако о присутствии детей они знают почти каждый раз, так как дети начинают плакать. Ночью в тишине чётко слышно, откуда раздаётся плач. Когда стреляли газовыми снарядами по окнам дома в селе Архангельском, где пряталась наша семья, речь шла о частном случае, в котором жертвы были как на ладони. Теперь таких случаев не счесть.
-   Нужно детально расследовать систему отслеживания, - сказала Татьяна Николаевна.
Она угадала то, что я знал по секретным инструкциям. Это поучительно для каждого читателя. Для этих целей я словно отступил назад по времени. Важна не хронология, а поиск путей выживания. Важны черты вашего характера. Учитесь выживать не за счёт сторонней помощи.  Не надейтесь на благоразумие мутантов. Не ждите от них пощады. Они лишены этих человеческих качеств. Они, мутанты. Будьте наблюдательными и не списывайте на простуду или грибочки  ухудшение вашего здоровья. Не ждите, что кто-то придёт вас спасать и делать контрольные замеры.
Основания для предложений Татьяны было много. Опыт её наблюдений подсказывал, что это система комплексная. В ней широко используются также сигнальные устройства, вмонтированные в вещи намеченной жертвы. Но были у неё и предположения о том, что «датчиками» можем быть мы сами. Использованным  для этих целей может быть всё тот же метод пускания газов, но несущих изотопы или химические соединения. Насыщенный ими организм активно излучает, либо отражает сигналы локации…
- Ради небольшой группы не будет разрабатываться такая сложная система, - добавила она.
- Да, если подтвердится то, что ты имеешь ввиду, то вывод окажется страшным. Поэтому будь критична в своих наблюдениях, - сказал я скорей всего сам себе, так как уже знал, что старые методы отслеживания устарели. – Начнём с того, что резолюцию Международного Форума огласили. Что касается четвёртого пункта Резолюции, то телеграммами лично оповестили Горбачёва и Крючкова. За этим могут последовать отравления и вирусы, теперь выглядеть это будет иначе. Такими отравлениями Горбачёв и Крючков подпишутся под геноцидом.
На следующий день после отправления телеграмм были отравлены не только лидеры оргкомитета, но и беспощадно обстрелян частный дом, в который раньше газы проникали слабо.
Дозы стали кошмарными. Несмотря на четырёхлетний опыт по защите, организм не успевал восстанавливаться.
Однако, нужно было действовать целенаправленно.
В тактику действия входило создание гарантированного отсутствия сведений у СС. Это было очень важно, так как если отравления следуют только потому, что у жертвы «светятся», то подтверждается система с подключением к ней МВД. Осталось мутантам подключить армию! О том, что МВД использует все эти методы на заключённых я знал давно, но МВД против мирных жителей - это симптом. Дело в том, что меня всё время оповещали из органов рангом «выше». Из МВД  люди с совестью не приходили. О том, что подключено МВД к геноциду я знал из секретных предписаний, но нужно меня понять: я не должен «клюнуть» на дезинформацию. Всё нужно проверять собственным здоровьем.
Вторым условием было наше неожиданное появление в городах разных регионов. Время появления выбиралось ночное. Манёвр на место жительства совершался в темноте. Исключались телефонные разговоры, и даже произнесение имён. Писали на бумаге. Гостиницы использовались только в целях проверки, так как там регистрировались паспорта.
Выбран был сначала литовский город Каунас, а затем Симферополь, Судак, Новороссийск, Алушта. Эти города летом наводняются отдыхающими, а сейчас, в октябре, имеют избыток сдаваемых квартир, естественно, хозяйки не знали фамилий, а подчас и имён.
Итак, в город без «хвоста» поздно вечером приезжают неизвестные и идут на случайную улицу, где снимают жильё у привыкших к «дикарям» хозяев.
Отравление следует в ту же ночь. После «накачки» химическим  соединениями последуют вирусы.  Отдыхайте на здоровье! По-прежнему, если это государственный дом, то сверлят потолок или используют канализационный трубы, если частный дом, то стреляют газовыми снарядами подчас наудачу. Следовательно, спецслужбы ведут отравление неизвестных лиц, так как видеть нас или установить фамилии не возможно. Кроме того, без милиции здесь не обойтись.
Дополнительная проверка осуществлялась в том же городе. Так, например, в Судаке было снято сразу три квартиры. Перемещение было только в темноте. В ходе расследования было установлено два факта: наличие «сигнала»  и, что потрясающе по сути, немедленное использование отравляющих веществ службами, в поле которых поступят «светящиеся» неизвестные.
Это меняет дело. Из Судака для проверки была дана телеграмма Горбачёву и Крючкову. Была вторая половина пятницы. До понедельника отравления прекратились, а затем возобновились с остервенением, но уже на нас, конкретных обнаруживших себя людей. Почта и средства связи контролируются СС.
Проверка продолжалась. Факт геноцида, пришедшего на смену сталинским лагерям, расстрелам и брежневским «психушкам», следовало установить безошибочно.
В Новороссийске случайно поселились у женщины с тремя детьми. В доме оказалась канарейка, которая на отравление подняла крик вместе с младшим ребёнком. Утром переселились в гостиницу «Черноморская», теперь уже гласно. Решено было привлечь в свидетели официальных лиц. Будучи верными инструкциям, СС, но теперь уже Новороссийска, применили в качестве распылителя яда пропан, не задумываясь, что пропана в месте применения не должно быть.
-    Номер заполнен каким-то газом, который никак не могу выветрить, - подошёл я к дежурной по этажу.
-    Да, запах сильный, - сказала она, - но появиться ему здесь не откуда.
Я открыл для проветривания входную балконную дверь. Опять места труб! Подвела ниша, где чётко концентрировался газ. Взял экспресс анализ. Тяжелые металлы и теперь в 2002 году в моде у СС. Соединения мышьяка.

№7  Сведения об поражениях.  Из материалов СС.
Аэрозоли тяжелых металлов назначаются для  глубокого и длительного поражения организма жертвы. Чаще всего используются соединения мышьяка. Хотя есть и соединения меди, и комплексы других видов. Мышьяк  результативен по  быстрому эффекту. Он  скапливается в нижней части тазовой области. Во рту у вас может быть ощущение съеденного лука или чеснока. Жжение или давление по ходу гортани. Правда эти ощущения при ударных дозах на острое поражение. Мышьяк имеет кумулятивный эффект. Вы можете быть бодрыми. Но однажды вас «прострелит» в пояснице. Действие  других тяжелых металлов и иных соединений рассчитано на утолщение ободочной кишки. Стенки её припухают. Кишка «вянет». Одутловатость и вялость кишечника является прекрасным условием для размножения микробиологических «подарков» от СС. Часто используются хламидии. Они хорошо живут в крови. Всё это ставится в такое сочетание, которое я назвал «замком». Замыкается система поражения следующим образом. Если вы будите использовать унитиол, то у вас вспыхнет по телу покалывание, а затем начнется зуд, красные пята. Прямая кишка и половые органы будут зудиться и пухнуть. Всё учли фармацевты-мутанты. Унитиол, разработанный украинской научно-исследовательской лабораторией предназначался для  военных целей. Он единственное эффективное средство против поражения тяжелыми металлами. Но именно поэтому мутанты блокировали его для жертв СС. Начинайте, поэтому, с малых доз. Используйте одновременно инъекции витаминов В6 и В12. Со временем организм возьмет этот барьер. Не делайте инъекции в медицинских кабинетах. О причинах,  наверное, догадываетесь. Делайте инъекции сами или доверяйте своему  ближнему.  
Не ходите на обследование к вирусологам. Если есть возможность, обследуйтесь тайно. На 200 проверок, подложных анализов оказалось 180. В подложных анализах у вас будит или все «чисто», или незначительные  вирусы. Штаммы СС у  вас «не обнаружат». Сейчас век коммерции заплатите. Придумайте вымышленную фамилию. Не договаривайтесь по телефону. Не говорите о своих намерениях вслух  даже в своей квартире. Забудьте про прослушивание встроенными микрофонами. Это показывают только в дешевых детективах. Кстати за 10 лет расследования мы проверили и это. В отличие от прочитанного мной в секретных материалах, проверка конкретикой убедительнее.
&

Позвали дежурного администратора.
-    Да, жить здесь не возможно, - сказала она. – Переселитесь в девятый номер, а я вызову газовщика. Ничего не понимаю! Такого никогда не было. Внизу холл кинотеатра и кассы.
-    Не внизу, в наверху источник, - чуть было не сказал я, однако намекнул:
- Пропан – газ тяжёлый и снизу не может подняться, - сказал я, хотя уже знал что это аэрозоль тяжелого металла.
Намёк остался без внимания, так как в верхних номерах газовых источников не могло быть.
Приехавшая аварийная служба газа недоумённо пожимала плечами:
-   Здесь нет источника газа.
-   Это и требовалось доказать, - хотелось сказать мне им.
Присутствовавшая здесь Татьяна Николаевна смотрела на меня в ожидании разъяснений, когда всполошившиеся работники ушли.
-   Завтра обратимся в местную газету «Новороссийский рабочий». Ты читала о пребывании здесь экс-генерала КГБ О.Калугина?
-   Да, он вчера отбыл из Новороссийска.
-   Нужно встретиться с корреспондентом, присутствовавшим на его приёме избирателей и взявшим у Калугина интервью. Намечается интересная тема: генерал Калугин не говорит о применении отравляющих веществ и вирусов против мирного населения и об экспериментах на людях.
-   Что ж в том странного?
-     Калугин знает больше, чем все вы. Например, о разработках лабораторных средств против мирного населения, руководимых Чебриковым. Желательно было бы поговорить с самим экс-генералом, но есть надежда, что корреспондент задавал недозволенные вопросы.
-    Ты заметил тоже, что вопросы в разных газетах стереотипные?  - оживилась Татьяна.
-   И ответы тоже такие, словно, Олег Данилович рассказывает редкостные эпизоды своей жизни или заученный урок.
Важно знать  характер корреспондентов. Это выявляется конкретным общением. Стиль и дух корреспондентов всегда будет  одинаковым. Они общаются в одном виде и имеют одно воспитание. Они, по сути дилетанты в любом деле, о котором будут писать так, словно это непреложная истина. Так нарабатывается характер праведников. Кроме того, здесь тоже безнаказанность. То, что напишет корреспондент, или  объявит по телевидению, будет безапеляционным. Кто из читателей примет потом всерьёз саркастическое извинение в двух строчках газеты. Вас обольют грязью не только бессовестно, но и безнаказанно. Телевидение вообще чихало на вас.
Итак, мы стоим перед фактом трех  видов деятельности без наказания и без контроля: правительство, правоохранительные органы в секторе СС, корреспонденты. Понятно, почему они себя считают властью? Вскоре выявится медицина. Впрочем, о безнаказанности психиатров вы уже знаете.
Наверное и сейчас у читающего осталось вдолбленное убеждение, что правительство несёт ответственность. Но посмотрите трезво на факты. Кто из правителей понес когда-нибудь хоть малейшее наказание? Вот и получится на деле, что быть правителем - это самое безответственное место! Кто из КГБ, ФСБ из СС понес наказание. Самым жестоким будет понижение в чине или отставка. Вы все сейчас «в отставке» от заработанного  честным трудом  и не считаете это наказанием. Какое наказание в том, чтобы заставить их честно трудиться. Посмотрите, как яростно они цепляются за места, где нет ответственности и нет наказаний. Инстинкт.

3.2.  Третья и четвёртая власть.

С корреспондентом мы встретились вечером. Татьяна Александровна Петрова не брала интервью у меня как у президента, поскольку ситуацию мы её обрисовали сами.
- Как на ваш взгляд смотрится Калугин? – спросил я её.
- Мне кажется, он искренен. А почему вы интересуетесь этим?
- На международном форуме присутствовало более двух тысяч человек. Были корреспонденты различных газет и телевидения. Даже «Комсомольская Правда» упомянула о химическом оружии, применяемом КГБ, а генерал этого не знает. Или не желает об этом знать?
- Его сложности можно понять, - ответила Татьяна Александровна, угощая нас яблоками.
- Сложности у него есть, но какие? Внешне, похоже, что он сказал больше: раскрыл принадлежность КГБ правящей элите и то, что, благодаря Чебрикову и Крючкову, эта элита поставила под прицел целый народ.
- О начале применения этих средств Олег Данилович может не знать, - настаивала Татьяна Александровна, - и меняет ли это суть поведения Калугина?
- Меняет. С наших позиций – позиций пострадавших и попавших в геноцид людей – меняет потому, что я задал бы им вопрос: почему не истязают Ельцина, Калугина, и других оппозиционеров? Если они ответят, что приняли меры, значит, знают, но молчат: под систематическое истязание химическим оружием попали люди менее значительные и вообще безопасное для государственной системы.
- Вы в этом видите злоумышление?
- Лично я в этом вижу стратегию и далеко идущие планы единого центра, но как учёный, не имею права отрываться от фактов. Факты, как видите, показывают пальцем на плановое развитие событий.
- Мне кажется, что вопрос идёт о демократизации, и не следует его усложнять.
- Скажите, Татьяна Александровна, кого вы видели на митингах демократических сил и в приёмной Калугина?
- Это были обездоленные. Их всего-то полторы сотни.
- И вы думаете, что эти полторы сотни представляют государственный вес? Что они могут? И долго ли их угомонить?
- Милиция не препятствовала им.
-  Вот видите, не препятствуют те, кто живёт по приказам. Не поверхностным силам обездоленных уготовано решать судьбу государства. Им отведена своя роль в общем плане. Внеплановое и неуправляемое тут же перехватывается. Например, Сахаров, Власов определили нежелательную линию, которую пришлось взять в свои руки, усилить, сделать злободневной…, но управляемой.

№8  Из концепции СС по созданию ситуации.

Методы подавление различных движений отныне считать бесперспективными и даже вредоносными. По возможности лидеров делать «агентами  ситуации». Ситуацию прорабатывать так, чтобы лидеры чувствовали себя независимыми в своих действиях. Для этого, сотрудник СС должен войти в доверие к лидеру. Всё движение необходимо обставить сетью, направляющей мнения.
В случае  неуправляемости и фанатичности лидера, его необходимо устранить так, чтобы это не повредило движению. Для этого устранённого лидера нужно  сделать героем и не порочить его имя. Напротив имя лидера отныне должно стать «знаменем» в управляемом движении.
Так и поступили с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Не управляемыми, оказываются честные и благородные люди. А вот шкурники, действительно легко становятся «агентами обстоятельств», которыми их обкладывают незаметно. Почему? Подумайте. Не всё же время мне думать за вас.
&

- Неужели всё так сложно?
- Наоборот, в сути всё просто: на разрушение зажиревшего конгломерата планово выпущены те силы алчущих, которые способны его разрушить. Но это самая лёгкая задача. К чести Горбачёва и «команды» осуществляется она успешно, но…
- Поздравлять их пока ещё, вроде, рано, - сказала Татьяна Александровна, исходя из многошумья и многоликости жарких страстей одного толка.
- Не обращайте внимание, Татьяна Александровна, на эти по сущности, мелкие страсти. С глобальных позиций Горбачёву ещё нужно расколоть другие слои государственного пирога. Здесь всё уже поставлено на рельсы. Как вы оцениваете подводный айсберг КГБ, военно-промышленного комплекса, МВД?
- Я об этом не думала. Мне казалось, что здесь всё благополучно.
- Было «благополучно», то ест незаметно, до свободного рынка. Теперь нужно спешить. С одной стороны, это те силы, которые купировали сущность административно-командного аппарата, служили ему и подкармливались им. С другой стороны, темой перестройки является личностное узурпирование власти Горбачёвым. Так свободный рынок предопределил «демократические» мотивы алчности в очередных слоях. Это слои шкурников. Кто без боя отказывался от привилегий? Я не имею ввиду тех парней, которые и раньше держались в «местах отдалённых».
- Я понимаю, о чём вы говорите, - сказала Татьяна Александровна и заварила чай.
- Естественных и созидательных сил, наподобие пострадавших от административной системы, в этом направлении мало. Следовательно, их нужно было создать из шкурников.
Петрову вызвали к главному редактору. Мы пьём чай молча. Татьяна Николаевна о чём-то думала.
- Таким образом можно объяснить тот факт, что твою семью травили, а точнее выбивали из села Архангельское. У тебя это был классный проверочный ход. Тебя спутали со шкурниками. Ты  талантливый организатор. Врожденный лидер. Теперь ты стал «агентом» обстоятельств. На очереди то , что тебя сочтут неуправляемым человеком и фанатиком, - сказала она. – Со всех позиций твоё бегство в глухое село стало проверкой не тебя, а мутантов.
- Когда достоверность отравлений в Архангельском была установлена, я отчётливо понял, какую роль стратеги-преступники мне отвели и решил подыгрывать. Ты меня хорошо знаешь – я мог оставить семью и не реагировать на отравления, пока они меня не убьют, либо не оставят в покое. Смерти я никогда не боялся. Боязнь смерти - это удел рабов.
-  Но с тобою погибла бы многополярность.
-  Опять ты за своё. Мою кандидатуру выбирали так же, как изучают кандидатуру в разведке для предстоящей вербовки. Учитывали всё, конечно исходя из своих понятий:  здоровье, инициативность, эмоциональность, напористость, фанатичность, любовь к ребёнку. Не учли только то, что их головоломку я раскушу раньше, чем они навешают себе ордена. Могли бы быть поумнее и не давать мне проверять их действия. Теперь они будут у меня «агенты  собственных обстоятельств».
Эта тема поучительна для многих. Помните, как лидеры новоявленных политических, эзотерических,  средств массовой информации  чванливо мнили о своей самостоятельности. Какие «демократические» времена! Какой размах личной инициативы и талантов! Наивная простота. И коню было бы понятно, что  стихий в обществе не бывает. Есть и будут всегда те, у кого в руках сила и привилегии. Они  без боя не откажутся от привилегий и жирного куска.
Вспомните тех, кто вписался в «агенты обстоятельств» и тех, кто почему-то стал хворать, вянуть, отяжелел, а иные отбыли в мир иной. Иных вытеснили, опорочили. Впрочем, это тема особая и мы к ней обязательно вернемся. Без понимания «свобод» честными людьми шкурники также искренне сомнут Россию… себе под хвост.
- А как же быть с многополярностью? – недоуменно смотрела Татьяна. – Ты так не ставил вопрос в первой книге «Президент и один в поле воин».
- Я же сказал, что с апреля 1988 года стал этим сволочам подыгрывать, чтобы уцелеть до момента разоблачения. Подыгрывал в тех пределах, чтобы не переступить порог честности и порядочности. К счастью они лишены таких качеств, иначе заметили бы сразу. Раскрывать себя нельзя мигом. У меня стратегия «медленного выживания». А разоблачить их, как ты понимаешь, необходимо во что бы то ни стало. Работа в науке давала мне ясное понимание того, что пригретые элитой «коллеги» украли многополярность, но не полностью. Мозгов у мутантов  на многополярность не хватит. Многополярность -инструмент и дух  созидания. Мутанты-учёные пытаются  взять из случайных находок  средства разрушения. С таких позиций, при подборе кандидатуры «стратегами» я подходил как нельзя лучше. Я для них не просто неудачник, а загубленный талант. Звучит!? Такие темы модны в народе. С другой стороны, учёные – приспешники гарантировали, что я кустарь-одиночка и безнадёжно отстал от них. Демонстрируя Горбачёву, Язову, Крючкову и прочим в военно-промышленном комплексе впечатляющие аномальные явления, они и сами забыли, что с позиции сущности это скудный лепет, но в больших размерах. Громадные размеры всегда впечатляли: так, производство серной кислоты, например, в натуре представляет завод-гигант, а в лаборатории – несколько склянок. Впечатлили эти «таланты» и стратегов.
-  Значит, этим рвущимся к славе и лаврам учёным ты, мы и наши дети тоже обязаны?
- Не драматизируй, Татьяна, они уже мнят себя героями и честные глаза будут делать вполне искренне. Система состоит из цепи, в которой каждое звено ссылается в неудачах на предыдущее, а в заслуги оставляет себе. Выпустив «Комплексную программу», я предупредил этих мерзавцев и «стратегов».
-  Естественно. О многополярности заговорит тот, кто увидит, что эта свора душила лучшее ради впечатляющего примитива с НЛО и полтергейстами, но творимых в шкурных интересах. Поэтому меня травят вдвойне. Как знать, может быть, именно это побудило меня начать расследование и докопаться до другого – до уготованного народу геноцида. Вот этого «стратеги» не учли. Но вернемся к роли прессы.
-    А что пресса. Ты же сам говорил, что они дилетанты.
-    Что из этого следует?
-    В случае ошибки, они не несут ответственности. Отвечать должен специалист.  Они его и подставят. Народ забывает  предыдущую ложь. Они были правы при СССР. Они были правы при крахе. Они правы и теперь. В случае успеха «они на коне» и приписывают незримо этот престиж своей дальновидности.
-    В наше время этого мало. Ты не учла роль СС и «агентов ситуации». Средства массовой информации - это стратегическое место для управления ситуацией.
Мы пили хороший индийский чай с яблоками. Вкус был своеобразный, так как яблоки были спелыми и сладкими.
Вернулась Татьяна Александровна.
- На что же Вы сами ориентируетесь в политике, Василий Васильевич? – спросила она.
Я понял, что Татьяна Александровна имеет ввиду глобальное преобразование общества.
- После встречи Горбачёва с Бушем США прекратили «откачивать» просящих убежище по политическим мотивам. Это новая тема. За ней прячется договорённость.
- Каков же смысл в том?
- Думаю, что Горбачёв растолковал Бушу, что для разгрома административно-командного аппарата у него нет иных средств, как буза возмущённых людей.
-   Кроме того, - вставила Татьяна Николаевна, - американская «свободная» пресса принимает материалы с содержанием политического инакомыслия. В противовес этому корреспонденты различных газет колебались: брать у нас или нет материалы и заявления Правления ассоциации о применении СС химического оружия  и вирусов к мирному населению. И это тогда, когда даже незначительные протесты принимались.
-   Помощь Горбачёву из-за границы очевидна. Очевидно и согласие с его стратегией. Остаётся узнать – есть ли согласование и программа действий в вопросах новых видов энергии. Для нас это важно, чтобы ориентироваться в том, кто  тормозит процесс развития нового знания? Мутанты из своей страны, или международная мафия? Наносят ли удар нашему государству, будущему его экономики Крючков с Язовым и другие по списку, искореняя формирование и подготовку специалистов, или они выполняют заказ? А то, не дай бог, наш народ своим талантом опять окажется впереди, как это было неоднократно. Уже привычно, что у нас непременно должны быть убийственные силы, чтобы поставить выскочек на место и закономерно ввезти потом своё из-за границы. Искореняющие силы в виде мутантов КГБ и ЦК выявлены. Нужно выявить сегодняшних преступников против Отечества. Остаётся так же  узнать, от своего ли они ума?
Я, конечно, подыгрывал, так как имел уже секретную информацию от служб разведки. Но говорить корреспондентам ещё рано. Татьяна была права, когда охарактеризовала стиль прессы. Они верят только в свои схемы мышления. Остальное нужно доказывать, но в рамках их мозгов. Они ведь судьи!
Татьяну Александровну, как корреспондента по политическим вопросам, тема заинтриговала. Была назначена дополнительная встреча, которой не суждено было состояться: притихшие после оплеухи в гостинице «Черноморская» спецслужбы набросились с остервенением. Настал час очередного манёвра.
Похолодало. Вещи остались в Симферополе. Чтобы не повторять тактику расследования, в Симферополе было решено вообще не появляться даже у своих. По приезду было темно. Сделав манёвр по городским улицам и, убедившись, что «хвоста» нет, с риском, что хозяев нет дома, приехали на «чистую» квартиру. Хозяйка квартиры не была знакома ни с нами, ни с нашей деятельностью. Так же, как и  в предыдущих случаях, это исключало то, что наше местонахождение можно высчитать. И вновь начался долбёж и сверление, а затем пошёл газ аэрозоли.
Научная достоверность требует набора статистического материала. Дополнительно была выбрана  Алушта. По дороге в троллейбусе Татьяна Николаевна вдруг спросила:
- Становится заметным, что ты избегаешь упоминать в связи с геноцидом имя Горбачёва открыто. Я знаю твоё положение и что тебе терять больше нечего. Смерть для тебя скорее избавление от нескончаемых физических истязаний. Ты что, считаешь, что Горбачёв, будучи президентом и, более того, стратегом перестройки, не знает о «средствах для народа», если о них знает даже Калугин? Как я заметила, ты ничего не делаешь и не говоришь, не осмыслив.
- О средствах он знает и о применении их тоже. Это следует, хотя бы из сведений комиссии по грузинскому делу, где против народа были применены отравляющие вещества. Это знает не только Горбачёв, это знает теперь каждый. Но между Горбачёвым и любым другим, почерпнувшим информацию из заключения комиссии и из сообщения генерала Калугина, есть огромная разница. Горбачёв обязан был это пресечь. Продолжение отравлений – это обвинение Горбачёву.
-   Понимаю. Ты хочешь сказать, что Горбачёв может ответить: «О продолжении подобных деяний я не знал», чего не может заявить Крючков и любой председатель и начальник местного КГБ. Будут, как всегда, искать «козла отпущения».
-   Нет. Если я буду убедительным, то свой человеческий  долг по отношению к уничтожаемому народу я не выполню.  Уже факт, что -  Горбачёв убийца. Свидетельств тому он боится пуще всего. На что он рассчитывает? На то, что и у «новых» тоже «рыло в пуху». Кто повязан одной ниткой убийств, тот будет заботится о тайне, даже при смене власти.
-    Но ты уже себя «засветил», подписав обвинительный акт международного Форума.
-    К счастью они не принимают меня всерьёз. А обвинительные акты накапливаются год от года
-    Если информация просочится. Как они будут оправдываться?
-   Никак. Стало нормой не отвечать на факты доказанных насилия и убийства. Чем будет доказан геноцид, если в СССР преднамеренно тормозилась токсикологическая служба и стала подложной вирусология, так же как и санитарно-эпидемиологические службы? Точнее, не засекреченных служб в необходимость народу просто нет! И это сейчас, когда они должны быть хотя бы из-за  экологической угрозы. Как и раньше, преступники предусмотрели всё. Токсикологов и вирусологов  ждёт такой же «почёт», как и психиатров, в своё время. Вот почему пишутся эти книги. Для суда необходимо выполнение целого процессуального комплекса. Книги – это суд народа.
- Как откажутся Горбачёв, Ельцин, Крючков, если правление международной Ассоциации, международный Форум посылали им телеграммы недвусмысленного содержания?
-   Ты обратила внимание, что на телеграммы нет ответа. Это тоже тактика. Вновь используется приём безликости… Брежневские изобретения работают и сегодня. Если травят детей, то почему бы не наплевать на резолюцию международного Форума? Силу имеет эта документация лишь в руках прессы. Пресса  стала местом основной битвы.

