Основы гипноза
Психотехники - Технологии психического воздействия


Существует много теорий развития гипнотического состояния. Одна из них популярна издавна и до сих пор: гипноз похож на сон. Возможно это и так, и, действительно, одним из первых признаков гипнотического состояния, который бросается в глаза, является обездвиженность человека, что характерно и для сна. Казалось бы, внешнее сходство очень близкое. На самом же деле все совершенно иначе, потому что функционирование мозга во сне и в состоянии транса принципиально отличаются друг от друга.

С момента терапевтического изучения гипноза, который можно начать с имени профессора Бернгейма, каждый исследователь пытался объяснить и понять, что является причиной гипноза, каков анатомический субстрат гипнотического состояния и как происходит взаимодействие гипнотизера и его пациента. На сегодняшний момент считается общепризнанным, что основным субстратом, на который ориентировано гипнотическое воздействие, является головной мозг. В отношении отдела головного мозга до сих пор продолжаются споры, и мы рассмотрим эволюцию этих мыслей, идей, поскольку единой теории гипноза до сих пор не существует.

Если взять за основу учение о первой и второй сигнальных системах, то встает вопрос, каким образом слова, то есть раздражители второй сигнальной системы, переходят в действие первой сигнальной системы, в действие мышечное, внутренних органов, в работу системы иммунной, нервной, эндокринной. В 1886 году Бернгейм попытался описать состояние человека на глубине гипнотического транса как движение информации в обход сознания. Он писал, что в обычных условиях любая идея запрашивается сознанием, им контролируется, рецензируется. На глубине гипнотического состояния идеи, мысли трансформируются в действия, в ощущения так быстро, что контроль сознания, которое отвлечено и усыплено в ходе наведения транса, не успевает сработать. Он считал, что внушение увеличивает рефлекторную возбудимость органов, идеомотор- ную чувствительность, что способствует более быстрому реагированию, и когда сознание вмешивается, то все случившееся для него оказывается сюрпризом, свершившимся фактом. Однако Бернгейм не смог объяснить, каким образом информация, полученная от гипнотизера, обрабатывается пациентом и каким образом она переводится в информацию, которую органы тела пациента получают на своем, соматическом уровне.

В первой половине XX века одной из самых популярных школ гипноза была школа Ивана Петровича Павлова, которая создавала свою физиологическую теорию гипноза и опиралась на опыты с животными. Павлов рассматривал гипноз как частичный сон, как некое состояние между сном и бодрствованием. Он считал, что физиологической основой гипноза является разлитое торможение, на фоне которого в коре головного мозга остаются так называемые сторожевые центры. Роль сторожевых центров состоит в осуществлении связи с окружающим миром, в том числе со специалистом по гипнозу. Они способны воспринимать другую информацию из окружающего мира, особенно ту, которая может быть значимой для безопасности пациента. Например, если случится пожар, то сторожевой центр в состоянии сразу же разбудить гипнотизируемого для того, чтобы он принял меры для своего спасения.По наблюдениям Павлова, гипноз у животного начинается с его обездвиженности, что затем переводится в гипнотическое состояние. То же самое можно было отмечать и у людей, которых просят фиксировать взгляд на одной точке, фактически обездвиживая их. Однако нельзя полностью провести корреляцию между гипнозом у животных и у людей. Это отмечала павловская школа, которая большое значение придавала второй сигнальной системе, то есть словам. Представители школы рассматривали слово как стимул настолько же материальный, как и любое физическое раздражение, хотя Павлов подчеркивал, что в гипнозе важно учитывать прошлое, которое было в жизни человека. Таким образом, последователи Павлова большое значение придавали торможению коры полушарий головного мозга, однако продолжало оставаться неясным, как это торможение развивается и как внушение находит обходные пути для своей реализации.

В 40-х годах нашего столетия появились работы Ганса Се- лье, который представил идею стресса. Он выдвинул теорию о том, что стресс трансформируется в соматические заболевания с участием гормонов гипотапамо-гипофизарной системы. Се- лье этот процесс назвал общим адаптационным синдромом, и до сегодняшнего дня гипоталамо-гипофизарная система считается преобразователем нервной информации, которая приходит от различных участков мозга в гормоны и биологически активные вещества, которые могут регулировать деятельность внутренних органов человека.