*                                                 *

*

Горбачёв  успешно миновал  разоблачение «свободной» прессы. Почему?  Какая черта есть в характере корреспондентов провозглашающих демократию, которая позволяет манипулировать ими так, чтобы эта шумиха выглядела правдоподобной и  шла от искренне верящих в «правду»  корреспондентов.
Они пекутся о свободах? Что это за свободы?
Когда шахтёры вышли и легли на рельсы по случаю голода их семей, то это оповещалось, как некоторое  временное событие. Сухие вести, так сказать. Когда Ельцин  начал агрессивную атаку на  парламент, то программа телевидения  «Вести» вместо фактов новостей  призывала к открытому разгрому. Они такие же соучастники в применении танков Ельциным. Но какое затишье! Какой пустяк! Нагло и цинично нарушен центральный принцип демократии; она либо есть, либо это бандитизм. Демократия не бывает наполовину.
Встреч у меня с корреспондентами было много. Здесь я привожу характеристические беседы в той последовательности времени, чтобы читатель мог оценить эволюцию  характеров «свободной» прессы и «третьей власти».  Приведу ещё одну характерную встречу с корреспондентом.
-    Я читаю популярные лекции на факультете журналистики МГУ. Если вам удобно, то за час до начала лекций мы будем встречаться, предложил я Сергею.
-    Где находится теперь этот факультет?
-    Там же, где был раньше. Из его окон виден Кремль.
-     Вы не знаете улицы?
-     Я не москвич.
-    Вы зачислены в штат факультета?
-    Это мне ни к чему. У меня свои интересы к журналистам. Важно понять их дух в истоках.
-    Да, за этот дух всегда боролись власть имущие. А теперь они  представляют поле идеологической битвы.
-    Это высчитать легко. Но я знаю, что планирование свершается только на соответствующей почве, которую можно только теперь вспахать. Есть почва, будет и успех у мутантов.
-    Похоже, что есть и почва и успех. Они, ведь, получают в «корм» своему перу только выбранное, искаженное и процеженное. Кроме того, они сами потом всё отобразят через свободу своего мышления.
-    Вы, Сергей, говорите уже моим стилем.
-    Мы часто спорим в своих кругах. Практика осмысления важнее выслушанного кредо.
-    Я рад не за себя. Ведь мои протесты можно взять на вооружение и для уничтожения. В руках и мозгах шкурников иначе и быть бы не могло. Итак, в Александровском саду я каждое воскресенье в шестнадцать буду вас ждать. Не придёте, тоже печали не будет. Буду любоваться красотой. Место там особое.
В коридорах факультета я останавливал студентов и задавал им неожиданные вопросы. Нужна была их натуральная реакция. Я бесе6довал с преподавателями. Нужны были их направленность и мировоззрение.
-    Я сначала не хотела брать у Вас интервью, - сказала Вера Степановна, так она представились, - Но прошел слух о Вашем оригинальном мышлении.
-    Лично я считаю его, наоборот, слишком простым.
-    В чём эта простота?
-    В наблюдательности. Я не мыслитель, а честный наблюдатель.
-    Приведите пример.
-    Вы уверены, что у Вас есть сердце и считаете его своим.
-    Конечно.
-    Вы воспринимаете его как ваш диктофон, или свою руку.
-    Нет.
-    Почему Вы решили, что оно ук вас есть?
-    Сердце есть у каждого…Так утверждают и показывают анатомы.
-    Отлично. Значит, Вы просто знаете интеллектуально, но не владеете в восприятии  и управлении сердцем, как своим диктофоном или рукой.
-    К чему это усложнение?
-    Вот видите, мы говорим не о сердце, а о догме, о привычке к постулированным знаниям. Воспринимать и знать - это противоположные вещи. В том, что воспринимается мы тут же найдем общий язык, а в знаниях… Всё зависит от аксиом ума.
-    Есть достоверные факты.
-    Ну, хорошо. Сердце анатомы видят зрением. Человек на этом уже споткнулся, спутав интеллектуальное знание с владением и восприятием. Это тоже свойство и стиль. Не удивительно, что даже студенты факультета говорят о каких-то меридианах и чакрах. Они уверенны, что это у них есть. Сие не сердце, анатом здесь ничего не покажет. Но студенты приписали себе то, на что нет никаких оснований, кроме умозрительных. Так как по поводу концепций, теорий?
-    Студенты поверили в недостоверность.
-    Хорошо. Возьмем археологию. Вы верите археологам?
-    Безусловно. Это наука, а не концепция.
-    Не торопитесь. Чем подтверждаются времена, свидетелем которых не был ни один из археологов?
-    Раскопками.
-    Нет. Раскопки это факт кучи костей и черепиц. Не интересно это было бы никому. Никто бы не стал финансировать такую археологию. Археологи поэтично и поучительно подсовывают под факт кучи костей своё сегодняшнее интеллектуальное мировоззрение. С таким же успехом и на тех же костях я докажу существование параллельных миров. Правильно будет и то и другое. Но моё доказательство уничтожит аксиому эволюции.
-    Как это возможно!
-    Люди смотрят в разряженное пространство неба и ищут там дополнительные миры. Достаточно поставить надежду на поиск в непроходимом, то есть плотном веществе. То, что плотно, для  сегодняшнего континуума пространства и время, то может быть «небом» для другого.
-    А как быть с анализами?
-    Углерод четырнадцатый, и всё остальное, без исключения, поставлено на подтверждение  аксиомы эволюции. Будем считать это  индикаторами плотности самого времени, и всё  рухнет у эволюционистов. Как видите, я не отвергаю научный факт. Я отверг постулат,  подминающий факт под себя. А это уже не наука, а некоторая концепция. Этот же научный факт я ставлю в угоду другому постулату, и он его подтверждает. Будем теперь только лишь на копьях сражаться. Кто сильнее, тот и будет прав.
-    Археология не единственная. Существует культура всеобщего знания. Это знание неразрывно.
-    Вот вы и подтвердили моё высказывание. Именно неразрывно, то есть работают одни и те же постулаты интеллекта, но в разных областях. Это сигналит инстинктом о благополучии и не противоречии. Я называю такое многообразие одного и того же, но в разных лицах «дурной многоликостью».
-    Это ваши дела, учёных. Мы корреспонденты верим вам.
-    Хорошо, а кому вы верите в политике?
-    Демократии, народному движению за свободу.
-    Я сам поэт. Звучит романтично и красиво. Такое вдохновит  и благородного человека и… шкурника.
-    Как шкурника!?
-    Дележом от этих лозунгов пахнет. Под такой лозунг и голову можно оторвать за справедливое и общенародное дело. Теперь  получается вдобавок, что от этой поэтики пахнет ещё и бандитизмом.
-    Это уж Вы слишком!
-    Я же обещал вам быть не философом, а простым наблюдателем. Наблюдали мы за археологами. Обнаружили, что они  разыгрывают сценарий заранее заготовленной в мозгах аксиомы. Теперь добрались до бандитизма. Как Вы назовёте танки, стреляющие по парламенту?
-    Демократию нужно защищать.
-    От кого? Иначе, придётся заменить слово «демократия». Какую «демократию» представил Ельцин? Он говорит именем народа. Какого народа? Не вашим ли, господа корреспонденты именем он афиширует народ!?
-    Был референдум.
-    Это говорит мне корреспондент…Вам не хуже меня известно, что, чтобы  охватить мнение действительно всего народа не хватит и сто лет. С другой стороны, корреспонденты уже сделали выбор, как те археологи. Где было мнение хлеборобов? Не вы ли навязали его? Помните  конкурсы «Ало, мы ищем таланты». Был ли хотя бы такой примитивный конкурс, где участвовали бы рабочие с завода, хлеборобы из деревень, шахтёры, нефтяники?
-    Не когда было. Да и не реально это.
-    Отчего же. В Москве много  заводов и фабрик. Согласитесь, что всё равно избрала президента Москва, а не Россия. «Демос» с греческого означает «народ». Демократия - значит воля народа, а не корреспондентов.
-    Согласиться отчасти можно. Но то о чём вы говорите не реально. Вы же сами сказали, что на такое избрание не хватит и сто лет. Были избирательные участки….
-    Не будем лукавить. Кто лично знал Ельцина? Ну, скажем один миллион человек. Остальные  знали его по характеристикам прессы. То есть небольшой прослойки в народе. Другое дело, что вам поверили, когда читали газеты и смотрели телевизор. Ну, выдвинул бы кто-нибудь Ивана из Чесноковки. Да если  Иван талантливее Ельцина, в смысле душевности к народу, то шансы его зависели от прессы.
-    Вы берете крайность.
-    Вы, наверное, хотели сказать, что у Ивана не хватит грамотности для политических дел.
-    Вы угадали.
-    Не сложно. Вскоре это даже афишировать будут.
-    Вполне возможно. Есть дифференциация функций.
-    Рано Вы мне об этом говорите. Только что к власти и прорвались люди юридически безграмотные. Они и теперь только через грызню тренируют в себе изощренность дипломатии. Некоторых из них я помню, когда они бегали с газетёнками «свободной» прессы. Юридической грамотности там не было и близко. Не светился и юридический талант. Он компенсирует любую неосведомленность в науках об общественных отношениях. А уж о культуре  не взыщите. Некогда было…
-    Среди таких были и мои знакомые корреспонденты. Они честные люди.
-    Осталось определить, что означает честность и всё станет на свои места. Согласитесь, что это основной козырь. Если корреспондент  имеет личную предвзятость, то честным его назовёшь только по отношению к самому себе.
-    С этим я согласна.
-    Следовательно, честный корреспондент не должен следовать личным выгодам?
-    Можно с этим согласиться, хотя корреспонденты тоже люди и хотят есть.
-    Не маловажное «но». Сколько хочет «есть» корреспондент. У вас есть дача?
-    Небольшая.
-    Я не имею ввиду размеры. Вам страдаете там, когда работаете?
-    Нет, мы с семьёй ездим туда отдыхать.
-    У вас там есть садовник или слуги?
-    Какие слуги! Мы всё делаем своими руками.
-    Кто оплачивает ваш труд?
-    Кто же будет платить за радость…
-    Ну, вот мы и «приехали». Корреспондент - это наказание?
-    Нет.
-    Если вы служите любимому делу, то откуда будет предвзятость? Кому Вы станете тогда служить созидателям или шкурникам?
-    Вопрос излишний.
-    Нет, он  теперь к месту. Способен созидатель заниматься насилием?
-    Нет.
-    А как по поводу Чечни? Кажется, корреспонденты и здесь поддерживают правителя, которого «протащили» в президенты. Кстати, как там по поводу ваших честных друзей? Они действительно теперь возглавляют ключевые места средств массовой информации.
-    Где там…. Есть те, которые шустрее.
-    Неужели ваши честные друзья менее одарённые?
-    При чём здесь одарённость. Я же сказала, что их обошли.
-    Кто?
-    Те, которые умеют…
-    Угождать. Только, что мы говорили о непредвзятости.
-    Вы действительно умный человек.
-    Но это интервью у вас в печати не примут, - закончил я со смехом. Зря потеряли на меня время. Я верю в Вашу честность, но шкурники её аннулируют. Им нужно подтверждение чванливой профессии. А я слишком честный человек.
-    Жаль, что вас не станут публиковать. Хотя бы для дискуссии.
-    Дискуссии не будет. Посмотрите, как ведет себя лидер любой программы телевидения во время передачи. Он же судья! Это само собой афишируется всем его поведением и тоном. Я не настолько глуп, чтобы подставить себя под судейство не только дилетантов, но  и предвзятых людей. А относительно «свободной» прессы вы скоро убедитесь. Корреспонденты, именно из-за желания есть, вскоре будут служить. Пока они служили своим амбициям,  далёким от интересов хлеборобов, шахтёров, нефтяников, рабочих фабрик и даже женщин рожающих детей. Следом, будут служить тем, кто их будет кормить. «Искренность» они из себя достанут. Инстинкт.

*                                       *

*

-    Мы привели с собой корреспондента, - сказал Сергей.
Мужчина отличался от парней внешностью. Интересно, что профессия делает отпечаток на  поведении человека.
-        Это свой. Он в достаточной степени осведомлен по  определённой линии. Он из Санкт Петербурга.
-    Приятно видеть размышляющего человека из пресс, - сказал я.
-    Хорошо, что Вас не слышат мои коллеги, - засмеялся мужчина, - Они считают себя мыслящими, как само собой разумеющееся.
-    Я оговорился. Мыслят все. Не каждый наблюдателен.
-    Дело не только в наблюдательности, Малейший штрих информации может изменить полностью всё представление.
-    Например.
-    Мне тут парни кое-что рассказали.
-    Вы им верите?
-    Да. Какой им смысл шутить такими вещами.
-    А если это специальная провокация?
Мой собеседник задумался на небольшое время. Парни наблюдали за нами с интересом.
-    Не думаю, что это плановая  провокация. Не плановой  такое, и тем более, быть не может.
-    Почему?
-    У них есть документальные подтверждения.
-    Мы кое-что  показали, - вмешался Сергей, - Ситуация накаляется. Без согласования с Вами мы показали это Старовойтовой.
-    Уберут. Это тот случай, когда СС ждать не станет. Спрятать убийство будет легко. Не случайно сейчас средствами прессы раздувается ажиотаж бандитизма.
-    Почему уберут?
-    Старовойтова не Ленский. Она начнёт «копать» там, где не следует, - сказал я. - Этим она себя «засветит». Кроме того,  у нас разный статус. Я специально  спрятался в среду, которую СС  в расчёт не принимает серьёзно. Старовойтова это политическая фигура. Значит, ещё есть к этому сведения?
-    Да.  Похоже, что Собчака обрабатывают средствами СС.
-    Не удивительно. Он слишком честный человек. Кроме того, он умён, а, следовательно, от подобной информации не отмахнется, как это сделал Ельцин. Он становится опасным.
-    Для кого, - спросил корреспондент.
-    Для СС. С раскрытием методов и размаха СС рухнет вся ваша трескотня о демократии. Я имею в виду прессу.
-    Напротив, в том и есть смысл демократии.
-    Это для детей. Демократия не полагает искусственное устранение со стороны тех, кто  имеет своё твердое мнение. Это называется авторитарным режимом.
-    Вы имеете в виду Ельцина.
-    Нет. Ельцин сам может оказаться «агентом обстоятельств». Собчака нельзя убить сразу. Слишком крупный и заметный будет скандал. Расследование доведёт до первоисточника. Нужно помнить, что СС это всего лишь часть правоохранительных органов. Кроме того, эта часть находится вне закона. Если Собчак догадается, то  не станет доверять и  медицине России. Можно ли его спасти?
-    Нет, - сказал Сергей, - Он находится под плотным отслеживанием. Тут же обнаружат. Их теперь большинство в смысле поддержки силовым начальством и властью.
-    Пресса тоже им служит, - добавил я.
-    Почему пресса? – удивился корреспондент.
-    А вы считаете, что в прессе оказались люди по своему таланту? Талант есть у многих, но чтобы его реализовать нужна ситуация и здоровье. И то и другое находится в руках СС. Одних можно  угробить, подорвав им здоровье и сложив ситуацию, а других можно поддержать. Всё это делается незримо.
-    Тогда становится необходимым разоблачение.
-    Посмотрим, что будет со Старовойтовой и Собчаком. После этого  я  посмотрю на Вашу смелость. Запомните эту встречу. Всё будет так, как я сказал.
Я отвел Сергея в сторону и стал рассказывать:
-    На лекции  пошла к нам с Татьяной  молодая девушка и пригласила  в гости. Дальше было так.
-    Мы не ходим по гостям, - сказал я её, - А за приглашение спасибо.
-    Папа является депутатом. Он слышал о Вас и  хочет поговорить. Поэтому я пришла на Вашу лекцию. Обычно я не хожу на подобное. Я увлекаюсь музыкой, и рада была узнать, что Вы композитор. Так Вы придёте. Я отвезу вас с женой, а сама поеду домой; меня ждёт муж.
-    Хорошо. Сразу после лекции. Но мы вынуждены будем остаться там на ночлег.
-    Это уже оговорено, - засмеялась она.
Трёхкомнатная квартира была в неухоженном состоянии. На кухне сидело несколько человек и что-то горячо обсуждало. Они пили кофе. Было крепко накурено. Мы  познакомились.
-    Если хотите, то можете принять участие.
-    Нет. Я имею о политике несколько иное представление, чем те, кто каждый день упражняется в  этом.
-    Не интересуетесь.
-    Напротив. Но я знаю, что такое быть подхваченным половодьем процесса. Такое бывает только во время наводнения. Там всё бурлит, всё кипит. Однако, чтобы видеть размах стихии, нужно выбраться из нё.
-    О, Вы философ.
-    Ни чуть. Я наблюдатель со здравыми мозгами. Политика - это часть половодья. Уверен, что все вы, без исключения, правы.
-    Мы то находим в своей коалиции  общий язык, проблема с другими.
-    Они говорят о вас то же самое. Они абсолютно правы.
-    В этом и заключается демократия.
-    Это догма. Поэтому я тоже прав. Единство исключает спор. В этом случае все вы не правы. Вы стремитесь к единству государства или к его развалу?
-    Само собой к единству. В том наше назначение.
-    О каком единстве будет речь, если в вас нет самого главного- характера единения?
-    Мы-то готовы пойти на компромисс.
-    Ваши оппоненты утверждают то же самое. В этом и есть  лукавство ваших утверждений. Такой конфликт разрешится только тогда, когда вы привыкнете друг к другу. Страсти антагонизма будут утихать, и вы станете просто терпеть друг друга, но единство вам не дано совершить. Для этого нужна не правота, а характер.
-    И всё же Вы философ.
-    Вы можете называть и меня и себя кем угодно. Ничего, по сути, не изменится. Когда ко мне однажды подошел эзотерик и сказал, что он просветлённый, то я удивился тому, что он поскромничал и предложил называть себя господом богом. Затем разъяснил, что это не изменит сути. Каким он был, таким и останется.
-    Мы хотели поближе познакомиться с многополярностью, - изменил тему хозяин.
-    К этому я подготовил вот эти материалы, -  передал я ему  подборку с монографией, актами, рекомендациями.
-    Ну что ж. Это даже лучше, чем беседа. Время в обрез, а дел ещё предстоит куча. Вы, наверное, тоже устали. Пройдемте в вашу комнату. Здесь вы можете с женой отдыхать.
Он ушел. Во время беседы я внимательно наблюдал. Его жена была в «холодном» состоянии. Её руки тряслись, когда она подносила кофе ко рту. У депутата тряслись руки, когда он курил. Тут же прибежал сосед и стал рассматривать нас. Оказалось, что он живёт сверху. Он всячески пытался узнать, где мы будем ночевать.
-    Ну, как тебе всё это? – спросил я Татьяну.
-     Я заметила всё и дрожание рук тоже.
-     Нужно срочно взять незаметно анализы. Этот милый сосед сверху очень  характеристичен.
-    Да, вид у него службиста.
-    Пока он не пустил «свежак» возьмём анализы.
Никто не обратил наше хождение в ванну, в туалет. Я стал спиной к стене на кухне и сделал вид, что слушаю их разговор. Снятых со стен показателей оказалось достаточно, чтобы с научной точностью определить об обработке квартиры. Ночь была кошмарной.
По окончанию моего рассказа Сергей тут же ответил.
-    Совершенно точно. Есть часть депутатов, которые стоят «в списке». К ним применяется всё то же самое.
-    Не очень радостный вывод. Кто же тогда гарантирован от «демократии»?


3.3. РЫНОК ЭЛИТАРНОГО ЗАКАЗА

- Я проверил, - сказал Игорь из Симферополя. – Чай, действительно, был отравлен. Впрочем, это заметил не только я.
Мы попрощались.
- Это по истине бесчеловечно, поскольку всплывают новые факты того, что ядовитые средства СС доверяет, для применения одними гражданами к другим гражданам. Ну что ж, тем больше свидетелей, - сказал я по дороге Татьяне Николаевне. – Это и есть антигуманное воспитание людей. Теперь не мешает нам сбить «хвост». Если мы не  помечены, то это сделать просто. Мы уже профессионалы.
- Метод «клейма», изобретённый отлеживающей спецслужбой, оригинальный и сулит огромные выгоды. Ты представляешь, если на своих частотах, или излучениях, будут отслеживаться алиментщики, рецидивисты, народные депутаты, рэкетиры, неугодные и те, кому нужно угодить,  - пошутила Татьяна.
- Боюсь, что в своей фантазии ты не так уж далека от  истины. Никто не минует узловые места: железнодорожные и автовокзалы, аэропорты города. Паспортная система морально устарела. Зато локационная служба и электроника дошли в том до совершенства. На вокзалах ставят локационную аппаратуру и оснащают патрули «диспетчерской» аппаратурой, выдающей сразу соответствующий сигнал.
- Заметно, что ты не против этого.
- Я «за». Этот метод «чище» паспортной системы, несопоставимо эффективней, имеет открытую перспективу. Например, для отслеживания уголовников уже применяется спутниковая система. Почему я должен быть против системы контроля? Я против бандитизма и беззакония. Не тайно, а явно, в рамках закона должно происходить отслеживание. Тогда система отслеживания будет желаемой гражданами.
- Она уже применена к нам и другим, но… уголовниками из спецслужб. Если пойдёт так дальше, то из нас сделают калек.
- Это же другое дело, Татьяна. Приходили раньше сотрудники НКВД по месту прописки и делали своё чёрное дело. Система контроля здесь ни причём. Беда в том, что её используют для антигуманных целей. Представляешь, как будет легко находить нужного человека, связываться с ним, получать информацию. Бороться с преступностью, если это дойдёт до совершенства. Например, я спрашиваю в посольстве США консула по Научно-техническим делам Джона Киндала Варда: «Как мне связаться с физиком Хэрвардом Джорджи?». «Постараюсь, - говорит он, - но это не просто. У нас нет такой системы, как паспортная в СССР. Джорджи может быть в США, Канаде или Германии».
- Получается, что в США нет отлеживающей системы, какая применена здесь бандитами из СС?
- Я говорил о развитии её в будущем и до совершенства. Не исключено, что мы не только приговорённые без суда и следствия, но и являемся многоплановыми подопытными.
- Как это понимать?
- Ты обратила внимание, что в арсенале спецслужб есть газы без запаха и быстродействующие. От одних быстрое и лёгкое головокружение тут же, от других изнуряющее недомогание, от третьих раздирающее и нарастающее по длительности времени давление в груди, которое ослабевает и исчезает при продолжительном пребывании на свежем воздухе. Все эти газы характеризует незаметность. Симптомы и недомогания есть следствие уже насыщенного организма. Зачем же им тогда стало необходимо применять заметные с неприятным запахом фосфорорганические яды?
- Выходит, что они добиваются того, чтобы мы знали, - сосредоточилась и стала вспоминать она. – Согласна. В зависимости от ситуации ядами либо подрывают здоровье, когда им не нравится чья-то деятельность, либо отравления совершаются демонстративно. Наглое ночное сверление, топанье ногами являются не только показателем безнаказанности.
- Расчёт на то, что инстинкт жизни будет человека гнать. Что касается спецслужб США, то я думаю, они такую возможность не упустили.
- Однако так мы опять приходим к видам преступности.  Опять одни становятся над законом и отыгрываются на других. Наоборот, то, о чём ты говоришь, неимоверно усовершенствует сковывание общества и совершение произвола, - возразила Татьяна.
-    Всё значительно глубже. Что такое общественность? Кто находится вне системы? В сущности, произошло разделение, различие в системе отношений. Есть производители средств к существованию жизненных условий, а есть политики. Есть надстройка, которая обязана способствовать созидателям жизненных условий – это медики, учителя, службы быта и торговли, деятели искусств. Есть те, кто отнимает жизненные блага лишь по тому праву, что они родились на Земле. Однако от эпохи различения мы вышли на рубеж взаимопроникновения. Если рэкетиры будут только отнимать, то вскоре они сами останутся без куска хлеба. Было бы хорошим тоном создать специальную республику и ссылать туда всех преступников.
-    Есть уже тюрьмы.
-    Это  другое. Нужно, чтобы они вынуждены были сами себя кормить. Тогда они  позаботятся сами себя охранять. Организуют суд и следственные органы. Будет своя политика.
- Ты же сам говоришь, что политика в своей стихии мешает созиданию?
- Да, кипят «страсти вокруг власти», но положительность этого хаоса в том, что он в своей вихрь вовлёкает  людей различных слоёв. Создаются условия: либо после размягчившего прежнюю структуру хаоса возникнет жестокая кристаллизация, либо произойдёт перерождение. И ты, и я и много других – сторонники последнего. Сейчас идёт борьба. Наша задача сделать стихию осмысленной. Целью моих книг является постановка в сознание и того, и другого. Знаменитая аксиома Тантры говорит: «Человек может возвыситься с помощью того же, что заставило других пасть». Возвыситься – это, значит, привести общество к жизнеутверждению. Со временем даже грабители понимали, что созидателей нужно оберегать. Даже у воров есть этика; они не отнимают последнее и необходимое для того, чтобы трудиться. У современных бандитов в правительстве и правоохранении нет даже такой  этики. Они хуже преступников. Преступники, спрятавшиеся под прикрытием власти самые страшные из всех видов этого ремесла.

*                                      *

*


Москва всегда в себе. Все разговоры - о продуктах, политиках, преступлениях, грызне в парламенте, или между  властью и иерархами. Про тружеников и производителей говорят с оттенком «отнять». Суета, хаотичная спешка и «расталкивание локтями» в поисках и «наваривании» денег на поле зреющих бизнесменов. Как и  политики, бизнесмены сконцентрировались в сфере перераспределения ценностей. Не созрели ещё общественные силы в понимании необходимости концентрации усилий на источниках: в чьих руках «зерно», тому и прибыль. А пока «зерно» топчется политическими и предпринимательскими страстями. Приходится ждать, поскольку предложений не мало, но все они нагло нахлебнические, хотя и прикрываются по старинке громкими словами: «рыночная экономика», «демократия», «энергетика», «экология».
-    Мы сделаем их массовыми, - горячился Стас. – Вы готовите приборы, технологии, специалистов и мы в подмосковных полях на продуктах и хлебе докажем и защитим себя. Пусть после этого тронут! Народ их сразу сомнёт.
-    «Очередной утопист», - думал я. – «Внешне всё верно, но начинает он в своих рассуждениях с урожая. Сначала нужно выполнить такой «пустяк», который изменит всё и понятия тоже: сохранить жизнь».
- Теперь забудьте его слова и начнём по порядку, - сказал Николай Иванович.
- Если в таком же направлении, то это пустая трата времени. Я прощупал всё. Дороги для новых видов жизнеобеспечения все перекрыты. Выбили газами даже из госпиталя по реабилитации афганцев, - начал я, рассчитывая, что разговор пойдёт обыденно. – Бизнесменов, желающих поставить «их» на колени через «силу денег» - пруд пруди.
- Я же сказал, слова Стаса забудьте, - повторил твёрдо Николай Иванович. – Мне известно, что вы энергично опробовали все возможные ходы. У вас накопился конкретный опыт, а это важнее ориентира по газетам. С чего реально начать?
- Коммерция сегодняшних предпринимателей построена на хватательном рефлексе. Это коммерсанты и банкиры без будущего. Они не содержат в своих понятиях капитал. У них двигательной силой является рефлекс. Нет, нет, я не имею в виду лозунгоподобные  мнения о противоположности материального и духовного в человеке, - подправил я ориентацию мысли Николая Ивановича. – Приведу пример. Директору предприятия, выпускающего дефицитный товар, предлагают свои услуги множество предпринимателей, но он выбирает вас. При этом он может отказаться даже от взяток ваших конкурентов потому, что ему нужны надёжность и сноровка. Этот капитал оказался сильней. Он качественнее и устойчивее видимых денег. Внешне может показаться, что он осторожничает, не взяв грубую взятку.
- Это я понимаю, - ответил Николай Иванович, - поэтому не ставлю вопрос о сиюминутной реализации многополярной энергии. Понимаю я и то, что сохранить «зерно» от уничтожения - это тоже создание экономического потенциала государства.
- Многие думают, что настанет момент, и они тоже приобщаться к посеву и урожаю. В какой то мере это так, но главная коммерция будет в руках, держащих «зерно» для посева. Они и такие же политики, понимающие это, будут задавать тон.
- Согласен, - Николай Иванович слушал внимательно, и было видно, что он намерен вникнуть в ситуацию комплексно. - Но бизнес такого уровня вплетается в политику. Например, мне известно, что вам залили ядом квартиру, когда был поставлен вопрос о СПИДе. Кому нужно, чтобы СПИД не был уничтожен? А ведь всё это из области многополярной энергетики.
- Нужен он тем, кому такой «дефицит» выгоден.
- Не понимаю, кому выгоден СПИД? – не мог согласиться с такой постановкой вопроса Николай Иванович.
- Начнём с самого факта. Залить квартиру ядом могли и после моего «разгрома» СПИДа. Однако залили и обрушились последующими отравлениями до того. Значит, они сами знают, как создать его и уничтожить. Мне же после этого даже не дали поднять голову. Я спасал ребёнка от ядов и вирусов. Мне было не до СПИДа: за спиной смерть стояла.
- Но СПИД стал угрозой для человечества. Как можно такое планировать?
- А как, Николай Иванович, закапывали спецслужбы, по указанию Горбачёва и Крючкова, ради дефицита, колбасу в землю? Давайте подумаем, кому угрожает СПИД? Рабочий, который валится с ног от усталости, имеет мало шансов на это. Семьи, живущие в труде, рискуют мало. Кто более всего подвержен риску заболевания? Те, кто в сфере нравственных свобод. Это значит, что СПИД навис «дамокловым мечом» над теми кто «выбился»  из системы общепринятых отношений.
- В этих словах звучат защищающие СПИД нотки, Василий.
- Меня не следует воспринимать с обыденных двухполярных понятий. Даже в двухполярности любое открытие содержит диалектику, то есть и положительное и определённое им отрицательное. Так вот, отрицательное в СПИДе являет собой чьё-то судейство. Например, секс с позиций Тантра йоги представляет не только путь развития, но и средство лечения от болезней.
- Поэтому, будучи за СПИД, ты оказался против СПИДа, - засмеялся Николай Иванович.
- Нет. Я за то, чтобы любое человеческое дело носило в себе ни «за», ни «против», а жизнеутверждение. Например, если рассматривать всё в совокупности, то сила СПИДа в том, что система взаимоотношений в теле человека отстаёт от этого вируса. Лекарство против СПИДа сделать не сложно, но сначала нужно понять то, что нет труда для мутантов сконструировать новый вирус и на этом держать «рынок» дефицита здоровья.
- Не понял. О каком рынке идёт речь?
- И о том, и о другом, - я понял, что Николай Иванович воспринимает меня близко к тому, как я выражаю мысли. – Здесь место и политике, и управлению людьми. Страх смерти для человека превыше всего. Поэтому я не удивился, когда меня «избили» за покушение на СПИД. Я и сам мог сконструировать таких вирусов сотни в кратчайшее время, но антигуманными делами  не занимаюсь. Меня поняли правильно и залили квартиру ядом. Им нужен бандит, а я оказался честным человеком.
- Тебя жутко слушать, Василий! Мы словно заложники и зависим от чей-то прихоти.
- Я уже тогда догадывался. С какими зверями  имею дело. Посмотри внимательно на факты, сопровождающие мои дела. Это был своего рода диалог, но не через слова, а через действия с моей стороны и ответ действием - с другой. Во-первых, я публикую монографию, которая открывает путь к скачкообразному развитию человечества через освоение многополярности.  Тут же следует первая госпитализация семьи от ядов и вирусов. Во-вторых, рабочим комиссиям я показываю приборный путь решения экологической, энергетической, продовольственной проблем. Следует вторая госпитализация от боевых отравляющих веществ. Истязания переходят в систематические, и так по сей день. Кто-то боится исчезновения дефицита в энергетике, экологии, продовольствии, здоровье.… Несколькими месяцами позже мне в Генеральном штабе скажут:
-    А как вы думаете, через дефицит здоровья можно управлять людьми не хуже, чем через дефицит колбасы.
-    Но это же антигуманно, - возмутилась Татьяна.
-    У нас нет таких категорий. Наша задача управлять ситуацией. Да. Погибнет сорок тысяч человек, но зато спасётся миллион.
Я тогда промолчал, поскольку в «дефицит» попали и стихийные бедствия. Об этом дефиците я задумался, когда начались землетрясения в «беспокойных» районах. Одной их профессий у меня было взрывное дело. Работая в политехническом институте, я увлекался системой направленных продольных волн. Она заманчива тем, что эффект разлома наступает в месте встречи волн, пущенных из разных мест. Это мог быть ещё один заказ.
- Понимаю, -  продолжил Николай Иванович, - Ты посягнул не на обыденный «рынок», а на «рынок» элитарного уровня. Дефицит для народа создаётся искусственно и по всем направлениям. Теперь мне понятно, почему ты капиталом считаешь созданную социальную атмосферу. Да, в страхе смерти и голода деньги заплатят любые. Но неужели они такие…
- Талантливые? Нет. Всё это собиралось мутантами по частям. Не исключаю, что осмысливается ими иначе, чем я тебе обрисовал. Я ведь рассматриваю с позиций обречённой толпы, человеческого полигона, на котором мутанты экспериментируют человеческими жизнями.
- Разве можно такое оценивать иначе?
- Ты же знаешь, что стало привычным оправдывать свои преступные деяния глобально. Например, балуют дяди с биогенераторами и НЛО, а потом, в один прекрасный день, весь мир счастливо восхитится гению человеческого разума, как 12 апреля Дню космонавтики. Про мерзость постараются забыть. Так будут славить подлецов.
- Победителей не судят, - отозвался Николай Иванович в тон.
- Сталин тоже был победителем. Мои «оппоненты» живут ещё старыми стереотипами, - саркастически выразил я несогласие.
-    Ты сказал, что сила СПИДа в отставании внутреннего мира человека. Что это значит?
-    Сперва уточню, что СПИД - это изобретение американских  мутантов. Наши мутанты нашли нужным молчать о подобных пакостях. Народы России это не народ США. Растерзают.
-    Не уверен.
-    Оставим это для будущих наблюдений за тем моментом, когда геноцид станет явным. Теперь вернемся к возможностям Человека. Меридианная система организма представляет собой пакет двухполярностей. Чакры организуют этот пакет в системы. Так реализуется движение и жизнь в пакете двухполярного пространства.
- Насколько я понимаю, пространство трёхмерное, - возразил Николай Иванович.
- Ты хочешь сказать, что можешь двигаться одновременно в трёх направлениях?
- Нет, я могу двигаться только в одном выбранном направлении. Никто не пройдет одновременно в две двери.
- Хорошее использовал слово: «выбранном». Да, выбранном из пакета таких же двунаправленных возможностей. В условных трехмерных координатах точка движется только по линии. Но мы отвлеклись. С другой стороны, микроорганизмы существуют и функционируют, организуя также систему. Система кишечной палочки, например, соответствует системе организма. С этих позиций, речь идёт о соответствии и несоответствии. Систему биологического «пакета» можно менять, ускоряя естественный ход развития. Так я видоизменял в НИИ клинической и экспериментальной хирургии синегнойную палочку. Вот что написано в протоколе: «Колонии синегнойной палочки уменьшились в 2-3 раза». Следовательно, те же функции может выполнить в три раза меньшее число колоний, но за счёт повышения качества каждой единицы и изменения системы отношений между ними в более качественную.
- Я слышал, что найдены средства для борьбы со СПИДом.
- От этого двухполярного стереотипа следует отказаться. Химические препараты правильнее расценивать как настраивающие, тренажёрные средства для организма.
- Следовательно, вирусы тоже тренируют?
- Да. Но лучше ввести понятие диалектического соответствия. Один человек болеет, а другой, рядом находящийся нет. Один организм настраивается на систему микробов и, функционируя только в их режиме, болеет, а другой включает это в себя как частный случай и развивается.
- Получается, что многополярность меняет мировоззрение. – Николай Иванович был потрясён размахом возможностей. – Вот почему Вы тренируете людей в развитии внутреннего зрения и управления биоэнергетической системой организма. Вам непременно нужно встретиться с Ельциным. Речь идёт о будущем России.
- В этом не было бы необходимости, так как приказная система устарела, и мы можем больше, чем все правители вместе взятые, поскольку они служители вчерашнего. Однако пока СС и МВД вместе с Ельциным не прозреют, «будущее России» под вопросом.
- У нас есть канал к Ельцину.
- Хорошо. Завтра письмо будет готово. Хотя это уже не первое ему послание.
Не планово я заехал на квартиру семьи, посещавшей мои лекции, так как ночевать был негде. На других квартирах уже применяли газы. Квартира пришла на ум случайно, и я был поражён, когда сразу же в ней почувствовал газ. Собаку начало рвать. Так готовился праздник революции - 7 ноября - силами СС. Дозу ядов дали повышенную так, что свернулась кожа во рту и моча пошла с кровью.
- Тебе нужно временно прекратить свою деятельность, - сказал при встрече в комплексе «Олимпийском» космонавт Игорь Волк. – Расклад не в твою пользу.
- Травят, Игорь, даже когда я прекращаю всякую деятельность и пытаюсь спрятаться.
- Иван Степанович Силаев уже два раза спрашивал о тебе.
- К встрече я готов.
- Я встречаюсь с Иваном Степановичем 10 ноября на закрытии международного турнира по теннису и сообщу тебе.
Болели почки, всё тело было покалечено изнутри.
- Кому-то не хочется, чтобы ты встречался с руководителями России, - сказала Татьяна Николаевна. – Они покалечат тебя.
- Вчера я звонил жене в Алма-Ату. Дочка жалуется на печень.
Мы замолчали. Без слов было ясно, что шайка мерзавцев, доведшая страну до нищеты, продолжает отнимать у людей всё и даже жизнь. Они надеются на безнаказанность безличного преступления. Они - элита, а остальные – полигон политических развлечений и быдло, создающее средства роскошного существования.
Нужно было менять стратегию. Шла борьба, но не определилась ещё и элита. Они вцепились скрюченными человеконенавистническими руками в дефицит. Задушить народ нуждой. В самом начале террора товары сразу пропали, хотя снижение их производства было незначительным.
Мутанты искали друг друга. Каждый из этих выродков действовал на своём «поле».
С наступившем крахом Горбачёва мутанты стали помышлять о первых ролях. Их по-прежнему стимулировало то, в чём они обнадёжили Горбачёва. Это были новые виды энергии с их психотронными возможностями. В своё время Бакланов отпустил в это направление огромное финансирование. Заработали секретные институты. Появилось «НЛО», «контактёры»…, Пермь, Воронеж, Рига, Байконур и даже Москва. Можно было надеяться стать властелинами мира. Мутантов распирало от  чванливости и  от потери человеческих качеств.
Для понимания головокружения мутантов вам необходимо с фантастическими возможностями новых энергетических преобразований познакомиться ближе. Но, изначально, вы уже познакомились с грабежами. Это тоже «рынок». Ельцин оказался верным последователем Горбачёва, сам того не понимая.



3.4.  Под острым углом.