Поскольку вопрос, что тормозит деятельность больших полушарий и, наоборот, активизирует полушария либо отдельные участки в них, оставался открытым, исследователи продолжали свои поиски и наконец обратили внимание на ретикулярную формацию — сетчатое образование, которое находится в стволе мозга и связано с обоими полушариями, а также осуществляет связь с гипоталамо-гипофизарной системой и подкорковыми ядрами головною мозга, роль которых не ясна до сих пор. Фактически ретикулярная формация играет очень важную роль в передаче психофизиологической информации, поскольку она получает всю информацию, которая поступает от рецепторов и направляет ее в соответствующий участок головного мозга. Она может действовать как фильтр и передавать мозгу только новую информацию, отсекая старую, либо повторяющуюся и сортируя по каким-то важным признакам. Именно она способна разбудить мозг в случае опасности и именно она индуцирует торможение деятельности полушарий головного мозга.

Важный анатомический субстрат, который помогает мозгу с пониманием относиться ко всему новому, находится в так

называемом голубоватом месте или locus ceruleus, которое связано как с высшими корковыми зонами мозга, так и с гипота- дамо-гипофизарной системой, в частности, с центрами, отвечающими за механизмы поощрения, удовольствия и памяти. Отмечено, что слабые повторяющиеся раздражители уменьшают активность голубоватого места и ведут к релаксации, вялости, сну. Всякая новая информация увеличивает активность мозга. Возможно, что одним из субстратов психотерапии и является именно голубоватое место вне зависимости от того, какая психотерапия проводится в данный момент.

Если говорить о коре головного мозга, то наиболее важными с точки зрения гипноза являются передние отделы коры головного мозга, которые связаны как с ретикулярной формацией, так и с гипоталамо-гипофизарной системой. Еще Лурия отмечал, что лобные доли синтезируют информацию об окружающем мире, полученную через экстрарецепторы, и информацию о внутреннем состоянии человека, что они являются средством, с помощью которого регулируется поведение организма. На сегодняшний день существует доказательство того, что воздействие внушения осуществляется через телесный образ, который создается лобными долями полушарий головного мозга, причем создание этого образа происходит преимущественно в недоминантном полушарии.

Следует упомянуть, что полушария головного мозга имеют определенную специализацию. У правшей левое полушарие обычно является доминирующим. Информация, которая воспринимается им, обычно является вербальной, рациональной. Левое полушарие отвечает за аналитические, конкретные функции головного мозга. Считается, что в нем преобладает сознательное функционирование. В отличие от него правое полушарие считается ответственным за бессознательное. Оно более спонтанно, оно отвечает за человеческую интуицию, за абстрактное мышление, которое может воспринимать окружающий мир целиком, которое может создавать образы, формировать чувства. Считается доказанным, что активность правого полушария во время транса увеличивается, в то время как активность левого уменьшается. Предположительно правое полушарие более тесно связано с гипоталамо-гипофизарной системой и больше участвует в процессе терапевтического гипноза.

В опытах было отмечено, что, как правило, люди, легко поддающиеся гипнозу, одновременно легко могут увидеть скрытую связь между различными событиями, фактами, элементами; именно они замечают взаимосвязь в таких психологических тестах, как «Пятна Роршаха». Появляется все больше доказательств, что гипнабельность является чаще всего свойством правшей, хотя это положение активно оспаривается.

Ряд исследователей предполагает, что правое полушарие производит так называемые «сырые», необработанные мыслительные образы, которые проявляются во время сна, при использовании метода свободных ассоциаций, в измененных состояниях сознания, под влиянием некоторых медицинских препаратов и обрабатываются левым полушарием. Предполагается, что различные идеи, которые реализуются человеком, рождаются в правом полушарии, затем передаются в левое, где трансформируются в свою окончательную форму, окончательную идею. Точно также и восприятие зрительного образа или звука происходит целиком в правом полушарии и анализируется, расщепляется, контролируется левым полушарием.

В процессе запоминания, хранения поступающей информации, ее воспроизведения ведущую роль играют специальные отделы головного мозга, так называемая лимбическая система, которая находится в височных долях головного мозга, особенно ее составные структуры — миндалина и гиппокамп. Лимбическая система представляет собой участок, где информация накапливается, может комбинироваться, интегрироваться. Разумеется, фиксация информации — это необходимое условие для различных сложных безусловных и условных рефлексов. Предполагается, что сенсорная информация, которая создала в зрительной области коры головного мозга «телесный образ», передается к лимбической системе, где она может сохраняться, объединяться с другой информацией и передаваться в гипота- ламо-гипофизарную область для реализации через активные вещества, гормоны. Кроме этого, считается доказанной роль гипоталамической области в формировании эмоций, причем именно во взаимосвязи с лимбико-ретикулярным комплексом. Карл Прибрам считал, что именно лимбическая система играет важную роль в механизме планирования деятельности с различными механизмами реализации данного планирования.