«ОТКУДА МЫ ПРИШЛИ, КУДА УЙДЁМ ОТСЕЛЕ»
(Омар Хайям)
Стояла крымская осень. По дороге из Симферополя в Алушту, размышляя над необходимостью изменения стратегии, я любовался цветовой гаммой гор. В голове давно звучали строчки стихов, написанных ещё в Алма-Ате:
Порыжели горы, потемнели.
И глаза прохожих погрустнели.
Сизой дымкой даль туманит взгляд,
О которой журавли кричат,
Потянулись клином над полями…


Было чудно ехать расстояние в 40 километров на троллейбусе и любоваться похожими то на алтайские, то на тянь-шаньские, то на якутские переливы гор. Я привык настраиваться на своеобразие городов, и Алушта внесла свою особенность. Гуляя по красивому морскому побережью, мы с Татьяной подводили итоги. Это была не та Татьяна Николаевна, на наивной непосвящённости которой была построена подготовка международного форума 1989 года. Настал момент, когда ей можно было раскрывать смысл непонятных действий и давать дополнительную информацию.
- Да, Ленский, многие из твоих «оппонентов» пожали бы тебе руку, если бы знали истинное положение дел.
- Сомневаюсь. Самомнение и чванливость им помешают. Однако я их переоценил. Теперь видно, что информацию они действительно имеют неполную. Я был о них лучшего мнения, но не каюсь.
- Как ты это определяешь?
- По их действиям, по информации, содержащейся в дискредитации меня, по их стратегии и дезинформации. Например, перед форумом 1989 года они распространили слух, что я украл технологию и схемы многополярности у Володи Окшина.
- Да,  я это слышала от космонавта Игоря Волка. Но он не придал этому никакого значения.
- Я хочу сказать о другом. Окшина они выбрали как слишком слабую фигуру. Значит, не знали, что исследования я проводил на высоком научном уровне. Окшин был дилетантом в физике. А на первом этапе через физику не перешагнуть.
- Значит, у тебя были ещё помощники? Но почему ты о них не говоришь?
- Причины простые. Вячеслав тоже погиб. Он работал у нас и в Институте Ядерной физики.
- Как погиб? Сколько ему было лет?
- Около тридцати пяти. Энергичный, вездесущий, практичный и в то же время с богатым воображением. Он умел многое и подрабатывал на «шабашках». Сообщили, что при выполнении сварочных работ капля электрода попала ему в лоб.
- От этого человек не может умереть. Даже пуля, попавшая внутрь головы, не всегда приводит к смерти.
- Окшин тоже не мог умереть.
- Ты не рассказывал о Вячеславе потому, что твои ученики гибнут? Но почему это происходит?
День был солнечный. Внизу шумело море. Не было настроения вспоминать печальное, и я решил изменить тему.
- Вячеслав завёл со мной разговор о проблеме взаимодействия трёх тел, которая увлекала его уже давно. Тогда, зная, что он занимается определением состава вещества, я изложил ему суть полярных взаимодействий и тут же на листе экспромтом решил его задачу. Применил я новый аппарат, разработанный мною многополярной математики. Вячеслав ушёл молча. Я знал, что он должен проверить эту математику на состоятельность. На следующий день Вячеслав пришёл ко мне с утра. Глаза его горели. Так у меня появился четвёртый квалифицированный помощник.
- Как четвёртый? Я думала, что Окшин был первым, - удивилась Татьяна.
- Поэтому я и говорю, что спецслужбы имеют не полную информацию, а отсюда и распространяемые слухи на уровне детского лепета. Вячеслав был значительно грамотнее Окшина. Он его даже несколько игнорировал. На что Володя отвечал ревностным протестом.
- Зачем тебе нужно было знать состав вещества на таком уровне?
- Я готовил третью ступень многополярности. Нужны были новые носители и среды. Например, много слов о «живой» и «мёртвой» воде, но никто не сообразил из воды сделать твёрдый двухполярный минерал, устойчиво «живущий» в диапазоне земных температур.
- Наподобие нетающего льда?
- Нет. Я же сказал «двухполярный», то есть наподобие жидкого «магнита». Точно так же, как многие изучали кремний, но не пришли к тому, что кремний поляризуется. При этом на первой ступени он приобретает, а точнее вмещает в себя, как пространство, динамическое магнитное поле. Поляризация кварца подходит как «изолятор», а точнее граница системно-структурной энергетики. В пределах этой границы рождаются новые…трудно подобрать слово…
- Функции…Свойства?…
- Нет, скорее энергоинформационные связи, как «окна» в наше другое пространство. Но всё это первая ступень многополярности.
- Ты говорил, что эта ступень, возможно, освоена на 60% военно-промышленным комплексом.
- Да, началом в их изысканиях было стремление к голографии, с одной стороны. И системно-структурное изыскание электронщиков – с другой. Так, лазерщики и волновики вышли на серебристые НЛО, а системно-структурщики на био - и психогенные воздействия.
- Так просто. А сколько шумихи вокруг НЛО и контактов. Не плохое массовое пси-шоу.
- Не следует упрощать, Татьяна. Энергоинформационные фантомы есть и не от рук человеческих, но понимать их так, как трактуют уфологи и контактёры – это детский лепет.
- Я уже привыкла к сенсационным заявлениям от тебя. Но одно дело слышать, а другое видеть. Как же реагировали на это твои помощники?
- По разному. Володя обычно кричал: «Ой, блин! Вот мощно!», но быстро привык к очередному чуду. Он перерождался…
- Насколько я поняла, здесь речь не об обычных понятиях.
- Да, например, слово «магнетизм» я использовал условно. «Живая» и «мёртвая» вода – это полярные состояния, а я поставил задачу о единстве противоположностей. Но, в отличие от Гегеля и физиков, я уже знал, что между различающимися полярностями рождается третье, содержащее сущность противоположностей, и новое, находящееся за пределами этих полярностей. Как видишь, даже двухполярность не исчерпана людьми полностью.
- По-твоему, получается, что ты склонен считать, что Вячеслава убрали, но ведь он погиб на глазах у свидетелей.
- Володя Окшин тоже погиб на глазах у матери.
- Предположим, что это не случайность, так как нет теперь уверенности, что на этом жертвы исчерпались. Я тоже слышала о странных смертях тех, кто занимался таинственными приборами. Ученики твои гибнут, а ты жив. Почему? – Татьяна вновь возвратилась к вопросу, не раз возникавшему в наших беседах.
- Это говорит о том, что мои незримые «коллеги», то есть пригретые под сенью СС  учёные, пользуются огромным авторитетом у хозяев, а также о том, что эти «учёные» безнравственные.
- Уточни своё умозаключение.
- Недопустимо, с позиций учёных-мутантов, чтобы я готовил специалистов и себе замену. Инстинктом  мутанты обеспечивают себе привилегии, прикрываясь требованием сохранения секретности. Меня же спасает пока то, что эти марионетки, хотя и восхищают спецслужбы и мутантов-политиков, но настолько слабы, что даже не дошли до второй ступени многополярности.
- А смог бы ты их подготовить? – засмеялась Татьяна.
- И да, и нет. Потенциально они предрасположены как каждый человек, но чванливость станет преградой. По-человечески мне их жаль.
- А мне, нет. Как можно оправдывать тех, кто прикидываясь непонимающими последствий, выносит приговоры, - начала горячиться Татьяна. Ослеплённые грядущей славой и укоренившимся со времён революции «во имя!», они действуют в отлаженной системе ВПК, не задумываясь! Их слабоумие и безнравственность предопределены и обусловлены той системой, которой они отдали свои души.
-    Слава может не состояться. Времена иные.
-  Если ты выживешь.
- Это другое дело, Татьяна. Хотя при психической патологии мутантов для них всё равно, кто славит, лишь бы ими восхищались.
- Иная похвала идёт как оскорбление. Смотря на то, кто хвалит.
- Не забывай, что нас приучили к безликому слову «Народ». На эту наживку попадётся ещё не один человек, так как здесь скрыто и действует стремление каждого к устойчивости. К славе и всеобщему признанию рвутся спортсмены, политики, учёные, взрослые и дети. На качество признания внимания не обращается. Вспомни, когда в таллиннской газете меня обругал какой-то инженер Гернштейн, который в многополярности и экстрасенсорике понимает не больше, чем в китайских иероглифах, то на некоторых это подействовало. Не ново! Так дискредитировали академика Сахарова именем доярок и учительниц. Всё идёт от имени «народа». Незадачливый Гернштейн, видимо, и не подозревает, что его слабоумные оскорбления были хорошим симптомом. Здесь ты права. Сейчас время иное, и на качество самих оценивающих стали обращать внимание. Я же от рождения был обречён не ориентироваться на массовость. Такова моя участь. Кроме того: «Одно и то же может бросить в грязь мутанта и возвысить Человека».
- Но ты же против элиты, Василий, а здесь звучат элитарные нотки.
- Не надо путать, Татьяна. К возрождению имеет потенциальную основу каждый человек. Речь идёт о новом Человеке. Ты же видела, что у меня в спортзале занимаются раскрытием внутреннего зрения и управлением биоэнергетических процессов «случайные» люди. Их единицы. В это же время ревностно оберегается двухполярный мир, в котором мы живём, тоже массово. Понятие элитарности перерождается в понятие нового качественного состояния человека. Например, можешь ты причислить к элите святого? Нет. Да и ему это ни к  чему, хотя его почитают. Даже в системе двухполярных понятий качество зависит от комплекса. Например, мы говорим «упрямый», а при наличии разумности – «настойчивый». Мы говорим «всезнайство», а при наличии разумности – «мудрость».
Тропинка к морю была крутой, и мы стали спускаться по ней. Волны пенисто накатывались на ноги редких купающихся. Белёсая дымка затушевала море и небо. Солнце насыщало её негой, делало видимое осязаемым. Гуляли одиночки и группы людей. Тут же продавали цветы, яблоки, виноград, орехи и водку, стоимостью в два мешка хлеба.
- Всегда ли ты осмысливал всё так чётко, как сейчас рассказываешь? – возобновила разговор Татьяна.
Я засмеялся. Бывает часто, когда рассказывающий, по благополучному происшествию событий, излагает их так, словно, он всё это предвидел и рассчитал. Бывает, что теории строятся на прошедшем с позиции, выдвинутой концепции. В.Нейман утверждал, что татаро-монгольское нашествие определилось стремлением татар в биологически активные точки Земли. В равной степени, конечно, можно утверждать, что Чингиз-Хан любил северный ветерок и рвался к нему навстречу, по пути подминая русских, но…
- Смотря что. Стратегию возрождения я веду осмысленно с двадцатитрёхлетнего возраста, и добавить к ней нового неоткуда. Тактику действий я меняю по ситуации. Ситуация образуется вне моих программ, но меня это мало волнует.
- Теперь я это понимаю, когда тебе даже вопросы на лекциях поступают типовые, не зависимо где: в Алма-Ате, Ленинграде, Москве, Таллинне, Вильнюсе. Предложения от предпринимателей тоже типовые.
- Я рад, что ты меня понимаешь. Да, я действую не по «месту», а по времени созревания общественного сознания.
- Я заметила, что и информацию ты мне выдаёшь в разных тональностях и смысле. То, что ты делаешь, это осмысленно, я поняла давно, но трудно представить неизбежность и непредотвратимость в хаосе сегодняшнего дня. Пока все исторические теории и «прогнозы» идут «опосля». Пока политики предлагают свои схемы проведения эксперимента на народе, которые, как потом, оказывается, оборачиваются совсем иной стороной. В действительности выползает то, что в расчёт не бралось и становится основным, - у Татьяны редко звучали политические темы.
- Хотя человечество неустанно и ежечасно плодит двухполярного монстра, но именно в нём зарождается перерождение и сброс.
- Тяжело освобождаться от стереотипов.
- Лучше сказать «перерождаться». Нашими цепями становятся выработанные принципы построения мыслей и действий. Стремясь к новизне, человек тут же новое приковывает этими цепями. Он искренне цепляется за своё существование отживающими понятиями.
Мы зашли в расположенное на берегу кафе. Хотелось пить.
- От твоих слов для меня это приморское чудо представилось в иной окраске. Впрочем, уже многие заметили, что ты выражаешь себя не только словесно.
- Я «работаю» сразу в трёх средах. Впрочем, это тренируется и вскоре будет доступно каждому. Мои занятия с людьми в спортзалах были как эксперимент. Они показали, что почти 100% занимающихся людей  способны освоить свой внутренний Космос.
-   Я вижу это и постоянно слушаю тебя, но каждый раз все выглядит по-новому. Это что, зависит от твоего настроения?
- Иди с чёткого восприятия своих трёх сред. Сначала до полного различения, а затем поставь целью ввести их в единство. На первом этапе я ставлю это перед каждым. Сейчас воедино слеплены: восприятия, познания умом, жизнь в свойствах. Здесь либо одно приписывается другому, либо объявляется, что, к примеру, «трансцендентальщики» достигают всего.
- Их понять можно. Здесь и коммерция, и ревностное оберегание нажитой значимости…
- Но, прежде всего отсутствие знаний, - перебил её я. – Они складывают мысли из старых кирпичей. Кроме того, эту область заняли обыватели, дилетанты. У них даже фантазия, слабая. Отсюда, именем внеземных цивилизаций, они повторяют свои старые двухполярные земные схемы о «добром» и «злом», о  «высшем» и «низшем», о «земном» и «внеземном». Мне будет их жаль, когда в подобное фантазёрство хлынут учёные-профессионалы.
- Вернёмся к «трём средам», - пошутила Татьяна.
- Древние на Западе говорили, что человек представляет вселенную в миниатюре. Это мышление доступно сегодняшним «продвинутым». Древние на Востоке говорили, что ты и есть Вселенная, а Космос представляет одну из частей твоего сознания. Все поиски нового лежат теперь  во внешней среде. Почему?
-    Запад верен себе.
- По недоразвитости и инерционности стереотипов мышления. Настал момент рождения новой эпохи, когда наполнение внешней среды поворачивается внутрь. Здесь каждый, развив внутреннее зрение, найдёт сущность внешнего мира и в этом соединении родится новое, многополярное.
- Ты уже говорил, что внешний Космос не многополярен, но все считают пространство трёхмерным.
- Выдумок, как желаемого, много. Есть сочинённые «многомерные» пространства, алгебры, континуумы, но это комплектации различающихся двухполярностей. Посмотри на любое построение. Там неизбежно есть «плюс» и «минус». Там  обязательно будет два обратных элемента в виде: «положительного» и «отрицательного», «добра» и «зла», «Бога» и «Сатаны», «мира» и «антимира».  Из этой многоликости двухполярных построений склеивают схемы и «многомерность». Не обманывай себя как они. Пространство представляет собой «пакет» двухполярных направлений. В них выражена возможность перехода к многополярности, но не через три координаты.
- Я понимаю, что три измерения условны и удобны для обозначения реализации линейного движения во времени. Но почему на действительную трёхполярность не выходят твои «коллеги»?
Вопрос Татьяны был естественным, поскольку если мутанты-учёные сильны, то нет смысла истязать меня и соратников, безумно убивать учеников. Если «коллеги» слабы, то почему не обратятся ко мне, ведь я всегда был лоялен.
Она плохо знала научную действительность и психологию мутантов.
То, что мутанты обнадёжили Горбачёва, выбили неконтролируемое финансирование у Бобкова, задали новый тон в темах военно-промышленного комплекса и, в конце концов, поставили себя на службу СС, говорило об аферистах высокого класса. То, что под их «нравственность» смутировали охранные и правоохранительные силы, говорило об их стратегичности.
- Такие будут намечать себя  только во властелины, - невпопад ответил я, а потом, спохватившись, добавил, - О многополярности они осведомлены ворующими для них спецслужбами, но переваривают её в своём деформированном мозгу. Здесь нужны новые понятия, а им их взять неоткуда.
- Но ты же говоришь об НЛО-голограммах, о воздействиях их приборов на психику и физиологию людей, - упрямилась Татьяна.
Я рассмеялся. До чего же всё привыкли усложнять! Если ударить человека по голове кирпичом, то это примитивно, а вот если ударить его сверхвысокочастотным пучком, то это здорово. Если выстрелить в человека из ружья, то это уголовное дело, а если вирусами покалечить того же человека, то это «тайный» уровень спецслужб. Если облить человека серной кислотой или задушить его, то это преступно, а если пускать ночью в квартиру летучий яд, то это тайное «искусство» мутантов из спецслужб.
Смехотворно! Качество здесь одно и никакими тайнами его не представишь иначе. Трудно понять эти психопатологические игры. Куда проще: выпустили бы свою шайку бандитов открыто, да и не заставляли их ползать на четвереньках ночью. Кто им помешает? Рабочий? Хлебороб? Интеллигенция? Что они могут!? Но патопсихология спецслужб обещает нам много «нового». Однако эта патология не сама по себе. Над ней работали умные дяди и тёти тоже. Эти идейные вдохновители «новое» бандитизм видят только лишь в формуле: «Не пойманный – не вор».  Впечатляет! Представляю себя на месте той бабки, которой саданули парни пучком СВЧ по анализатору зрения!? Вот на этом примитиве и поймались функционёры в политике и военно-промышленном комплексе. Разгадка всему одна: скрытность. Скрытые убийства. Скрытые увечья. Скрытое насилие. Вот что стояло за словами «новое мышление».
Гладкое вдалеке море изгибало свою спину, натыкаясь на камни. Навстречу этим изгибам скакала, хлопая по воде лапами, собака. Она устала, но преданно служила пьяному хозяину. Укутавшись в пальто, хотя было тепло, он властно кидал и кричал.
Я подставил ласковому ветру лицо и подумал, что не случайно отдыхающие наблюдают эту картину с великодушным умилением. Они отдыхали. Не сгущаю ли я краски? Мой взгляд скользнул на чёрный комочек собаки, болтающейся в воде.
- Главное не переходить меру, - сказал я Татьяне, смотрящей на собаку. – На такую преданность и спрос с хозяина больше.
Мы повернули назад. Отрешенно, как на работе, но с видом заслуженного, мужики пили пиво. Женщины стайками двигались вдоль моря и, наверное, трещали о его красоте.
Я уже заканчивал писать вторую часть «Введения в многополярность». Мы жили в доме Елены Владимировны, милой сердечной старушки.
- Пора ехать в Литву, - сказал я Татьяне. – Надвигаются тяжёлые события.
- Я уже договорилась с центральным лекторием в Вильнюсе.
- В Вильнюс ехать нельзя. Сначала заедем в Москву .
- Куда?
- В Генеральный штаб.

*                                  *

*

За окнами кафедры космонавтики Военно-воздушной Академии им. Ю.А.Гагарина светило солнце. Настроение было приподнятое. Всё шло по плану.
-   Мы готовы с вами сотрудничать, - активно обратился к нам заведующий кафедрой Александр Иванович Суптеля. – Мне сообщил Савин из Генерального штаба, что вы согласились прочитать курс лекций и продемонстрировать многополярные приборы.
Я посмотрел на словоохотливого полковника и стал исследовать его. Возможности Александра Ивановича в постижении новизны определились слабо. Понятийная потенция была в рамках существующих схем.
-    «Интересно»,- подумал я. - «Какую роль определил Генштаб Суптели и мне». Стало видно, что это организованный объект прикрытия главного центра.
-    Мы решили сотрудничать со всеми одарёнными людьми и привлечь их на задачи космонавтики, - горячо декларировал Александр Иванович задание.
-    «Сейчас начнёт перечислять фамилии Деева, Охатрина, Акимова, Докучаева, Ханцеверова», - подумал я. – «Эти очень подходили для легенды прикрытия, так как мутанты тайно «высосали» из них всё и теперь используют как фон для своих закулисных преступлений».
-    Только что я приехал от Александра Александровича Деева. Очень впечатляющие разработки в его программе «Диагност», - продолжал Александр Иванович.
Я сдерживал смех. Стойло, в которое решили сгрудить всех «шатунов» и в их числе меня, смотрелось со стороны внушительно.
-    Только не называйте нашу кафедру «кафедра космонавтики», здесь всё засекречено. Называйте её кафедрой №43, - доверил мне тайну Александр Иванович. – Вам известен Хатыбин?
-    Да, Александр Иванович, это сподвижник микролептонной гипотезы Охатрина,  - сделав серьёзный вид, ответил я.
-    Всем вам мы думаем устроить соревнование. Только не обижайтесь. Вы все талантливые и нам поручено осуществить программу «Феникс», - гомонил полковник.
Я решил его прощупать с другой стороны и посмотрел на Татьяну Николаевну.
-   Вам в Генштабе сказали проблему Ленского? Условием ставится прекращение истязания его и всех нас, - сказала она твёрдо.
-    Я мало в это верю, но мы примем все меры, - Александр Иванович посмотрел на приглашённого из первого отдела Гусева Валерия Серафимовича.
-    Все ваши проблемы будут решены, - вдруг спохватился Александр Иванович. – Вы получите звание доктора наук. У нас тут нет академиков, но мы  не ниже их.
-    Я уже почётный доктор, Александр Иванович и вообще не ставлю подобных целей. Звания ко мне приходят сами.
-    Могу вас заверить, что все ваши проблемы будут решены разом, - засуетился он, словно боялся, что я не верю в могущество организаторов программы «Феникс».
-    А почему вы не верите в насилие над Ленским? У него неоспоримые доказательства и даже медицинские заключения на насильственные поражения, - настаивала Татьяна Николаевна.
-     Я вам расскажу, между нами, историю с двумя космонавтами. Одного мы запустили в паре. И вдруг с орбиты вести: у него отмечается поражение мышьяком, а у напарника всё нормально. Пробы воздуха тоже показали норму, а человек умирает. Пришлось сажать корабль на Землю. На Земле сразу всё прошло. Затем психологи установили, что когда-то он видел химический взрыв, и это отложилось у него в подсознании. В условиях невесомости параметры психики  меняются.
-    Со вторым космонавтом, - продолжал Александр Иванович, - была история, связанная с микроорганизмами. Ещё раньше он заразился гонореей. Излечился сам, а затем скрыл при обследовании его комиссией перед запуском. И вот там, на орбите,  у него началась вспышка, обострение. Мочиться не может. Пришлось и этот корабль сажать на Землю.
Татьяна Николаевна возмущённо напряглась, и я её опередил:
-    Вы говорите, что приборы не показали «наличие», а у нас показывают. Теперь психологам придётся лечить приборы. Во-вторых,  условия у нас земные, а не физически изменённые. Так что, научным языком, ваше сравнение не сопоставимо, то есть некорректно. Там контроль показывает иллюзорное, здесь контроль показывает действительное.
Александр Иванович спохватился:
-     Вы, Василий Васильевич, не обижайтесь. Гении все шизоидные и это никто не считает позором.
-    Пока я не шизоид, к сожалению. На шизофреника  прошел через кучу комиссий, но не вытянул, а, следовательно, ещё не гений.
Мне стало жаль запутавшегося полковника. Для прикрывающей легенды «Феникс» он подходил, но не для игр со мной. Впрочем, и в Генштабе у Александра Георгиевича Саноцкого и у Алексея Юрьевича Савина в оценках Суптели звучали серьёзные нотки, но такие, какими мы говорим о послушных детях.
-   Что ты собираешься делать? – спросила за пропускным пунктом Татьяна.
-   Легенду «феникс» используем. Повернём дурное дело положительной стороной. Для погашения слухов, распущенных СС о том, что у меня нет приборов, я получу здесь авторитетный протокол.
-    Неужели ты рискнёшь здесь собрать многополярные генераторы? – изумилась Татьяна.
-    Да. Они тоже опешат перед моим неожиданным ходом и растеряются. Вот здесь в этот момент растерянности и надежды заполучить меня целиком, ты разберёшь приборы до косточки. Однако в алчущем подсознании мутантов-шефов ты станешь врагом. Тебе они этого не простят. Подумай.
-    Мне нечего думать. Я уже насмотрелась на своего отравленного ядами ребёнка, - твёрдо ответила Татьяна. – Я понимаю, что авторитетный протокол о фантастических возможностях многополярных видов энергии тебе сейчас крайне необходим. Авторитет твой растёт бурно и слухами мутантов будет выставление тебя аферистом.
-   На подстраховку поставим руководителя космическими полётами «Буран» Игоря Петровича Волка. Ранг Игоря позволит смягчить возможную ярость.
Шла зима. Проводить лекции помогал майор Вильданов. Впрочем, все члены кафедры и сотрудники ВВА отнеслись ко мне сердечно. Я прочитал популярную лекцию в академии для всех . Огромный зал был переполнен.
Настала пора заняться подготовкой приборов. Даже в Генеральном штабе я не видел столько генералов. От всех их исходило глубокое благополучие. Будет ли война неизвестно, но сейчас они устроились авансом уютно,…
Чтобы набрать авторитетную комиссию мы с Гусевым вели переговоры. Заручились поддержкой генерал-майора Бобровского, который заведовал наукой в академии. Так у меня в лаборантах появились полковники. Помогали чётко и умело.
Кроме лекций, я на кафедре №43 проводил тренировки по меридианной энергетике организма.
-    Так это же совсем другое дело, - сказал восхищённо Валерий Серафимович. У него успешно шла сердечная пульсация по меридианам, даже когда он упражнялся, сидя за столом.
Мне разрешено было разбирать на Вычислительном центре блоки.  Материалами для первой ступени многополярности я был обеспечен. Блоки поляризации и фильтрации готовились тайно в Москве. Это была предосторожность.
Февраль превратился в кошмар. В гостинице академии нас травили газами беспощадно, обрабатывали электромагнитным излучением. Я отправлял Татьяну в Москву, видя, что она на грани смерти. Два раза в течение месяца у меня горлом шла кровь. Держался я из последнего.
-     Неужели наши планы разгаданы? – удивилась Татьяна. – Валерий Серафимович и Савин сказали, что подключили Третье Управление, но ничего сделать не могут.
-     Я, Татьяна, ни отступать, ни рассуждать не могу. Это бой. Выигрышем боя будет протокол. Это не просто протокол. Это комплексное свидетельство Военно-воздушной академии, Академии Наук, Звёздного. О таком шансе я даже не мечтал.
Февральские холода пронизывали насквозь голое тело, когда я открывал ночью створку окна и двери. Сквозняк выбивал не надолго газ. И так каждую ночь четыре-пять раз. Противоядия расходовались тройными дозами. Запас дегазирующих средств таял.
Таяла и Татьяна. Седина усыпала голову. Лицо пожелтело, осунулось. Шутки для нас стали редкими. Шло убийство. Теперь она не сопротивлялась, когда я отправлял её в Москву, но вскоре приезжала. Я сконцентрировался весь, но реализовал не все свои тайные возможности стиля Дана, о которых никто не знал. Только Татьяна догадывывалась после нескольких случаев. Однажды, сжалившись над ней, я рассчитал, когда она поздно вечером дойдёт до метро, и выпустил на неё энергетический фантом. Яркий оранжевый шар, а в следующий раз малахитовый и бирюзовый вспыхивал у неё внутри тела, освещал, поднимаясь снизу вверх, внутренние органы. Очищал я её и «звёздочками», но вскоре она догадалась о причине такого энергетического чуда и твёрдо сказала:
- Я сама.
Это меня устраивало, поскольку я считаю, что чудеса балуют людей, развивают иждивенчество.
Теперь, кроме «зелёных» противоядий, я принуждён был пользоваться энергетическими средствами, которыми не владеет никто. Это было нарушение моего правила – вести бой с мутантами только доступными людям средствами. Поэтому, даже когда я пишу книги, стараюсь не отрываться от доступных понятий. Хотя надеюсь, что со временем напишу «Истоки» и «Введение в многополярность», чтобы каждый мог вывести себя на новый качественный уровень, но «сам», как сказала Татьяна. Красующихся с показом чудес я считаю безнравственными, хотя они и объявляют себя, как Сатья Сай Баба, богами. Но для божественного им не хватает человеческого. Не хватает  того, от чего  нужно вести каждого, а не бахвалиться своими личными возможностями.
Здесь же я пишу о качественном ином уровне лишь для того, чтобы поделиться своей радостью о той могущественной силе, которая есть у каждого человека  в потенции, и которая теперь, в нечеловеческих условиях, подтвердила себя.
Шестого марта комиссия была в сборе. Её условно можно было поделить на две части: те, которые слушали мои лекции, и «новички»: из Звёздного, Военно-Воздушной Академии, Института физики твёрдого тела, Института генетики, военные и штатские, физики, математики и философы…
-    Начнём с того, что все современные виды приборов не реагируют на многополярные потоки, - перешёл я от доклада к приборам.
-    Как видите, с одного устройства на другое передаётся заданный сигнал, а все современные приборы показывают нуль, - продолжал я.
-     Ходят слухи, что приборы такого рода работают только в паре с автором, - посмотрел я на Александра Ивановича, - поэтому предлагаю любому желающему удостовериться, работая с генератором лично.
Комиссия напряглась, так как из показанного  следовало, что идёт передача на расстоянии такой информации, которую не расшифрует… точнее, даже не зарегистрирует ни один современный прибор.
-    Теперь переходим к изолированию пространства, в котором будут идти активные процессы, но никто их не обнаружит, - продолжал я после первого пункта демонстрации многополярных приборов.
Зримо я изолировал объём с водой и осуществлял там многополярными  приборами энергоинформационные преобразования. Современные приборы по-прежнему «молчали». Незримо я выпустил поле в радиусе комнаты. Теперь в комнате время стало зависимым от работы приборов.
-    Изолированное пространство передаём на расстояние в своём содержании, - не обращал я внимание на «перекал» комиссии.
Члены комиссии попросили перерыв. Я «прощупал» их и убедившись, что это от перенапряжения, продолжал:
-   Физико-механические показатели различных веществ, например, цемента и алебастра можно менять по желанию. Но также по желанию можно менять показатели биохимические человека на расстоянии.
В конце концов Александр Иванович как руководитель программы «Феникс» объявил перерыв.
Заседание мы начали утром и, мало кто заметил, что так скоро академия опустела. Я усмехнулся. Обсуждение было пылким, но меня это уже не интересовало. Моей главной и единственной целью был протокол.
Новые средства связи и в том числе сверхсекретной; новые компьютеры и компактные программы; новое телевидение, радиовещание; тренировки человека для небывалых условий космических полётов… Всё  это для меня далеко вчерашнее, которое давно могло стать достоянием народа, если бы не мутанты-садисты, пытающиеся приспособить завтрашнее всего человечества уже сегодня под себя.
Утром седьмого марта я уже сидел с подписанным членами комиссии протоколом у Александра Ивановича.
-    Прежде всего, генерал-майора Бобоковского мы заменим на утверждение протокола мной, - крутил в руках бумагу полковник Суптеля. – Во-вторых, протокол я подпишу только, если он останется под грифом секретности.
Я посмотрел на Татьяну, и она вышла.
-    «Итак, Татьяна разбирает генераторы и закончит не раньше, чем через полчаса», - думал я спокойно. – «Суптеля попался на том же месте, где и министр здравоохранения Казахстана М.А.Алиев. Тот тоже отказался ставить свою уже никому не нужную подпись, когда стояла колонка подписей экспертов».
-   И вот здесь нужно подкорректировать, - закончил Александр Иванович.
-   Василий Васильевич, приборы остаются здесь, - твердо объявил мне его помощник.
-   «Шутите!» - подумал я и сделал вид, что внимательно изучаю протокол.
-    На коррекцию я согласен, - вернул я протокол незадачливому полковнику и в это время положил второй экземпляр протокола себе в папку. Сделал я это открыто, но расчёт был точный. Психология вещь тонкая.
Вошла Татьяна.
-    Вы должны представить описание и схему приборов, - продолжал шеф.
-    Мы думаем оставить приборы у себя, - вторил ему помощник.
-    Я приборы разобрала, - спокойно сказала Татьяна. Я  чуть не разорвался от смеха, но сидел спокойно.
-    Как? – не верили своим ушам коллеги по «Фениксу».
-    Президент приказал, - посмотрела она на меня.
Доза ядов восьмого марта была невыносимой. Наверное, ещё и потому, что я действительно передал схему приборов, но там не было известных элементов, а, следовательно, и обозначений. Это было равносильно алчущему дать «Коран» на арабском языке, который он выучить не в силах. Это не было издевательством; я был честен. Что поделаешь, если новые приборы не содержат старых терминов. Не моя вина, что «коллеги» желают только получать. Тут же я сочинил анекдот:
-    В чём секрет твоей молодости и здоровья? – спросила свою сияющую подругу пессимистически настроенная приятельница.
-    Всё очень просто, - ответила та. – Я беру кусочки льда, обжариваю их и эти хрустящие гренки ем всякий раз, когда вдруг захочу дышать.
Нам очень нравятся с детства сказки о волшебной щуке, золотой рыбке, о лампе Алладина. Не нужно труда. Потёр рукавом лампу и всемогущий джин в твоих слугах. В жизни всё иначе: чтобы пользоваться чудом, нужно быть достойным по своему содержанию. Этой простой истины никак не усвоит любой власть держащий. Правда, говорят, что когда король Франции был во Флоренции, то он просто пришёл в мастерскую Леонардо да Винчи. Это делает честь не столько маэстро, сколько величию короля. Сейчас времена иные. Воруют спецслужбы для мутантов всё. Но управлять пространством и временем они могут лишь тогда, когда переродятся сами… в людей. А пока все их средства по качеству не отличаются от имеющихся средств. Размеры, правда, у НЛО большие, да и контактёры не знают в глаза своих извергов. Но всё это примитивно.
На руках у меня остался протокол. Этот документ будет обвинительным актов мутантам в веках.
Значимость этих приборов недооценивать нельзя. Не было бы свободных Литвы, Эстонии и других республик – будь у Горбачёва, а точнее у тех, кто ему навешал «лапшу на уши», эти приборы.
Вникните в содержание заключений тех, кому я демонстрировал на многополярных приборах возможности новой энергетики. Это физики, биологи, химики, медики.
Управление физиологическим процессами, вплоть до оживления из клинической смерти на любых расстояниях. А в это время мутантам приходится пользоваться заметными танками и примитивными СВЧ с летучими ядами.
Управление пространством. А тут приходится использовать десант и отстаивать границы.
Управление временем. А тут не успеваешь чистить голенища сапог, да заметать следы языком марионеток из телевидения и прессы.
Проверка состоялась. Расклад стратегии мутантов как на ладони.
Итак. В первом эшелоне существуют глубоко засекреченные институты и полигоны военно-промышленного комплекса. Они разрабатывают средства для «демократии», народа и для всего человечества. Заказ обширный, вплоть до полтергейстов в квартирах беззащитных мирных людей. Одновременно трудятся мутанты-учёные над генетическими и бактериологическими средствами против своего народа и всего человечества.
Второй эшелон занимается прикрытием. Это научные учреждения тупиковых идей. В них сотрудники находятся на искренней службе…, но заранее обречённых решений. Заказ здесь нулевой, а задача – прикрыть.
Третий эшелон отлавливает «шатунов», таких как я. Поскольку мы вне системы, то доверия нам нуль. Однако идеи наши и наши приборы ложатся без нашего ведома на стол учёным-ворам. Теперь и из «шатунов» решили склеить легенду прикрытия «Феникс».
Четвёртый эшелон угнетает всех, кто неуправляем, но талантлив. В квартирах этих бедняг вы встретитесь с летучими ядами, вирусами и электромагнитными полями . Этих бьют в угоду ревнителям мутантам-учёным. Поэтому вскоре Вольский на вопрос корреспондента смело скажет, что стоящих идей вне военно-промышленного комплекса и компании не существует. Ошибается дядя. Сворованные идеи не всегда по зубам.
Пятый эшелон создаёт шумиху и маскирует средствами НЛО, контактёров, уфологов тайные дела по экспериментированию, как в биосфере, так и на людях. Если эксперимент даст сбой, то спишут всё на «внеземные цивилизации». Так и списывают покалеченных контактёров.
Шестой эшелон поощряет эзотерические направления, поскольку в них призывов пруд пруди, а инструментального содержания – ноль. Впрочем, каждая группа имеет осведомителя и все тайно ставятся «на компьютер». Причина простая: увлекающиеся становятся  материалом для экспериментов. По компьютеру находить в большом городе легче, особенно, когда у жертвы нет сигнального устройства.
Вы возмутитесь: а где же Закон? Где Конституция?
Грехи нам с вами отпускает седьмой эшелон, а точнее комплексная шайка мутантов.
Закон по-прежнему ширма и средство управлять «быдлом», то есть вами и нами. Комплексная шайка обрисовалась, но ещё не объединилась. Это впереди. Пока они на вторых ролях, но манипулируют уже народными страстями и доверчивыми спецслужбами мастерски.
Итак. Кремль, ФСБ,Генеральный штаб, Академия наук, Военно-промышленный комплекс. Теперь «вторые» решили стать «первыми».






Глава 4   



Этюды оптимизма

4.1.  Поле битвы.