Возможно, что взаимосвязь научения и памяти играет важную роль как в процессах запоминания различных ситуаций, так и в процессах психотерапии. То, что узнается и запоминается, связывается с конкретным психофизиологическим процессом, который сопровождает данное впечатление. И то, что человек переживает и запоминает во время сеанса гипноза, может забываться при пробуждении, но вновь может быть доступным при повторном сеансе гипноза. Это может быть нейрофизиологическим субстратом для известного феномена в терапевтическом гипнозе, который называется «диссоциация сознания и бессознательного».

Еще известный специалист в области гипноза середины XIX века Джеймс Бред предлагал под гипнотизмом понимать те случаи, когда возникает состояние раздвоенного сознания и субъект после пробуждения не помнит того, что происходило с ним в состоянии гипноза, но вспоминает при повторных сеансах либо при схожих состояниях. В психоанализе до сих пор считается важным терапевтическим эффектом, когда при использовании метода свободных ассоциаций происходит повторное осознание какого-то события, которое было вытеснено в бессознательное. Считается важным получить доступ к подавленной, диссоциированной памяти, чтобы интегрировать данное воспоминание, проработать, прожить его, то есть убрать сформировавшуюся диссоциацию.

Существует теория, по которой гипноз сам по себе является стрессовым фактором, то есть, когда применяется гипнотическая индукция и гипноз приводит к измененному состоянию сознания, это помогает вспомнить другие стрессы, которые были в жизни человека. Пациент в такой ситуации имеет шанс вернуться в своих воспоминаниях как диссоциированно, так и зссоциированно к какому-то раннему моменту значимого для него стресса. Индукция гипноза может высвободить воспомй- нания о событиях, которые формально не связаны с гипнозом, тем не менее являются стрессовыми для данного человека. На этом основана идея эмоционально-стрессовой психотерапии, которая активно развивалась в нашей стране Владимиром Евгеньевичем Рожновым. Он опирался в своих исследованиях на работы Селье и говорил, что существует два вида стресса: стресс, который травмирует, и стресс, который лечит.

Одним из фактов, подтверждающих диссоциацию во время гипноза, является использование гипнотической индукции для ослабления или полного удаления боли. Другим примером подобных нейрофизиологических связей является сон, который забывается, когда человек проснулся, но который может повторяться, приходить вновь и вновь, и снова забываться, когда человек просыпается. На сегодняшний день существует теория Эрнеста Росси о системах памяти и обучения, зависящих от состояния. Теория основана на феномене вспоминания некой информации в сходных ситуациях. Во внимание берутся не столько психологические факторы, сколько гормоны гипота- ламо-гипофизарной системы и возможные специфические изменения в лимбической системе и в ее связях с гипоталамусом.

Если опираться на молекулярно-клеточную основу, можно считать, что существует два возможных пути запоминания данных реакций. Это память на молекулярно-синаптическом уровне и память в лимбико-гипоталамусной системе, в первую очередь в миндалине гиппокампа. Кроме того, интересным с точки зрения исследования нейрофизиологии гипноза является теория Росси о взаимосвязи ультрадианных ритмов и терапевтического гипноза. Возможно, эта теория объясняет возникновение психосоматических заболеваний, в основе которых может лежать вызванное стрессом нарушение ультрадианных ритмов человека.

Удалось выяснить, что источник их поддержания также содержится в ядрах гипоталамуса, то есть находится в тесной взаимосвязи со всеми системами, описанными ранее. При этом ультрадианные ритмы тесно связаны с балансом вегетативной нервной системы. Росси считает, что терапевтический гипноз приводит к нормализации данных ритмов. Более того, он опирается на наблюдения за работой Милтона Эриксона, чьи сеансы длились достаточно долго - от полутора до двух часов, и когда терапевт видел необходимые ему физиологические сигналы: менялась двигательная активность пациента, тише становился голос, пациент как будто бы уходил в себя, Эриксон и производил необходимые терапевтические вмешательства, а подобный транс называл натуралистическим трансом, то есть трансом, основанным на природе человека. Росси считает, что ультрадианные ритмы, многие из которых имеют 90-минутную периодичность, и явления повседневного транса - фактически одно и то же. Использование такого натуралистического транса является полезным с точки зрения синхронизации его с биологическими часами человека.

Таким образом, в современных гипотезах большое значение придается трансформации вербальной информации головным мозгом через лобные доли головного мозга, лимбическую и гипоталамо-гипофизарную систему, где происходит формирование терапевтического резонанса с системами памяти и обучения, зависимыми от состояния, с помощью которых записаны патологические ситуации, ведущее к реассоциации пережитого, переработанного травматического опыта.


 
 
     
 
     
 
     
@Mail.ru