Ели бы  не было шанса на  выживание  духа  народа, то я не стал бы писать эти книги. Логика простая. В случае падения духа до уровня, когда он будет раздавлен  экономикой, страна становится добычей более сильного государства. Сильное государство несёт свои традиции, свой стиль существования не как насилие, а как само собой разумеющееся.
Борьба  нашего времени  будет не силой технического потенциала, а силой экономики.
Однако  здесь нужно разъяснение.  Также как в циклах природы существуют циклы общественного базиса. Напомню, что природа имеет короткие циклы в виде суток, длинные циклы в виде года и эпохи. Когда наступает, например, начало лета, то всё заполняется единым духом на создание телесности, растений, живых организмов и человеческого организма тоже. Всё входит в качество, но базовым является «техническое», опорно-двигательная часть. Когда сменится этот период года, то базовым становится сочное многообразие. Точно также в эпохах в развитии человечества базовый фундамент меняется. В предшествующей эпохе базовым  было создание таких же материальностей  сил, как это был в примере в начале лета.
Наступило плавным преобразованием новая эпоха. Развитая на этом силовая и техническая база уходит в фундамент существования. Полем развития и борьбы становится экономика.
Если при достижении конфликта в силовых базах является техническая война, то при достижении конфликта в новом основании война будет экономическая.
Как всегда на первом этапе любого развития идёт борьба путём престижа. Престижным были технические достижения в тяжёлой промышленности, авиации, техники. Престижным теперь становятся, которые выражаются в многообразии средств обеспечения жизненных условий Человека.
И всё же. Любое начинание идёт не с провозглашений, а с романтики. Так осваивали авиацию, не полагая в ней будущий потенциал могущества государств.
Романтика увлечений является изначальным духом развития. Она не ставит целей. Этим гарантируется красота и гармоничность, которая привлечёт массы населения к свершению. Крикливыми призывами, лозунгами, величиной зарплаты не будет достигнута точность гармонического процесса.
Более глубоким лежит созревший момент. Примером тому является молодое государство после 1917 года. Сначала идёт пафос идей, романтика ожиданий. Затем последует материальное заполнение. Романтический подъём, энтузиазм и оптимизм, компенсирует с избытком все экономические лишения.
К зарождению нового стиля народы СССР пришли своим естеством к 1970 году.
Революция не обязана быть с катастрофами. Наоборот, честь и хвала народу, который плавно и безболезненно переплавляется на новый стиль своего базового существования.
Впрочем, как и природа, народ всегда переплавляет свои характеры гармонично. Нарушение может быть только вмешательством или сторонним, или со стороны правительства. Примером такому вмешательству является несоответствие личностного характера Л.И.Брежнева с массовым преобразованием духа народа.
А как же быть с силовым потенциалом?
Как у окрепшей в  начале весны яблони последует цветение, и оно не отменяет ствол и листья, точно также стабилизируется силовой базис пределом своих возможностей.
Пределом возможностей силы стало ядерное оружие. О пределе возможностей экономического «оружия» ещё говорить рано.
-    Как прошла Ваша встреча с интересующимися,  - спросил Сергей при очередной встрече перед началом лекции на факультете журналистики МГУ.
-    Ты имеешь ввиду молодёжь?
-    Да. Разные у них характеры. Но ребята думающие.
-    Смотря что ты подразумеваешь под этой прогрессивностью. Есть два состояния «думанья». Одно из них следует духу романтики и оптимизма. Там знания состоятся только в перспективе. Другим является  момент уже свершенного. Увлечения закончились, и появилось содержание. Чаша может быть ещё не наполнена. Есть окончание, когда чаша наполнена до краёв.
-    Вы имеет ввиду Юрия? – засмеялся Сергей.
-    Да. Были и другие, но они сидели и подсматривали.
-    Их можно понять. Классическим в этом варианте является силовое воспитание.
-    О какой силе речь?
-    Я думал, что сила всегда одна.
-    Есть сила духа, есть сила телесности, есть сила влечений. Сила влечений нашего времени закладывает «силу» будущего могущества. Если быть второй мировой войне, то она будет экономической.
-    Третьей мировой войне…
-    Я не оговорился. Многообразие силовых войн на базе технических средств по сущности представляет конфликты одного типа. Классификацию на первую и вторую мировую войну придумали чисто условно. Таких войн было много. Да и во второй «мировой» войне участвовала от силы треть населения земного шара. Интеллекту Европы характерно говорить именем народов, имея в виду себя. По существу такие формы войны морально устарели. Теперь незаметно в войну начнут вводить элементы экономических блокад.
-    Не вяжется это с понятием войны.
-    Война она и есть война. Даже во время технических войн, были те, кто на этом процветали. Были те, кто гибли, а были те, кто толкали их на эту гибель. В экономической войне будут точно такие же жертвы. Как всегда это жертвы массовые. Достаточно блокировать средства питания, дыхания и других видов жизнеобеспечения, как стран парализована.
-    Но это исполняется и во время технических войн.
-    В экономической войне нет выгод разрушать то, что будет захватываться. Нет смысла уничтожать народ, который будет трудиться на нового хозяина. Главным в экономической войне должно быть не рабство, а естество труда созидателей. В этом серьёзнейшее отличие.
-    Вы хотите сказать, что в экономической войне меняется всего лишь надстройка нахлебников?
-    Казалось бы, что для труженика и созидателя всё равно, кто сидит на его шее. Но на встрече с парнями я специально заострил их внимание на созидательном духе Конституции. Силовые структуры, несущие в себе дух народа обеспечивались заполнением после революции выходцами из народа. До определённого момента Конституция гарантировалась в созидательном соответствии духу тружеников. Вмешательство духа другого народа в лице экономического и силового захвата может не соответствовать духу народу, которому, как это не парадоксально,  всё равно на какого «пахать».
-    Получается, что слово «пахать» в случае гармоничной Конституции теряет смысл.
-    Это верно. Я сказал для контраста того момента, когда «свои»   вышли из категории созидателей в нахлебники. Вот тогда безразлично на кого пахать.
-    А как быть с патриотизмом.
-    Оставим пока патриотизм для последующего. Посмотрим на сегодняшние факты. Доллар США берут с удовольствием, хотя с патриотических позиций нужно упрямо служить рублю. Но доллар он не сам по себе. С таким же успехом можно было брать йену или песу. Разница в экономической силе. Здесь наглядный пример. Достаточно было надстройке стать  нахлебниками, как народ им изменил.
-    Интересная трактовка измены.
-    Изменой во время Отечественной войны считали не факт преступления, а степень отклонения от духа своего народа. Правительства тогда  и армия ещё не скомпрометировали себя и не перешли в ранг нахлебников. Если бы завоеватель пришёл тогда, когда был бы  уже нанесён удар по своему народу правительством и силовыми структурами, то никто бы грудью на пулемёт не ложился и под танки с гранатами не бросался. Такая страна обречена. Если к тому же завоеватель идёт в гармонии с созидательным процессом народа, который он завоевывает, то народ будет встречать завоевателя с цветами. Начиная с Горбачёва, народ ощутил гнёт «своих». Это ещё народ не знает о тайном геноциде. Но уже этого хватило, чтобы в виде «цветов» появились доллары и товар, который по качеству хуже отечественного. Это и есть экономические «пули». Как видишь страну можно завоевать так, что народ будет тому рад. Это плавный захват стран.
-    А вы говорили о войне.
-    Война бывает только тогда, когда сталкиваются два равнозначных противника на одной и той же базе.
-    Теперь мне понятно, почему учинили войну Германия и СССР в 1941 году.
-    Да, Германия в мягком режиме революции вошла в фазу наращивания материального базиса силы. Если ты знаешь историю, то заметил, что самым глубоким фундаментом был идеологический взлёт и дух германского народа. Тоже самое, но после болезненной революции, было и в СССР. Оба государства оказались равными и по духу подъёма в народе и по результату этого духа в виде технической силы. Наступила мера. Мерой является несоответствие двух Конституций. Однако если помнишь народ Австрии встретил германские войска с цветами. Это есть тот случай захвата, когда Конституция Австрии вошла в противоречие с созидательным духом австрийского народа.
-    Я смотрел Конституцию Германии. Она очень похожа на Конституции других стран.
-    Когда-нибудь ты познакомишься с Основами многополярности. Достаточно в систему ввести дополнительный элемент, или убрать всего лишь один элемент, как свершится одно из двух: или система погибнет, или войдёт в гармонию. Гибель системы отношений обеспечивается тем, что новый элемент по функциям исключает неконфликтное взаимоотношение. Сохранится система только в том случае, когда функции после дополнения или изъятия элемента войдут в гармонические взаимосвязи. Гармоничность означает не конфликтность. Однако особо подчеркну, что система от этого резко меняется. Прочитай внимательно новую Конституцию России. В ней заложено противоречие. Это и есть тот симптом, когда или Конституция развалит страну за счёт этого конфликта, или придётся Конституция менять.
-    Где наличествует это противоречие?
-    Я чувствую, что ты вырос в народной среде.
-    Да. Я из деревенской глубинки. А как Вы это заметили?
-    По созидательности в характере. Поэтому я сразу доверился тебе, зная, что у тебя обязаны быть благородство, честность, порядочность, патриотизм и совесть. Это легко высчитать, видя каким духом ты наполнен. Поэтому, если ты будешь читать Конституцию Российской Федерации только с позиций созидательного духа, ты тут же обнаружишь вставки, идущие от ума. Так я тебе предлагаю домашнее задание. Если помнишь, Конституция пишется по непроявленным законам тружеников и созидателей, а законы пишутся на случай нарушения принципа единения. То есть законы находятся за гранью созидательности и в них речь только о наказаниях. Наказание это не созидание. Наказание помнится не позитивным, отрицательным естеством. Поэтому они противоположны и несовместимы. Ум и занимается законами. Для ума не проявленные  законы жизни народа не по его возможностям. Введённый в Конституцию элемент ума, разрушит её или такая Конституция предназначена для народа, которого нет.
-    Хорошо бы рассмотреть моральное старение армии.
-    Можно опять вернуться в истории народов. Незримо прошли те этапы предыдущих циклов, когда силой являлись не военные, а, например, долг и честь. Человек мог покончить собой, поняв, что повредил своей чести, то есть совершил бесчестный поступок. Для таких не нужна гильотина. В чём тут дело?
-    Понятие чести относится к моральным категориям.
-    Были ли такие понятия у хлеборобов или пастухов?
-    Нет.
-    Почему?
-    Трудно сказать. Это касалось…
-    Интеллектуалов. Поставлю вопрос иначе. Нужны ли категории морали и чести созидателю? Так ты ответишь на вопрос, почему труженику не нужны подобные понятия.
-    Получается так. Догадываюсь, что через понимания кристаллизуется фундаментальные категории. К ним и относятся элементы морали, чести, долга, порядочности, добросовестности.
-    Понятие – это удел только интеллекта. Смени интеллектуальную базу и тут же мораль изменится. Отсюда возникает более глубокая тема: в каком соотношении находятся интеллектуальные понимания с духом народа?
-    Тема почти что из литературы и искусства.
-    Заметил. Бывают моменты, когда начинается спор о том, что в народе нет благородства. Те из спорящих, у которых есть совесть, долг и честь, соответствующие созидательному процессу, увидят, что простой народ не афиширует эти категории потому, что живёт ими как само собой разумеющимся. Почему?
-    Логика простенькая. Можно идти от обратного. Если у надстройки понятие чести и долга будут против, то кто их будет кормить.
-    Вот так и происходят болезненные революции. Когда интеллектуальные понятия оторвутся в своих обобщениях в виде долга, чести, порядочности от само собой разумеющегося моральными категориями народа, то народ сбрасывает с себя дармоедов. А теперь вернёмся к моральному старению армии. Здесь заложены два аспекта: долг и честь, с одной стороны, и созидательность, с другой.
-    Но Вы говорили о том, что армия не всегда представляется военными.
-    Это верно. На сопоставлении с нашим понятием армии, как технических средств, я привёл пример не менее сильной «армии» из той фазы, которая будет очередной даже после экономической «армии». Это ещё впереди. Но в циклах истории три базовых вида «армий» заметить не сложно.
-    Значит, армия морально стареет за счёт созревания другой армии?
-    Я не случайно взял в пример вообще «незримую» армию в виде морали и чести. Это сделал я для контраста. Когда в базе стоит первая фаза технического вида, то силой являются правоохранительные органы. Они и есть исполнители власти. Когда наступит момент экономического базиса, то силами будут банки, а солдатами будут банковские служащие. Когда наступит ещё одна следующая фаза, то силой станет моральные и этические формы, когда слово уже является гарантией.
-    На примере дерева и на очереди появляющихся цветов понять легко. Трудно отказаться от привычек мышления.
-    На первой базовой ступени техническое оснащение тоже требовало своё мышление, своё искусство, свою идеологию.
-    Мыслительной силой была инженерная мысль. Что ляжет в основе нового базиса?
-    Инженерная мысль всецело лежала в механике. Механика машин, механика вооружения, механика тяжёлого производства и даже авиации. Уже теперь можно заметить, что инженерная мысль круто изменилась. Она плавно перешла на базу сложных систем. Это чётко соответствует новой фазе.
-    В чём это наблюдается?  
-    Лучше всего это заметить на искусстве, которое отображает фазу. Искусство прошлого этапа поднимала дух силы, напора, стойкости, выносливости, горделивости. Такому духу соответствовала и техника. Героика воплощалась в механизм. Искусство соответствовало тому в музыке. Песни были подъёмными и вызывали энтузиазм. С уходом фазы стало меняться искусство и характер населения. Новая фаза отобразилась в интересах к многообразию. Теперь слова «большой», «великий», «много» являются слишком скудными. Их заменяют слова «красочный», «гармоничный», «изящный», «элитный», «эксклюзивный». Разносортица и многообразие требуют сложной взаимосвязи. Вот так незаметно формируется сложные интересы и соответственные тому системные инженерные понимания. Поэтому понадобился новый инструментарий. При хорошем разумении компьютерную технику можно было высчитать за долго до появления самих компьютеров.
-    Следовательно, можно высчитать очередной базис?
-    Об этом сейчас рано. Пока могу сказать только то, что сложные системы делают шаг в приближении к Человеку.
-    Приближение полагает относительно чего.
-    Техника моделирует собою опорно-двигательную систему Человека.
-    В каком смысле?
-    Экскаватор – это усиленная мышца. Трактор – это тоже усиленные мышцы. Автомашина ускоряет принцип движения.
-    Что отражают сложные системы?
-    Функциональную, физиологическую сложность и биохимические процессы организма.
-    Попробую догадаться. У меня получается, что в инженерную мысль попадает биофизические и биохимические процессы.
-    Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы увидеть повышение в это направление внимания. Например, генетика, генетическая инженерия. Они соединятся со сложным «мышлением» инженерных  программ.
-    Трудно отследить схожесть между государственным телом и характером инженерного мышления. Поясню. На первом этапе, как Вы говорили, хорошо просматривалось соответствие искусства и техники по духу. Как заметить это в сегодняшнем искусстве.
-    Прежде всего, музыка перешла в совершенно другое звучание. Электронные эффекты украшают музыку так, что она, будучи даже примитивной, воспринимается красочно. Осталось дело зарождением талантливых к таким возможностям композиторов. Если убрать патологию в кино американского мордобоя, то можно заметить и сочность красок и сложность многообразных тем. На такую возможность, возможно, родятся соответствующие таланты  режиссёров и сценаристов.
-    Вы всё время говорите о возможном. О возможных композиторах, о возможных режиссёрах, о возможных художниках.
-    Фаза, ведь, только начинается. А в предыдущей фазе мы знаем в её полноте. Когда она начиналась, песни тоже были примитивные, и кино было примитивным, и живопись была примитивной. Ароматы в парфюмерии тоже были примитивные. Так и теперь. Пока мы слышим примитив, смотрим по телевидению примитив, слушаем примитив речей.
-    Речи – это из области мышления. Выходит, что мышление тоже будет меняться?
-    Обязательно. Оно будет меняться не от того, что кто-то сейчас сидит и усиленно мозгует. Оно вынужденно меняться из-за сложности социальных отношений на экономическом базисе. Конечно, идут потери удалением от человеческого фактора.
-    В каком смысле?
-    В том же самом, в каком я говорил и раньше: интеллект противоположен непосредственному восприятию. В непосредственное восприятие вложены все наши эмоции. На красоту зрение реагирует без размышления. На гармонию слух реагирует без осмысления. Ароматы мы вкушаем не задумываясь. Как только вы будете размышлять о содержании зрения, эмоция тут же уйдёт. Можно рассказывать о музыке, но самого процесса наслаждения музыкальным произведением не будет. Итак, ум выталкивает из сознания эмоцию. И наоборот, эмоция останавливает мышление.
-    Получается парадокс: развитие Человека против самого Человека.
-    Слово «против» не уместно. Идёт преобразование. Для усиления интеллекта путём его усложнения потребуется сперва усиление органов восприятия, а затем и усиление качества Человека. Только этим можно создать гарантию, что ум не погубит человека. В прочем это не ново. Любой перекос опасен, но именно перекос даёт заказ и является шансом развития человека.
-    Как понять усиление восприятий?
-    Это не нужно понимать. Это можно наблюдать. Появился неожиданный спрос на обливание холодной воды тела по утрам. Это усилитель на осязание. Появился спрос на втыкание игл. Появились нюхательные и визуальные усиленные раздражители. Случайного ничего не бывает. Но всему есть мера.
-    Это понятно. Вместо иглы гвоздь не воткнёшь. Воду холоднее, чем снег не сделаешь. Но что дальше?
-    Дальше следует смена самой сущности восприятия, но об этом сейчас не время, а то получилось, что мы начали с морального устаревания армии, затем инженерной мысли, затем мышления как такового и дошли  до необходимости спасать себя от развития.
-    Я не вижу в том разорванного понимания. Всё это я воспринимаю в одном комплексе.
-    Не каждому такое дано. Одни идут инстинктивным увлечением и ищут усилители. Другие идут к тому с осмыслением. Так или иначе, процесс движется целостной волной. Заслуга тех, кто идёт через осмысление в том, что вероятность попасть в перекосе в патологию меньше.
-    Можете привести пример?
-    Конечно. Кто-то начал обливать себя холодной водой и ему похорошело. Он не соображает, что использует усилитель по воздействию на осязание. Из линейного мышления следует «чем больше, тем лучше». Это остаток от предыдущей фазы и он принесёт свой негатив. Чрезмерность вызовет заболевание. Речи нет о простуде. Усилитель – это последний и переходной момент от старой фазы. Он должен быть временным. Такое надо понимать.
-    А что дальше?
-    Дальше должно быть снятие.
-    Что это такое?
-    Я использовал термин Гегеля, хотя сам уточняю, что одновременно должен произойти сброс. Этот термин понять проще. При сбросе происходит отказ от всех предыдущих функций, методов, приёмов, пониманий.
-    Сам отказ понятен. Но получается за этим пустота.
-    Очень хорошо подмечено. Новое не может пониматься. Если новое имеет понятие, если его можно объяснить, то это- вариант старого. Новое рождается из качества, а не из мышления. Это единственный ход.
-    Какое качество предваряет новое?
-    По-моему об этом мы уже говорили. Сперва идёт романтическое не целевое увлечение. Если такое произойдёт по обоснованию ума, то человек лишится гармоничности, то есть попадёт в патологию. Естественное влечение передаётся в органы восприятия. Их шесть. Тело побуждается к действиям. Зрение ищет красочность, соответствующею фазе. Слух выбирает сочность и сложность. Осязание нуждается в многообразии воздействий и при этом получает удовольствие. Обоняние вкушает и жаждет многообразных ароматов. Вкус приобретает аппетит; но перловой каши будет не достаточно.
-    Трудно вообразить такое начало в массе народа.
-    Обычно этот процесс идёт незаметно. Уже во времена Брежнева люди незримо проявили интерес к многообразию ценностей.
-    Это я помню.
-    Поэтому никто не замечает качественное преобразование. Его можно осмыслить лишь по свершению.
-    Получается несоответствие, ведь осмысления нет.
-    Не дай бог, если в ходе процесса вмешается интеллект.
-    Почему?
-    Интеллект, то есть инструмент знаний, всегда вчерашний. Он может использовать лишь прошлый опыт. Сперва идут качества. Они вне понятий. Затем идут события. Они представляют разнообразные факты. Затем в фактах наблюдается один и тот же стиль. Только после этого устанавливаются закономерности.
-    Всё как по сценарию.
-    Даже этот сценарий представляет собой наблюдение постфактум. Но такое интеллектуальное построение отличается от фазового интеллекта.
-    Как это понимать?
-    Интеллект фазы связывает нитью факты самой фазы. Именно таким образом происходит закрепление этой фазы. Если этот вид интеллекта не отпустит фазу при её окончании, то вместо созидательного, он тут же превращается в разрушительный. Так заболевают государства и конкретные люди.
-    А чем отличается интеллект другого вида?
-    Интеллект, отпускающий фазу, отличается отречением. Это характерно для людей, которые знают, но качество влечения перебивает у них рационалистические поступки. Другой вид интеллекта охватывает наблюдение больших циклов, куда входят содержание многих фаз и наблюдение различающихся качеств.
-    Что-то наподобие истории?
-    В истории есть факты, но нет качеств. Этим она всегда будет оказываться в состоянии бесполезности.
-    Почему?
-    Каждый заметит, что новая фаза трактует одну и ту же историю себе в угоду. Так история превращается в разновидность интеллекта данной фазы.

*                                     *

*
-    С тобой хочет встретиться банкир, - подошла ко мне Татьяна. – У него какие-то проблемы. За встречу он предлагает сто долларов.
-    Неплохое начало. Я согласен.
-    У меня достаточно серьёзный бизнесный вопрос, связанный с банковским делом, - представился Пётр Ушанов.
-    Слушаю.
-    Речь идёт о трёх с половиной миллионов долларов. Ситуация сложилась так, что за эти деньги началась борьба. Мне, естественно, идёт угроза. Как быть?
-    Скажу однозначно. Деньги нужно отпустить.
-    Сумма уж больно крупная.
-    Я даю рекомендацию из сложившейся ситуации с учётом перспективы. Сейчас произошёл этап грабежей народа. Каждый из вас мнит, что это уже узаконенные деньги. Но вскоре всё будет иначе. Награбить «законно» деньги не составляет теперь труда. Ельцин узаконил разграбление, и условия этому создал Горбачёв психологической инфляцией. Всё катит, как по маслу. Однако всему есть мера. Как натянутая струна откатывает назад, точно также наступит момент более серьёзный. Награбленное должно стать на службу государству. Только в таком случае оно станет законным. Вот это и будет будущим натуральным этапом.
-    Получается, что мои деньги ещё не мои?
-    Именно так. Все взятки, делёж, махинации, манипуляции, банковские изощрённости представляют собой хаос, пока не имеющий отношение к государственности. Идёт своего рода внутри банковский рэкет. Ты попал в ситуацию рэкета.
-    Образное выражение.
-    Этот рэкет отличается тем, что он вписался в узаконенные грабежи. Любое вмешательство со стороны государства теперь, не исправит положение. Я же даю совет на будущее. Сейчас ты сохранишь себе профессиональный опыт, психическое здоровье и чистую будущность. Это и есть жизнь. Никакими деньгами утраты подобные потом не компенсируешь.
-    А можно по точнее.
-    Через пару лет государство начнёт «причесывать» всех мнящих сейчас, что это их собственные деньги. Это и будет ход к справедливости. Начнётся буза уже в среде иерархов. Чем скорее и чем раньше кто-то это поймёт, тем полезнее государству он будет.
-    А как быть с личным интересом.
-    Это и будет личный интерес. Остальные, не вписавшиеся, будут раздавлены. Иные потеряют свои нервы в процессе «отмазывания» себя от обвинений вне законных «махинациях».
-    А если нет махинаций?
-    Ты меня удивляешь. Ты же экономист по образованию. Каким образом без махинаций можно заработать в течение нескольких лет даже сто тысяч долларов?
-    Существуют законные операции.
-    Это так кажется. Закон поставлен так, что если следовать каждому его пункту, то любой производитель или банкир обязан разориться.
-    Почему?
-    Государство находится в больном состоянии. Это означает, что производство деградирует. Потребитель упирается изо всех сил, чтобы не только не уменьшить потребление, но и увеличить его в связи с рыночной экономикой. Теперь вопрос, откуда при всеобщем падении, у кого-то появится увеличение?
-    Кто-то должен обнищать.
-    И этому есть мера. Кроме того, опять пухнет армия нахлебников. Они тоже садятся на плечи производителей. Нахлебники тоже в законе. Так получилось, что воров в законе оказалось избыток в сравнении с производством. Следовательно, для оздоравливания государства будет неизбежным какую-то часть воровства объявить вне закона. Дальше всё будет таким же законом, как и сегодняшнее воровство.
-    Так кто же подпадёт под эти репрессии?
-    Репрессиями это называть будет несправедливо. Попадёт тот, кто из-за лёгкой наживы возомнит о себе и поставит себя в противостояние принципу государственности.
-    Хорошо. Я такие крупные деньги отпущу. Что мне делать потом?
-    Сначала отпусти, а потом поговорим опять.
Прошло около года. В течение этого времени Пётр присутствовал на моих популярных лекциях и ходил на практические занятия. Вёл себя крайне скромно. Так что я даже не знал, отпустил он три с половиной миллиона или нет. Однажды он опять предложил сто долларов за встречу.
-    Побольше бы таких, -  пошутил я, - всё «пахать» пришлось бы меньше.
-    Я отпустил те деньги, - сказал Пётр, - хотя признаюсь честно, очень переживал, а иногда и жалел, что совершил этот поступок. Теперь я сижу на жалких остатках. Как мне быть?
-    Не считай, что все ваши хаотические махинации шли вне поля зрения со стороны государственных органов. Честность и профессионализм чем дальше, тем больше будут в цене. Пока пребывай в своих кругах. Жди, вскоре тебе дадут назначение. Самое главное, получив назначение, не искусись  на взятки.
Прошло ещё время. Пётр опять испросил аудиенцию за сто долларов. Всё это время он ходил на лекции. Одновременно посещал курсы по банковским «реанимациям».
-    Мне предлагают возглавить банк в Твери.
-    Выгодное предложение.
-    Я москвич. Квартира у меня в Химках. Тверь- это периферия.
-    А что тебя смущает? Если профессия доставляет удовольствие, то какая разница, где ты будешь ночевать. Более того, вместе с  тремя миллионами, ты освободился от жены.
-    Ну, что ж я приму предложение.
-    Только обязательно помни: выполняй работу со вкусом и добросовестно. Не бери взятки.
-    То есть, изолироваться от них?
-    Ни в коем случае. Люди – это среда, зреющих отношений. Общайся. Наблюдай. Разве в этом обязательно давать и брать взятки?
-    А что потом?
-    Ты сначала выполни всё, что я сказал, а там поговорим.
Прошло ещё некоторое время. Пётр опять попросил аудиенции и опять предложил сто долларов.
-    Теперь можно и бесплатно, - сказал я Татьяне, а то не удобно как-то. Я брал у него деньги не ради денег. Это была проверка на серьёзность отношения ко мне. Эту серьёзность он доказал. А деньги я заработаю писательским трудом и лекциями.
-    Мне опять предложили возглавить Мост-банк, но уже в Москве.
-    Неплохое предложение. Это место политическое. Тебя ставят на исполнение государственных обязательств. Значит, тебе доверяют.
-    Неужели, всё это плановое?
-    НЕ следует делать незаслуженный комплимент различным службам. Плановости никакой нет. Идёт естественный процесс. Гусинский оказался тем самым «иерархом», у которого не хватило таланта ощутить, что в государственной системе деньги должны служить народу.
-    Разве банк не служит государству?
-    Правительство необходимо для того, чтобы всё увязывать в единый комплекс. У правительства есть информация с тех областей общественных надобностей, которое для Гусинского безразличные.
-    Помню, об этом Вы говорили ещё в нашу первую встречу.
-    Это только начало. Всех, кто возомнил о себе, будут «причесывать» по порядку.
-     А как будет с Мост-банком?
-    В конечном итоге, Гусинский наткнётся на правовую стенку. Будет шумиха точно таких же как он. Кто-то на этом поживится. Кто-то на этом проиграет. Но в итоге, Гусинский, если ему хватит ума, сбежит за границу.
-    В чём моя роль? Мне никто не даёт указание дальнего вида.
-    Они и сами не знают. Зато я тебе скажу. Твоя роль сведётся к тому, чтобы благополучно похоронить Мост-банк. Поэтому не оступись. Теперь ты между двух огней.
-    Каких?
-    С одной стороны, тех, кто «законно» награбил, скопилось очень много. В их руках сила денег и огромная возможность купить даже депутатов. Они могут купить и киллера. Поэтому с ними веди культурные отношения. С другой стороны, государственные интересы. Деньги тут хилые, но сильны силовые структуры. Вот и выбирай. Возможно, что тебе будут предлагать деньги и взятки крупных размеров. Если искусишься, то в глазах государства ты себя зачеркнул. Тогда бери в очень больших размерах, так как тебе останется сбежать за границу вместе с Гусинским.
-    А что бы Вы выбрали?
-    Между деньгами и народом?
-    Понятно.
-    Однако помни, что тебе прямых указаний на то, чтобы ты похоронил Мост-банк со стороны правительства не будет.
-    А как же ориентироваться? Ведь будет длительный процесс. Каждый день нужно общаться и вести банковские дела. Общаюсь я как раз с теми самыми, кого Вы называете грабителями.
-    О верности твоих ходов, мы узнаем по твоему здоровью.
-    Не понял.
-    Я разве тебе не рассказывал про секретные СС? Если ты будешь нужен государству, то твоё здоровье никто подрывать не станет. Если ты сделаешь промах, то тебя тут «угостят» химическими соединениями и вирусами.
-    А если СС подкупят те, кто имеет большие деньги?
-    Это возможно в мелком бизнесе. Мост-банк – место крупной политики. Это пробный камень. Опыта такого в государственной системе ещё нет. Вплоть до Путина такие точки будут тщательно контролироваться. При удачных твоих делах в здоровье твоём государство заинтересовано.
-    Они, что уже решили похоронить Мост-банк?
-    Нет. Всё находится в процессе. Цель они такую не поставили. Никто ещё не знает, как поведёт себя Гусинский дальше. Предположим, что у Гусинского проснётся совесть. Какой тогда смысл, хоронить крупную единицу единой банковской системы. Центробанк не справится в одиночку с государственными задачами. Но Центробанку не нужны независимые княжества. Они вредят единой системе распределения государственного потенциала.
-    Но Вы уже сказали, что Гусинский сбежит.
-    Я слишком хорошо знаю  людей. Тебя я проверял деньгами и твоим поведением. Не в комплимент тебе будет сказано, но ты оказался исключением. Остальные вцепятся в деньги так, что для них это будет последний и единственный бой.
Так всё и произошло. Пётр был в недоумении от моих прогнозов. Не заметно банк угасал по «естественным» причинам. Огромная сеть Мост-банка со служащими оказалась вне использования в государственных интересах. Это специалисты. Вины за ними никакой. Они получают свою скромную зарплату. Терять их не выгодно для государства. Пётр пришёл ко мне.
-    У меня созрела идея заняться реанимацией таких банков как Мост.
-    Хорошая идея и для государства полезная. Кроме того, теперь очень много гиблых предприятий. С двух сторон их разорение не выгодно. С одной стороны, это рабочие места. С другой стороны, это готовые здания, техника и точки по производству.
-    Надо это хорошенько обдумать.
-    Обдумывай, но сейчас тебя никто не поймёт
-    Почему?
-    Всё идёт по очереди. Сейчас тебе нужно будет уйти из Мост-банка своевременно.
-    Что это означает?
-    Последний делёж самый страшный. Даже телевизор или компьютер из твоего кабинета должен кому-то достаться. Активизируются все, и даже сотрудники. Будут подсматривать друг за другом. Будут стараться урвать себе хотя бы кусочек. Почувствовав гибель банка, активизируются те, кто с ним завязан. Этот могут быть как банки, так и производители. Без грязи там не обойтись. А основную роль ты уже выполнил. Поговори с руководством из Центробанка.
-    На месте всё оказывается значительно сложнее.
-    Это из-за того, что сейчас идёт формирование банковской системы. Как только она войдёт в единую сеть государственных интересов, все сложности взаимоотношений прекратятся.
-    Очень похоже на номенклатурные отношения.
-    Так оно и есть. Сейчас идёт отсев людей. Затем они станут плотной сетью отношений  друг с другом. Такая сеть отношений будет виться по иерархической лестнице. Но это потом.
-    А что ожидать в ближайшее время?
-    Всестороннее «причесывание».
-    Кого?
-    Всех: телевидение, производства, администрацию… дойдёт и до искусства.
-    Очень похоже на диктатуру.
-    Не будь наивен. Там, где есть иерархическая структура, диктатура обязана быть. В варианте России тем более.
-    Почему?
-    В новый этап Россия вошла в больном государственном теле. Вопрос теперь о другом. Будет ли найден ход выздоравливания?
-    А как Вы считаете?
-    Я по духу оптимист, но не фанатик. Само не придёт.
-    Что будет, если государство не выздоровеет?
-    Ничего особенного. Экономическая война будет проиграна. Всё остальное, в том числе вооружённые силы, будут служить идеологии более сильного государства, например, США.
-    То есть подчиняться.
-    Никогда подобные захваты не выглядят как подчинение. Всегда сохраняется видимость самостоятельности. Должен тебе сказать, что частично эту войну Россия уже проиграла. Самым главным базисом является идеология. Козьма Прутков говорит: «Зри в корень».
-    Как Вы это замечаете?
-    Самый тонкий момент – это психология настроения. Грубее это отражается в искусстве.  Посмотри, российские фильмы ставятся под «американскую дудку». Ещё грубее выражаются приёмы, методы общественных отношений. Например, Россия пьянствует, а борется с наркоманией.
-    Это заметить легко.
-    Насильственную идеологию можно заметить даже в рекламе. Например, рекламируется жевательная резина, а на деле навязывается образ поведения.
-    Это тоже заметно.
-    Вот это и есть захват таким «обжиманием» государства со всех сторон, что дальше можно исполнять на нём все свои интересы. Останется только видимость самостоятельности. Сейчас переломный момент.


4.2. Религии.

-    Как Вы смотрите на роль религии, особенно теперь? - спросил я отца Никодима.
-    Мне думается, что теперь настало возрождение.
-    Я заметил, что Вы с удовольствием проводите здесь встречу для молодёжи. Кроме того, проявляете огромный интерес и живость. А где Ваша настоящая база?
Мы сидели с отцом Никодимом в углу небольшого коридора, чтобы никому не мешать. На этой встрече я только что провёл популярную лекцию и был перерыв. В зале ещё о чём-то горячо спорили,  другие выходили, переговариваясь.
-    Ленский возомнил, что в многополярности разбирается только он, - сказал высокий, худощавый парень.
-    Не очень Вас чествуют, - пошутил отец Никодим.
-    Вам будет проще.
-    Отчего же?
-    Существует инстинктивное раболепие перед религией.
-    Может быть так и надо. Должен быть страх перед господом.
-    Вы не ответили на мой вопрос по поводу Вашего базового положения?
-    У нас маленькое производство в Алтае. Я заведую поставкой свечей и всей нужной надобности, которую может производство с пасек.
-    Иными словами, Вы – главный пасечник.
-    Если Вам так удобнее, но чувствую, что Вы говорите это специально.
-    Это верно. У меня, отец Никодим, своё отношение к религии. То, что Вы являетесь пасечником, меня обрадовало. Не люблю дармоедов. А как Вы оказались в Москве?
-    Вызвали в патриархию.
-    Вот Вы сказали о страхе по отношению к господу. Вы не находите, что это никак не согласуется с учением Иисуса Христа?
-    От чего же?
-    Любовь не совместима со страхом. Это два противоположных качества у человека. Они не совместимы. Любовь поворачивает человека на контактность, общительность, доверие, уважение. Напротив этого – страх. Страх вызывает защитную реакцию. Человек замыкается, Становится недоверчивым, критичным. А Иисус упрекает апостолов за наличие у них сомнений.
-    Вы, уважаемый, спутали отношение мирян друг с другом и отношение мирян с господом.
-    Позволю себе подойти к этому чисто по человечески. Вот живёт человек. Мирские дела тренируют определённые свойства. Когда он был ребёнком, то у него же был какоё-то комплекс свойств, по которому он развивался и рос. Затем происходит урон части из этих свойств. Оставшаяся часть способствует неудовлетворёностям, страданиям и болезням. Теперь вопрос: где человек будет компенсировать утраченные свойства.
-    Для меня вопрос несложный. Нужно обратиться к богу.
-    Вот мы и нашли общий язык. Тут я с Вами, отец Никодим, наверное, и помогу себе разобраться. Часть свойств, которые каждодневно упражняет человек, ведёт его к утратам. Однако это потом. В детстве он был гармоничен, иначе не имел бы радостных эмоций. А это крайне существенно.
-    В каждом заложена искра божья.
-    Пусть будет так. Но вот произошла потеря. Даже апостолам Иисус приводит в пример дитя. Выходит, у апостолов тоже не всё было в комплексе. Но я веду к другому. Утраченную часть свойств берётся восстанавливать церковь. Страхов в жизни и так хватает. Стоит ли добавлять и усиливать это свойство.
-    Кажется, я понял, куда Вы клоните, - сказал отец Никодим.  – Вы сводите всё к человеческому.
-    Я человек. Кроме того, нет религии для лошади или для собаки. Наверное, никто не написал святое писание и для ваших пчёл. Получилось, что религия только для человека. Для меня это принципиальный вопрос. Человек обладает конкретными качествами. И ничего иного, кроме ожидания дополнительных возможностей у него нет. Но даже это ожидание чисто человеческое и принадлежит одному из качеств. С этих позиций мне просто смотреть на религию.
-    Вы не учитываете волю господа.
-    Не только я, но и ваши прихожане не в состоянии учесть то, что не почувствовать, не выразить, не способны. Другое дело, если они что-то почувствуют. Нет спора. Необыденное восприятие они не в состоянии выразить ни единым словом. Однако страх чётко конкретное известное каждому качество. Может быть в религии, что-то иное подразумевается под этим словом.
-    Страх перед господом – это уважение и почитание его.
-    До степени страха?
-    До беспредельного почитания.
-    Это несколько меняет дело. По качеству в человеке это называется раболепие. В данном случае, это выглядит так.
-    Вы опять спутали мирские отношения с отношением человека с господом.
-    Если бы мы с Вами говорили о разных качествах, то я с удовольствием согласился бы. Предположим, Вы сказали бы так: обыденному человеку присуще некоторые эмоционально-психические состояния. Однако религиозному человеку присущи сверх того совершенно другие качества в виде эмоционально-психических переживаний.
-    Не стану лукавить, такое может быть и есть у святых.
-    То есть, сами Вы на святость не претендуете?
-    Упаси меня бог приписывать то, что мне пока ещё не дано.
-    Следовательно, Вы не претендуете на отличающиеся особые качества.
-    Выходит, что так. Может быть, прихожане имеют такие свойства?
-    Как знать.
-    Может быть, служители церквей являются святыми? Я это говорю, подводя Вас к парадоксу: если прихожане святые, то кто тогда служители?
-    Понимаю.
-    Иисус Христос ведёт путём понимания через притчи, но всё же требует веру. Вера – это не умственное понимание. Если бы можно было к качествам через ум, то за две тысячи лет от рождества Христова, святых было бы уже столько, что на земле воцарила любовь и взаимосогласие. Все знают интеллектом, но никто не получает качества.
-    По Вашему выходит, что от познания нет пути к вере.
-    Разве это моё мнение. Это факт по прошествию двух тысяч лет. Но вернёмся к качествам. Итак, церковь берётся воспроизводить качества утраченные. Для того чтобы предложить необычные качества, служители сами должны ими владеть. В таком случае они святые.
-    Они несут голос божий. Не обязательно быть святым.
-    То есть говорят о том, о чём сами не ведают.
-    Они несут святое писание.
-    Итак, они надеются на то, что через интеллект, то через знание святого писания у кого-то из прихожан произойдёт одно из двух: или возродятся утраченные эмоционально-психические радости, или появится к тому дополнительное восприятие.
-    Получается, что так.
-    Значит с прихожанами они на равных.
-    Да.
-    Почему в церкви иерархия?
-    Так завелось с давних пор.
-    Это противоречит учению Иисуса Христа. А теперь вернёмся к качествам. Церковь берётся возрождать качества, то есть там должны быть мастера не слова, а знатоки качественных состояний человека. Выходит, что кроме страха, не обходимо вызывать чувства счастья, любви, одухотворённости, таинственности, ожиданий, милосердия и другие. Вот я пролистал не давно молитвенник. И что же я вижу? Везде ярко выраженное попрошайничество.
-    Просите и Вам дано будет.
-    Да, это слова Иисуса. К кому они относятся? Есть два противоположных качества у человека. Личностное и радование за всех. С позиций личностного получится, что не дай бог молитва исполнится. Исполнение личного желания может быть только путём ущемления желаний других. Но нужна ли молитва тем, кто уже душою повёрнут во имя других людей с отказом от себя?
-    Каждый берёт своё. Молитва нужна ещё и как напоминание. Напоминают, когда нет. Если я уже в чувстве любви, зачем мне напоминать о ней. Вот и получается, что призывают тех, кто живёт только для себя. Это аннулирует весь молитвенник.
-    Почему?
-    Повторю. Если кто-то уже в счастье и любви, то напоминать ему нет смысла. Тот, кто не имеет подобного, тот молит лично для себя. Так устроен человек. Одно исключает другое. Но есть ещё один очень серьёзный момент: можно ли призывом вызвать положительную эмоцию?
-    Думаю, что можно настроить. Человек будет помнить о добре и не станет вершить зло.
-    Из опыта поведения людей известно, что словами можно вызвать эмоцию отрицательную. Например, разозлить человека, обидеть человека, испортить ему настроение. Однако не свойственно словами вызвать счастье, любовь, одухотворение, истинную веру. Читающих много, следовательно, давно бы все ходили влюблёнными.
-    Честно признаюсь, я на эти темы не думал.
-    Но ведь именно церковь берётся за возрождение качеств человека. Получается, она берётся за то, о чём сама не ведает.
-    Не имею прав отвечать за всю церковь. Я могу говорить только относительно самого себя.
-    Я говорю о человеке вообще. Святых я уважаю, но среди служителей их не вижу. Вот и получилось, что человеку податься, кроме как в церковь на спасение себя не куда. Церковь в это время «накачивает» прихожан обыденными качествами худшего варианта, то есть отрицанием, страхом и раболепием.
-    Так Вы против религии?
-    Коронный ход любого служителя церкви. Как только ему что-то не нравится, так сразу же прикрывается именем господа. Вот это и есть от лукавого!
-    Все мы грешные.
-    В Евангелие на это не указывается. Но мы пришли к чёткому различению между знанием и верой, то есть между словом и качеством. Церковь берётся за качество, которое глубже, чем качество, за которое берётся искусство. На деле я не встретил ещё ни одного служителя из разных рангов, который в своём назначении хорошо бы разобрался. Не удивительно, что Лев Николаевич Толстой, выступая за учение Иисуса, был отторгнут от церкви. У меня к Вам неожиданный вопрос.
-    Говорите, Василий. Я отношусь к Вам с уважением.
-    Прежде чем задать вопрос, удовлетворённо замечу, что ответом этим уже подтвердили себя как христианин. Любите врагов ваших и молитесь за них…
-    Слушаю Вас.
-    Что будет, если сейчас явится Иисус Христос? Как поведёт себя церковь? Как они обнаружат, что это Иисус? Не окажется ли так, что его опять погонят на Голгофу и будут кричать «распни его!»
-    На распятие господа церковь не способна.
-    Но мы уже пришли к тому, что служители церкви не обладают особым даром. Фарисеи тоже служили богу.
-    Не в праве даже думать на такие темы.

*                                           *

*

Однажды я прогуливался вдоль реки. Стола прекрасная погода конца лета. Всё вокруг было насыщено благодушием. Люди проходили в мягком ненапряжённом состоянии.
-    Вы не хотели бы почитать вот эту литературу, - подошли ко мне парень с девушкой.
У них в руках было несколько брошюр. Опытным глазом я тут же определил, что это представители какого-то религиозного направления.
-    Нет, спасибо. Я уже много читал подобной информации.
-    Да, сейчас всяких много, но мы отличаемся правильной верой.
-    Правильным словом или правильной верой?
-    Правильной верой.
-    Зачем вам тогда нужна вот эта литература? Всё это слова. Вера – это качество. Вы можете без слов передать мне хоть какое-то качество?
Парень и девушка смотрели на меня удивлёнными глазами.
-    У нас Новая Церковь, - сказала девушка. – Мы видим, что другие идут неправильным путём.
-    Вера – это качество, это состояние. Вы что считаете, что есть правильное качество религиозного чувства и ложное эмоционально-психологическое чувствование?
-    Мы говорим о неправильном понимании веры, - сказал парень.
-    Наверное, я выразился не точно. Вы не услышали меня. Попробую выразиться иначе: можно ли словами вызвать любовь?
-    Можно, - тут же ответила девушка.
-    Вы хотите сказать, что достаточно прочитать несколько сонетов о любви и любовь уже тут?
-    Я это утверждать не стану, - сказал парень.
-    Значит словами качества вызвать нельзя. Можно вызвать отрицательные качества: злобу, разрежение, обиды, ненависть, недоброжелательность. Похоже, что Вы говорите о положительных качествах.
-    Кто же будет призывать к ненависти?  - подхватила девушка.
-    Я специалист слова. Имею научно-педагогический стаж. Провожу популярные лекции, выдерживаю в том конкуренцию. Пишу книги. Вы тоже уповаете на слова. Используете ли вы иные слова, чем есть в русском языке?
-    Слова те же самые, - сказал парень, -  но содержание в них другое.
-    Если слова те же самые, то остаётся лишь композиция между слов. Вы что вместо подлежащих ставите сказуемое или меняете синтаксис?
-    Кто же поймёт такую речь? – ответил парень.
-    Итак, слова те же самые, построение из слов те же самое, чем отличаются ваши письмена от уже известных?
-    Темой о правильной религии и о боге, - ответила девушка.
-    Значит, всё то же самое, только отличие содержит тема. У вас есть конкуренты. Например, православие давно уже проявляет мастерство именно в этих темах. В предыдущие века были богословы. Они также пришли к тому, что неизбежно использовать те же самые слова. Фауст в произведении Гёте размышляет над ролью слова и дела. Получается, что вы не новички в этом. Чем вы превосходите своих конкурентов?
-    Мы не собираемся ни с кем конкурировать, - резко ответила девушка.
-    Не хорошо раздражаться. Это противоречит учению Иисуса. Если я сейчас ударю вас по щеке? Свершится ли у вас от этого радость?
-    Какая радость от хулиганского поступка, - ответила она опять резким тоном.
-    Если такое написано в вашей литературе, то вы противники учения Иисуса Христа. В чём тогда содержание вашей религии? Может быть, вы проповедуете Кришну, или Будду, или Мухаммеда?
-    У нас единая религия.
-    Прежде всего, ни одна из религий мира не содержит отрицания.
-    А как мусульмане? – возразил парень.
-    Это означает, что ты Коран не читал. В Коране нет отрицания. Напротив, Мухаммед призывает к любви и на первом этапе считает мусульманами Моисея и Иисуса Христа. Он с почтением относится к Марии, матери Иисуса. По истории зарождения Ислама священное место Каабы началось с образование его Авраамом. Когда от жажды в пустыне умирал его сын Исмаил, то из-под земли забил источник Зем-Зем. Это и стало изначальным святым местом. Поэтому Мухаммед не мог отрицать Библию. Коран, таким образом, признаёт всех верующих и все религии. Мухаммед говорит: «Каждому народу дано своё святое писание». Вы предлагаете единое святое писание?
-    Мы предлагаем правильное понимание.
-    Итак, от веры мы уже ушли, так как это качество. Качество не вызвать призывами. Следовательно, любой призывающий является насильником.
-    Почему насильником, - вновь вспыхнула девушка.
-    Кто же из людей отдаст предпочтение злобе вместо любви!? Если человек способен вызвать у себя эмоцию, то он воспользуется этим и без приглашений. Вы сами можете вызвать у себя эмоцию по желанию?
-    Нет, - засмеялся парень.
-    А зачем призываете других к любви? Это безнравственно.
-    А если кто имеет любовь? – кокетливо намекнула девушка на себя.
-    Тогда он будет молчать. Любовь – это качество. Как только зазвучат слова любви, оно тут же исчезнет. Таков Человек. Итак, мы пришли к тому, что призывать человека к любви равнозначно, что считать его дураком, который не догадался сам воспользоваться этим прекрасным  чувством. С другой стороны, если человек не способен вызывать у себя эмоции, то тогда такой призыв звучит упрёком. Вот почему я назвал это насилием.
-    Никакого насилия тут нет, - опять упрямо возразила девушка.
-    Подожди,  - остановил её парень, - ты не понимаешь, о чём он говорит.
-    Теперь можем поговорить о религиях мира. Вы не первые, которые пытаются совместить несовместимое. Например, я неоднократно жил в индийском ашраме Сатьи Саи Бабы. Он тоже замахнулся на объединение религий. Если исходить из религиозного чувствования, то оно не зависит от национальности и вероисповедания. Однако в таком случае не должно быть слов и не должно быть теорий. То есть, нет «правильного понимания» религии. Однако Сатья Саи Баба то же многословит. Был я и в других ашрамах, таких как Шри Ауробиндо и кришнаитском по Вриндаване. Там подходят ближе к чувствованию и не дёргают друг друга словами. Эмоция представляет чисто индивидуальное переживание. Вы способны передать эмоцию другому человеку?
-    Нет, - ответил парень.
-    Значит, вы рассчитывает вызвать эмоцию через слово?
-    Получается, что это пока не удаётся.
-    Верно. Две тысячи лет со дня рождения Иисуса Христа используют слово, а результат сами видите какой. Итак, каждый человек обречён переживать не только религиозное чувствование, но и обыкновенную эмоцию только сам в себе. Даже рассказать он об этом, потом не сможет. Он может лишь говорить, что было очень хорошо. Вам же останется либо верить ему, либо сомневаться. Вот почему призывы к всеобщей любви являются наглым насилием. Кроме того, сам призывающий выглядит в некрасивом свете. Он заведомо ставит себя в привилигированое положение судьи. Так устроен человек.
-    Вы считаете, что единой религии не может быть?
-    Единое чувствование исключено индивидуальным переживанием. Единое понимание исключено мировоззрением.
-    Почему?
-    Вы не ознакомились с Кораном. Но я вижу, что вы не ознакомились с учением Будды. Буддизм находится с противоположной стороны от Христианства и Мусульманства. Буддизм опирается на свойство сознания, то есть на качество личностного переживания. Обратите внимание, не на внешний приход откуда-то и чего-то, а наличное состояние эмоциональных переживаний. Не противопоставляя себя Христианству и Мусульманству, они уже оказались на противоположной стороне. Как вы соедините воедино два противоположных мировоззрения. По одному мировоззрению, всё находится руках божьих. То есть в руках Творца. По другому мировоззрению, всё зависит от твоих собственных свойств, способностей, состояний. Одно исключает другое. Оно может быть объединено только в самом чувствовании. Но все чувствуют молча.
-    Я ознакомилась с восточной литературой и там нет того, о чём Вы говорите.
-    Что это за литература?
-    Её теперь полно. Многие увлекаются Востоком.
-    Количество здесь не показатель. Однажды Маяковскому сказали: «Маяковский, мы с друзьями всю ночь читали Ваши стихи и ничего в них не поняли». На это Маяковский ответил: «Надо иметь умных друзей». Восток отличается не только точкой отсчёта сознания, но и формой интеллекта. Почитайте внимательно Упанишады. Там будет сказано: «Ты есть Брахма, а Брахма это ты». Одного этого достаточно, чтобы не разделять бога от человека. Почитайте внимательно Веданту. Квинтэссенцией Веданты является Бхагават-Гита. Сознание Кришны это такая точка отсчёт, при которой все миры, будущее, сегодняшнее и вчерашнее это и есть сознание, то есть я.
-    Мы знаем кришнаитов и читали Бхагават-Гиту. Там всё выражается в отношении верующих с господом, - сказала девушка.
-    Какую Гиту вы читали? Из Махабхараты? Она содержит всего лишь двадцать страничек. А может быть, вы читали трансформацию Гиты Прабхупадой? Так там несколько томов, то есть личное мнение одного человека западного мышления. К Востоку это отношение не имеет.
-    Как всего двадцать страниц, - удивился парень.
-    Знакомьтесь с первоисточниками. Тогда вы не наткнётесь на личное мнение очередного «учителя». Вот почему вам была понятна Бхагават-Гита. Комментатор её оказался таким же, как вы по форме мышления. Поэтому подобные вам люди возликовали и решили объединить всё в единую церковь.
-    Я не могу согласиться, - вновь возразила девушка, - Религия это вера в Бога.
-    Об этом говорю и я. Нет возражений. Но слово религия вы ставите как аксиому. А религия имеет содержание. Точно также на любое высказывание можно ответить: - «Всё есть в этом мире». Этим догматическим приемом пользуетесь и вы. Он отрицает собеседника и требует безоговорочного признания. Претендующие на веру так и делают. Они говорят: «На всё есть воля божья».
-    И в чём же здесь догма, - не унималась она.
-    Здесь умом заложена аксиома: бог ставится как безграничный хозяин, творец, созидатель.
-    А кто же он?
-    Спиноза сказал однажды, что любое определение бога есть, отрицание его. Но я привел вам  в пример буддизм и индуизм. Там эту аксиому не признают. Как вы будете с ними общаться? Силой? Убеждением?
-    Убеждением, конечно.
-    Им придётся для этого поменять сой образ жизни, отказаться от многовековых традиций, сменить свои обряды, заменить ориентиры в сутрах сжечь всю литературу по эпосу.
-    К чему такие жертвы.
-    В отличие от христианства у них всё это слито воедино. Даже прием пищи имеет религиозную традицию. Индусы едят только правой рукой, и сидят только определённым образом поджав ноги; не существует одинаковой посадки у мужчин и женщин. Индусы различают не по образованию, а по варне, у нас это называют кастой.
-    Кастовая система несовместима с нашим временем, - декларировала она, - Это унижает человека.
-    Скажите, унижает профессия электронщика профессию бизнесмена?
-    При чём тут это?
-    Варна- это показатель свойств человека. Думаю, что любитель музыки не возвышается над любителем живописи, а восторженный человек не позорит сентиментального. Различать людей не по дипломам, а по свойствам и качествам и есть традиция варн. Вот мы и пришли к тому, что вы взяли на себя смелость говорить именем других народов.
-    Люди стремятся  к единой вере.
-    И опять вы говорите именем людей, с которыми даже не посоветовались. Может быть, вы себя считаете человечеством? Это модно в политике. Там козыряют именем народа. В религии этот прием не проходит.

*                                     *

*

-    Вы не хотели бы встретиться  с Виссарионом? – спросила меня женщина после лекции.
-    Наслышан о таком.
-    Да, он достаточно популярен. Он говорит, что теперь возле него опять собрались все те, которые были возле Иисуса Христа.
-    Иными словами, он выдаёт себя за Иисуса.
-    Он написал даже Новый Завет. Если хотите, возьмите почитать, - она передала мне небольшую книжку.
-    Прочитаю, с удовольствием. Встречу тоже с удовольствием. У меня хобби встречаться с Иисусами Христами. Их теперь в мире насчитывается одиннадцать человек. Даже одна женщина в их числе.
-    Вы имеете ввиду Дэви Марию Иисуса Христа?
-    Да, именно её.
-    Это было не серьёзно. Виссарион – это другое дело. Впрочем, завтра я могу Вам организовать встречу. Сперва я поведу Вас к Пилату.
-    Я в восторге! – искренне воскликнул я.
На следующий день нас привели к Пилату. Небольшого роста человек в сером костюме был достаточно приветлив.
-    Я давно уже увлёкся религией, - сказал он. – Был в разных группах и теперь встретился с Виссарионом. Виссарион определил меня как Пилата.
-    Очень интересно. Получается, что среди его окружения уже собрались все? Или есть ещё вакантные места?
-    Он говорит, что все.
-    А кто занял место Иуды Искариота?
-    Пока ещё не определились, - засмеялся он. – Давайте пойдём к нему. Может быть, он сам Вам назовёт.
Всей группой мы пошли в дом, в одной из квартир которого поселился Иисус Христос. В одной из комнат седели люди на приём к нему. Были здесь и дети. Пилат провёл нас к нему без очереди. Римляне не уважали народ. У них была иерархия положений.
-    Вот это, так называемый Иисус Христос, - представил он Виссариона.
Иисус Христос сидел в кресле, обхватив огромными руками колено ноги. Он даже не улыбнулся на саркастическое вступление Пилата. Так оно и должно быть. Пилат, ведь, не  верил в истину.
-    Вы написали другой вариант Нового Завета, - обратился я к нему после того, как пришедшие представились и сели.
-    Да, теперь другие времена, - ответил он.
-    Разве тот вариант Нового Завета устарел? В чём выразилось это старение?
-    Сейчас век технического прогресса. Изменилось мышление. Изменились нравы и обычаи.
-    Изменился ли сам человек по качеству?
-    Да, люди стали грубее. Жестокость и отсутствие сострадания превратились в норму.
-    Насколько мне известно, времена Иисуса отличались ещё большей жестокостью. Возьмём арамеев, египтян, затем сирийцев, а затем римлян. Все они отличались повышенной жестокостью и беспощадностью.
-    Тогда народы были разрозненные. Теперь наступает время единения всех народов.
-    В этом варианте Нового Завета, - я показал на книжку, - очень много пуганья людей всяким страхами. Из этого видно, что Иисус сам сменился. Прежний Иисус призывал к любви, давал тому личный пример.
-    В Новом Завете есть тоже предупреждение.
-    Я этого особо не заметил. Я обратил внимание на центральные высказывания о любви к врагам своим, о нищете духа, о симптомах, когда наступит конец света. Есть отрицания по отношению к фарисеям. Они выражены в виде мягкого упрёка.
-    Теперь приближается конец света. Людей нужно предупредить.
-    В чём?
-    В их греховности.
-    Когда евреи собрались побить Иисуса камнями, то он спросил: «За что?». На это ему ответили: «За то, что ты богохульствуешь и, называя себя сыном божьим». На это Иисус ответил: «Не в вашем ли писании сказано: Вы боги!». Итак, тот Иисус не пугает и не перечисляет грехи человеческие. Как раз, напротив, он осуждает всякого, кто даже назовёт другого дурным словом. Кроме того, на  вопрос сколько раз прощать, он отвечает с оттенком, который снимает границу этого понятия.
-    Народы удалились от веры. Поэтому близится конец света.
-    Звучит так, словно, конец света приближается из-за греховности людей.
-    Так оно и есть.
-    И здесь новая и отличающаяся сторона по сравнению со старым Новым Заветом. Там нет указаний в виде пуганья. Там перечисляются симптомы. Всё это выглядит так, что после конца наступит, напротив, возрождение. Опять звучит оптимизм.
-    Симптомы эти наступили.
-    Не скажу, что это так, хотя бы потому, что люди не научились ещё пить яды и говорить на иных языках. Каждый говорит на своём языке и изучает язык другого народа. Нового в том ничего нет. Насколько я оповещён, у вас есть последователи.
-    Да, люди тянутся ко мне.
-    Наверное, создана община?
-    Основным центром является не Москва. У нас набирается поселение возле Минусинска.
Весь этот диалог стенографировал приближённый Виссариона. Также как Виссарион, он был одет в длинную одежду только другого цвета. По его лицу было видно, что он уверен в том, что эти записи непременно войдут в историю человечества. Распрощавшись, мы вышли.
-    Это наша квартира, - сказала женщина, которая пригласила меня на встречу.
-    Кто Вы по образованию?
-    Я и муж имеем инженерное образование. Теперь мы продадим эту квартиру и поедем в Минусинск.
Мы распрощались. Было заметно, что в Виссарионе не светится большая любовь, но и не было злобы. Он не был шизофреником. Он хорошо вжился в свою роль. Такое встречается часто. Кто-то увлекается понравившимся учением. Затем, начинает рассказывать об этом учении. Появляются слушатели. Наступает момент смелости, когда первооткрыватель чувствует себя лидером. Дальше всё идёт как по нотам. Одни называют себя просветлёнными, перепутав свои знания с качеством просветления. Им думается, что набор речей это и есть святость. Другие называют себя учителями. Они считают, что открытые рты слушателей уже показатель их величия. Есть и экстремально смелые, такие как Виссарион. Есть те, которые кокетливо намекают на свою необычность. Есть те, которые выдают себя за инопланетян.
-    Я не давно принимала роды у инопланетянки, - сказала мне как-то Флора, когда мы пили чай.
-    Я сплю с инопланетянином и, возможно, от него будет ребёнок, - сказала однажды мне женщина по окончанию лекции.
Во всё этом разобраться не сложно. Одни вживаются в роль на уровне естественного артистизма. Другие делают перебор до уровня приобретённой шизофрении. Однако всё это люди. Мы имеем феномен, когда человек видит себя в разных лицах. Это неплохой симптом. Что является гарантом позитивности «естественного артистизма»? Ответ кроется ни в каких-то истинах, а в жизнеутверждении. Кто им судья. Если они будут процветать, если они будут пить яды и говорить на новых языках, то жизненность свою они этим уже подтвердят.
-    Ты взяла пробу воздуха в квартире Виссариона? – спросил я Татьяну.
-    Да.
-    Хотя я почувствовал наличие аэрозолей, но наука должна исключить субъективные восприятия.
Действительно, анализ подтвердил факт обработки Виссариона и всей его команды средствами СС.
-    Не завидую поселенцам в Минусинске, - сказал я Татьяне. - Их ждут болезни, язвы, раздражительность, провокации.
Вскоре посчастливилось встретиться с Марией Магдолиной из команды Виссариона. Это сучилось в Индии. Мы с женой жили в южном штате Кералла.  Я писал очередную книгу. В ашраме Романа Махарши нам представили русских.
-   Я приехала сюда, чтобы выйти замуж за бога.
-    Кто этот бог? – спросил я.
-    Сатья Саи Баба, - ответила Мария  Карпинская, то есть Мария Магдалина.
-    А как бог? Он согласен?
-    Для меня нет таких вопросов. Я не случайно Мария Магдалина. Сумею совратить даже бога.
-    Та Магдалина  уже раскаялась от прегрешений.
-    Теперь другие времена.
-    То есть можно грешить? А как Виссарион?
-    Я в нём разочаровалась.
-    Почему?
-    Не  думаю, что он бог. Он артист. Он вжился в свою роль…
-    Не без вашей помощи.
-    Мы были увлечены.
-    Я не имею права осуждать. Но у меня остался открытым вопрос: кто же сыграет роль Иуды Искариота в отношении к Виссариону? Не будет ли это женщина?
-    Почему?
-    Времена теперь иные.

*                                         *

*


-    Ты не хочешь повстречаться с игуменом Иоанном? – спросил меня Игорь Волк.
-    С каких это пор космонавтика стала общаться с религией, - пошутил я.
-    Так мы ближе всех к богу, - в тон мне ответил он.
-    А что это за личность?
-    Иоанн заведует духовным образованием и катехизисом при патриархии православной церкви. Мне сказали, что он по этим вопросам правая рука Алексия Второго.
-    С удовольствием встречусь.
-    Сворачивай к отделению патриархии, - дал он указание шофёру.
Здесь было довольно скромно, но уютно. Не было привычной суеты. Игумен вышел на встречу Игорю и расцеловал его. Меня он целовать не стал. Оно и понятно, кто я такой? В церкви уважают иерархию. Мы прошли в комнату, в которой, к моему удивлению, одновременно было и жилище, и место работы, и тут же спальня Иоанна. Эту скромность заметно было и в добросердечном отношении игумена ко всем посетителям. Я сразу расположился к нему искренне. Ряса явно шла к его виду. Я даже не смог представить его в костюме.
-    Позволю представить Вам президента международной ассоциации учёных и интеллигенции Василия Ленского, - сказал Игорь.
-    Рад познакомиться, - ответил Иоанн.
-    Как вижу, началось сближение религии, космонавтики, а в моём лице учёных и интеллигенции. Наверно, такое же сближение идёт в политике. Как Вы к этому относитесь?
-    Удовлетворительно, - ответил игумен.  – Сближению людей можно только радоваться.
-    Это по-человечески. Но, я имел ввиду нечто другое. Сама сфера действия и характер существования поставлен так, что одно может исключать другое.
-    Это плохой тон с позиции учения господа нашего.
-    Однако в своё время Иисус не нашёл общего языка между фарисеями, книжниками и Иродом. Мне кажется это не случайно.
-     Всё в руках господа.
-    Для меня такой ответ не говорит абсолютно ничего. Согласитесь, что мы общаемся словами. Слова – инструмент интеллекта. Я – президент интеллектуалов, иными словами, я могу общаться только лишь на языке слов. С другой стороны, в Вас я вижу коллегу.
-    Вижу, вы нашли общий язык и даже становитесь коллегами, - пошутил Игорь. -  Мне нужно поехать по делам, а через час я пришлю за тобой, Василий, машину.
-    Не стоит беспокоиться, я доеду на метро.
-    Для меня тоже нет проблем, - ответил Игорь, - но я, на всякий случай, пришлю машину или подъеду сам.
-    Вернёмся к нашему разговору, если у  Вас есть время, - продолжил я, когда Игорь ушёл.
-    Время у меня есть. Общаться с людьми – это моё назначение, - любезно сказал Иоанн.
-    Я начну с другого конца. Как Вы смотрите на сегодняшние увлечения экстрасенсорикой, магией, колдовством, инопланетянами?                                   
-    Всё это не было чуждо церкви никогда. Моисей использует магию во дворце царя Египта. Волхвы определяют, где родился Иисус Христос. Космические силы вообще насквозь пропитывают всю религию.
-    В чём Вы видите различие?
-    Религия ставит всё это во благо человеку. Всё остальное находится в стихии. Мне известны эти влечения людей. Я нахожу в них очень много гордыни и личной заинтересованности. Не зримо под этими чудесными свойствами он провозглашают лично себя свои выгоды. Религии это противоестественно. Можно сказать из исторического человеческого опыта, что это несёт собою вредоносность.
-    Мы опять вернулись к свойствам человека. Свойства одни и те же. Однако получается, что одно и то же свойство может навредить, а может пойти во благо, - начал я возвращаться к изначальному намёку на возможную несовместимость религии и других сфер существования Человека.
-    Так оно и есть. Поэтому чудотворные силы в руках тщеславного человека обернутся злом. Чем ярче сила чудотворности, тем большее она принесёт зло.
-    Например, сказание о Люцифере, и силах Валтасара. А как Вы относитесь принципиально к Кабалистике?
-    Таких тем в Библии нет. Всё это развито потом инакомыслящими.
-    Вот опять мы вернулись к инакомыслящим и создающим иные ритуалы. Я не говорю об иных религиях. Уверен, что Вы отнесётесь к ним позитивно.
-    Бог един.
-    Мы имеет три разновидности: религии о едином боге, некоторые отрасли увлечений, исходящие из религий и повседневное мирское существование. Может так статься, что одно принципиально отвергает другое. Помните как научное знание, напрочь, отрицало религию.
-    Это плохой тон науки. Есть наука о боге. Например, Гегель читал лекции по доказательству бытия божия. Эти лекции пользовались огромным успехом. Научное знание вторило  советской идеологии. Отсюда произошёл конфликт.
-    Идеология принадлежала политикам. Вот уже две отрасли находились в противоречии с религией. Нет ничего случайного.
-    Для религии и это не ново. Во искушению человеку дано многое.
-    Иными словами, Вы считаете это греховным заблуждением?
-    По крайне мере, теперь это исправляется.
-    Я задаю вопросы, базируясь на свойствах Человека. Почему кабалисты, опираясь на Библию, свернули в другую сторону? Я, например, их понимаю. По Библии, человек живёт четыреста и даже девятьсот лет. Сара рожает первенца в сто двадцать лет. Для нас это звучит так, словно, в Библии пропущено, что-то важное. Библию трактуют служители церкви. К ним может возникнуть не доверие.
-    Трактовкой Библии занимается ни один человек, а вся церковь.
-    Я говорю о факте. Кабалисты представляли из себя тоже не одного человека. Они стали трактовать Библию по-своему. В базу трактовки было положено Пятикнижие Моисея. Кабалисты тоже получили результат в виде чудес. Отсюда и пошли легенды о Люцифере, Валтасаре и прочих «личностях».
-    Вы правильно подметили, сказав слово «личности». Если личность, то она противопоставляет себя господу. Следовательно, всё это антихристы.
-    А как, Вы считаете Алексия  Второго личностью?
-    Всё мы братья во Христе. Каждый исполняет свой долг. У нас нет личностей.
-    По моим сведениям он  имеет дар организатора. Следовательно, он служит иерархии. Без личностей нет иерархов.
-    Он выполняет человеческий долг, но служит  господу.
-    Не мешает одно другому? Ведь это противоположные  качества.
-    Мы ему доверяем.
-    Зато политика без личностей не бывает. Там нет братьев и сестёр, иначе будет анархия. Получается, что все политики это антихристы. А Вы только что радовались сближению церкви с политиками. Теперь поговорим об учёных и, в целом, об интеллектуалах.
-    У Вас, Василий, специфическая манера вести диалог.
-    Если бы речь шла о вере, то мы сидели бы молча. Религиозное чувствование словами не описать. Точно также в церквях вместо проповедей стояла бы абсолютная тишина. Я нахожусь в месте, которое заведует духовным образованием. Без информации слов и знаний здесь не обойтись. Не станется ли так, что есть тоже две стороны: знание, угодное богу и другие занимающиеся знаниями антихристов.
-    В истории такого было много.
-    Но и религия делала промахи. Только что Вы общались с руководителем космическими полётами. А когда-то покушение на небо являлось ересью.
-    Вот Вы сами и ответили на вопрос. Вы сказали «покушение на небо». Если о небе говорить как о предметности, то никакого здесь противоречия религии нет. Если на небо покушаться с позиций гордыни, то это область не предметности, а духа человека. Точно также перед этим мы говорили о чудесах.
-    Как Вы представляете политику без гордыни? В инстинкте любого политического деятеля заложена власть и стремление управлять другими людьми.
-    Мы тоже находимся в поиске. Политика не имеет утверждённого состояния. Не исключено, что есть вариант политики, когда даже президент будет просто исполнять свои функции. В церкви таких явлений очень много. Только что Вы видели строителей, которые реставрируют церковь. Это наши прихожане. Но перед богом мы все находимся на равных.
-    Значит, церковь проявляет активное изыскание?
-    Силу власти церковь ощутила на советских репрессиях. В том можно усмотреть упущение самой церкви. Церковь несёт моральную ответственность за людскую греховность. Эта греховность может принести такие размеры, что начинает уничтожать и саму религию. Тому пример власть Советов.
-    Мне такой подход нравится. Но как быть с наукой? Как учёному смотреть на электроны, протоны, микро и макро объекты, на всевозможные чудесные эффекты, которые уже не принадлежат человеческим свойствам.
-    Это подтверждает необъятные возможности Творца.
-    Учёные стали такими же чудотворцами. Однако святыми, как чудотворцев-людей, их никто не собирается считать. Нет ли здесь несправедливости?
-    Учёные открывают творения божии, а святые несут их в духе своём. Чудотворец является человеком, соответствующим принципу и подобию бога.
-    У меня это не вяжется, так как по Библии каждый человек создан по принципу и подобию бога. Однако одно отсеивается к святому, а другое к сатанинскому. Если учёных не признать святыми, то автоматически их чудеса отходят к сатанинским. Теперь мы имеем уже три вида чудес, два из них принадлежат человеку так, что он же и является их носителем, третье принадлежит открывателям чудес в природе. С первыми двумя мы разобрались. Чудотворение в церкви и среди мирян, идущие во благо, является созидательным. Шанс сорваться на чудесах имеет та стихия, где есть гордыня, тщеславие, инстинкт личностных интересов. Я абсолютно с этим согласен. Остаётся разобраться в третьей группе людей. Они творят чудеса. Эти чудеса принадлежат и служат человечеству.
-    Разобраться и в этом не сложно, - мягко сказал Иоанн.  – Подходите к этому также, как и предыдущим случае. Чудеса, идущие во благо человечеству, исключают зло. Но от учёных точно также идёт очень много вредоносных открытий. Мы видим это по разрушениям и страхам населения планеты от возможных катастроф. Это всецело находится на совести учёных.
-    Не придём ли мы к тому, что некоторых учёных-чудотворцев придётся считать святыми?
-    Для этого потребуется установить отсутствие зла не в их делах, а их сущности. Злое дело в руках созидательного человека превратится в доброе.
-    Как это понять?
-    По духу учёный может оказаться злодеем. Но когда результаты его труда попадут в руки добрых людей, то его зло обернётся во благо. Кому мы в таком случае припишем святость?
-    Логично. Следовательно, церкви придётся сближаться с учёными.
-    Вот мы с вами и беседуем, - пошутил он.
-    Как я понял, церковь берёт направление на созидательные процессы во всех областях, где есть человек?
-    Не хочу преувеличивать. По крайней мере, так хотелось бы. Греховность может родиться в любом виде. Там где есть человек, там всегда есть искушение. Опыт у церкви большой, а у православной церкви он включает ещё и репрессии даже  к святым со стороны мирян. Надеюсь, что этот недочёт  есть теперь возможность исправить.
Прощаясь, я подарил Иоанну свою книгу «Президент и один в поле воин». В ней говорилось о садистах из СС.
-    Думаю, что Вам эта информация не помешает для точной ориентации в мирских делах, сказал я при этом, - Бывает так, что небольшое дополнение резко меняет ориентиры.


4.3.    Искусство.

-    Своеобразный стиль, - сказал я, разглядывая  впечатляющие рисунки, развешанные на стенах квартиры.
-      Теперь появилась возможность выявлять талантливых мастеров, - ответил Алексей Михайлов, - Мы их поощряем. Это редкостные люди.
-    А почему они раньше не зарекомендовали себя?
-    Блат был даже в живописи. Такую картину не пропустили бы по идеологическим соображениям.
-    Можно согласиться.
-    Хотите, я познакомлю Вас с такими же  парнями? Они рисуют не для денег и не для славы.  
-    С удовольствием.
Возможно, что несколько квартир были объединены в этом полу мрачном помещении. Меня провели в комнату, которая, по-видимому, была кухней или местом чаепития. Предложили чай.  
-    Мрачно у вас тут, - сказал я добродушному парню.  
-     Другие условия не по карману, - ответил он.
-    Чай будет с сахаром?
-    На сахар изыщем.
-    Я посмотрел ваши картины внимательно. Насколько я понял у вас целая группа художников.
-    Да. Мы называем себя богемой.
-    Ну и как бодрит такое название?
-    Другого не придумали. Какое Ваше мнение о картинах. Интересно знать точку зрения президента ассоциации учёных и интеллигенции.
-    Не буду лукавит. Всю эту мазню я не рискнул бы развешать и в сарае.
-    Почему? - искренне удивился  Александр.
-    Удои коров резко упадут.
-    Шутите.
-    Нет. Живопись не предназначена для философии. В этом вы сделали промах. Каждую картину вы мне хором, и наперебой, объясняли. Слова предназначены для интеллекта, а картина для зрения. Зрение у человека как ребёнок. Если понравилось, то тут же обрадуется. Если не понравилось, то пропустит мимо. Вы же словами и объяснениями совершали насилие над моим зрением.
-    Сложно как.
-    Вы только что говорили мне сложнее. Вы окутывали эту мазню словами о космосе, о тайнах, о человечестве и о будущем.  Вам бы не картины рисовать, а вдохновлять эзотериков. Там вы получили бы признание и совершили доброе дело.
-    Зло-то как, - вмешался один из парней.   
-    Почему зло? Напротив, я даже похвалил ваши темы и речи. Кроме того, указал место, где вас признают, но не в художестве.
-    Вы говорите так, потому, что кисти в руках не держали. Все  берут на себя роль судей, - вновь отозвался парень.
-    Не судите опрометчиво. Я тоже рисую. Рисую с детства. Но я доверяюсь только зрению.
-    Восприятия могут быть разными
-    Вот тут спора нет. Но вы пригласили меня. Понятно?
-    Нет.
-    Вы пригласили меня, чтобы я вас хвалил?
-    Нет. Мнение другого человека нам важно.
-     Отчего тогда «дёргаемся». Мне не трудно всех вас сравнить с Леонардо де Винчи или с Гогеном. Хотите, я  начну каждого из вас расхваливать?
-    Это не будет искренне.
-     Тогда послушайте меня по теме этики отношений. Пока человек что-то делает для себя, то нет ему упреков. Молча, в укромном месте и с наслаждением. Кто ему судья? Как только он «высунулся», то тут же следует риск.
-    Какой тут риск?
-    Зрению другого человека картина либо понравится, либо нет. Причём это происходит прямо и мгновенно.
-    Бывает, что нужно присмотреться.
-     Это и есть для интеллектуалов. У них зрение  давится умом. Если преподнесён художник как маэстро, а мазня не нравится зрению, то остаётся зрение подчинить. Вот и стоит бедняга перед картиной в потугах перебороть восприятие мнением.  
-    Разве с воспитательных позиций это плохо?   
-    Кого будем воспитывать?
-    Тех, у кого нет художественного вкуса.
-     Вы имеете в виду слепых?
-    О слепых нет речи.
-    Каждому человеку для зрения что-то подходит, а что-то нет. Это свершается непосредственно. Вы хотите кого-то насиловать словами так, чтобы он стал хвалить, то, что зрение его отторгает?
-    Насилие нам противно.
-    О какой безвкусице тогда речь?
-    Есть люди талантливые к восприятию, а есть  бездарные.
-    Это звучит диктаторской аксиомой.
-    Нет здесь диктата.
-    А судьи кто?
-    Я же сказал: одарённые.
-    Получается, что «бездарный» живёт не свою жизнь, или враг самому себе. Я не могу жить вашим зрением. Моё восприятие связано с моей физиологией, поведенческими реакциями… Предположим, что я подмен